Новости

25.02.2013 00:30
Рубрика: В мире

Мат - джентльменам

"Гардиан" - чемпион среди британских газет по употреблению ненормативной лексики
Мировые СМИ стоят перед непростым выбором. Одни читатели, слушатели и зрители советуют журналистам быть зеркалом реальной жизни. А значит, печатать цитаты без цензуры. Что неминуемо приведет к появлению в СМИ в том числе и нецензурных выражений. Ведь и политики, и спортсмены, и звезды шоу-бизнеса все реже задумываются над тем, что и как они говорят в присутствии журналистов. В то время как другие граждане требуют перестать цитировать "мат", который оскорбляет их слух и достоинство.
 
Великобритания

Поверьте на слово: слухи об изысканной вежливости англичан изрядно преувеличены. Британцы любых возрастов и сословий ругаются, как извозчики. Не буду обобщать, что все и что всегда, но очень многие и очень нередко.

Ну, а так как СМИ призваны отражать реальную, а не придуманную утонченными новеллистами жизнь, то сквернословят и они. Печатные издания выражаются непечатными словами, оставляя, как правило, лишь первую букву и забивая остальную непристойность звездочками. Визуальные СМИ заглушают крепкие выражения внезапной запинкой теле- и радиоприемника. Читатели и зрители жалуются на оскорбление своего слуха и достоинства.

Жалуются они руководству газет и телевидения, жалуются в Комитет по вещательным стандартам (BSC), надзирающим как за главным вещателем в лице Би-би-си, так и за остальными. В одном из своих ежегодных отчетов BSC отметил, что количество жалоб на грубую лексику и нецензурщину в радио- и телепрограммах выросло за один только год на 60 процентов. Без малого два десятка лет минуло с тех пор, как в ответ на это ответственными лицами было заявлено: "Хочется верить, что это лишь некий модный тренд". Увы, сквернословие в британских СМИ не вышло из моды, скорее, напротив. Статистика показывает, что за один лишь попавший под обозрение 2009 год слово на букву f... со всеми его вариантами 705 раз объявлялось в солидной британской газете "Гардиан" и 269 раз в не менее солидном воскресном еженедельнике "Обсервер". Значительно меньше других сквернословили ежедневная "Таймс" и воскресная "Санди таймс". Безгрешной оказалась респектабельная "Дейли телеграф". Самое страшное по рейтингу англоязычной нецензурщины слово на букву С***, рассматриваемое многими в Британии как запредельная непристойность, тем не менее было употреблено за один лишь 2009 год в "Гардиан" 49 раз, в "Обсервер" - 20 и в "Индепендент" - 8 раз.

Чем же оправдывается столь разнузданное сквернословие? Прежде всего, свободой слова как таковой и свободой выражений для авторов статей и передач, в частности. Тем, что жизнь требуется отражать такой, как она есть: читай, во всей ее непристойности. Тем, что лишение права послать, мягко скажем, к черту будет якобы лишать права послать к черту и свое правительство. Один из бывших редакторов "Гардиан", теоретизируя на предмет популярности у британцев нецензурных выражений, указал на то, что даже нынешний премьер-министр Дэвид Кэмерон публично обозвал кого-то бранным словцом на грани фола. Между тем правила игры в нецензурщину в британских СМИ существуют. Например, дозволяется использовать ненормативную лексику лишь в качестве крайней необходимости для контекста статьи или для выражения характеристики персонажа. Зато крайне нецелесообразным считается использование нецензурных слов вне прямой речи цитируемого. Самые сильные словечки ненормативной лексики требуется "визировать" у высокопоставленных руководителей телевизионных программ перед тем, как сия программа выйдет в эфир. Аналогичной визы требуют сцены сексуального характера и сцены с обнаженными телами. Наконец, решающим является "водораздел". Так обозначают в Британии 9 часов вечера, когда снижаются требования к характеру показываемых на телеэкране сцен секса, насилия, а также барьеры к использованию нецензурных выражений.

Короче, за бранные слова в британских СМИ не наказывают, не карают, не штрафуют. Правда, случается, извиняются. Так, несколько лет назад Би-би-си извинилась перед зрителями за программу с участием поп-звезды Робби Уильямса, после того как свыше трех сотен телезрителей позвонили на Би-би-си и пожаловались на не самые литературные выражения, лившиеся из уст певца. Теле-радиовещательная корпорация подчеркнула при этом, что программа с Робби Уильямсом вышла в эфир после девяти вечера. Тем не менее Би-би-си передала все жалобы телезрителей в Комитет по вещательным стандартам, делегировав ему право вынести по данному инциденту окончательный вердикт.

Прикрываются иероглифами

В Китае запрещены не только нецензурные высказывания в СМИ, но и многие, кажущиеся "безобидными" слова и выражения. Например, все, что касается чувствительных тем: прав человека, вопросов Тибета, вольное упоминание высших государственных деятелей и многое другое.

Жесткую цензуру осуществляют различные надзирательные органы: здесь и Государственное управление по делам радиовещания, кинематографии и телевидения, и комитеты при Госсовете, и даже правоохранительные органы.

Более того, в традиционных СМИ никогда и не поднимался вопрос о возможности послабления запретов и цензуры.

Зато в Интернете эта проблема вовсю обсуждается, ведь именно там фильтры намного жестче. Но интернет-пользователи обходят все запреты государства, пользуясь особенностями китайского языка: каждый иероглиф имеет свое чтение и значение. Однако у многих иероглифов схожее звучание, но абсолютно разный смысл. Поэтому блогеры часто используют иероглифы-омонимы для передачи того или иного смысла, и в таком случае надзирающие органы не в силах отследить поток информации.

Милые бранятся...

В Польше употребление нецензурной лексики никак не регламентировано, и вопрос этот находится в ведении самих СМИ.

Как рассказала "РГ" заместитель главы польского Совета по этике СМИ Хелена Ковалик-Чеминьска, единственная ситуация употребления ругательств, недопустимость которой оговорена в законодательстве и этических кодексах медиа, - непосредственное оскорбление какого-либо лица. "Даже в Хартии этики СМИ, которой руководствуется наш Совет, нет такого пункта, который бы запрещал употребление, скажем так, вульгарных слов, - поясняет Хелена Ковалик-Чеминьска, - но там прописано, что следует уважать достоинство зрителя, слушателя и читателя, и, конечно, героев публикации". При этом, не существует определения границ, переходить которые нельзя.

По словам замглавы Совета по этике СМИ, "лингвисты, и те, кто стоит на страже приличий, постепенно отступают назад, ведь ругательные слова прочно вошли в обиход, в том числе людей публичных, политиков". В современной польской литературе, особенно когда речь идет о произведениях молодых авторов, а также в кино, такие ругательства стали привычны. "На практике это выглядит так: определенной границы нет, - поясняет Хелена Ковалик-Чеминьска, - точнее, она есть в Уголовном кодексе, но и там, по-моему, также не определено четко, как далеко можно зайти". Это - следствие некой таблоидизации прессы, а вульгарный язык помогает журналисту уподобить себя читателю. "Совет по этике на это уже не реагирует. Я в Совете - около 15 лет, и помню, что раньше мы выступали с заявлениями, что следует следить за выражениями, но со временем это стало казаться наивным и мы отказались от этой практики", - поясняет эксперт. По ее данным, в последние годы и жалоб на нецензурные выражения, в общем, немного. "К нам ежегодно поступает несколько сотен писем с жалобами, среди которых примерно треть относится именно к лексике, употребляемой СМИ, но, как правило, такие жалобы приходят по электронной почте, то есть они более спонтанные, написанные под влиянием момента. И мы уже знаем, что это пишет, скорее всего, человек в возрасте".

Однако отдельные СМИ руководствуются определенными этическими правилами. У общественного телевидения и радио Польши есть своя комиссия по этике, которая отслеживает такие вещи. Когда создавалась "Газета Выборча", ее руководители составляли своего рода памятки для начинающих журналистов, в которых было прописано в том числе, что нельзя употреблять нецензурные выражения. Но это было очень давно - в начале 90-х годов. "Не думаю, чтобы во всех СМИ были какие-то свои этические кодексы. Даже Хартию этики СМИ, которая была принята на так называемой Конференции польских медиа, соблюдают не все", - посетовала эксперт.

Привыкли как к макаронам

Текст: Нива Миракян (Рим)
Итальянцы - народ эмоциональный и сдерживать себя особо не привыкли. На Апеннинах ругаются так много и часто, что мало кого это уже раздражает и тем более настораживает. Брань в Италии не воспринимается как дикость или дурной тон. Она, скорее, служит отличной "приправой" к немного приторной "дольче вита".

Официально в Италии действует законодательство, в котором черным по белому прописано, что ругаться - значит совершать административное правонарушение. Так, в законе N 205 от 25 июня 1999 года за "бестеммию" (мат или богохульство. - Авт.), произнесенную в любом общественном месте, предусмотрен штраф от 51 до 309 евро. Но этот акт работает из рук вон плохо. Судя по щедрым потокам ругани, которая просачивается из газет, журналов и Интернета, а также выливается из телевизионных экранов, штрафа этого явно недостаточно. Однако, если в прессе ругательные слова еще хотя бы как-то маскируются за многоточием, но на телевидении царит полный разгул. Запикиванием себя и так особо не утруждает, а после 23 часов и вовсе наступает сладкое время вседозволенности, когда все штрафы автоматически теряют юридическую силу.

Самый яркий тому пример - знаменитейший и, несомненно, очень талантливый комик Маурицио Кроцца, который, еженедельно выступая в рамках самой рейтинговой общественно-политической программы "Ballaro", отпускает прямо в лица гостям (известным политикам и экономистам) колкости, нередко приправленные благим матом. Читателей и телезрителей, судя по рейтингу программы, такое поведение нисколько не возмущает, совсем наоборот. Оно и понятно: ведь Кроцца - слепок с настоящего итальянца, в меру циничного и страшно саркастичного.

Крепкое словцо на Апеннинах раздается не только в компании мужчин, обсуждающих политиков или очередной футбольный матч, и между подростками, но и во вполне мирном разговоре за чашечкой кофе между двумя с виду весьма очень даже приличными дамами. Только вот ругаются итальянцы, будучи одной из самых артистичных наций в мире, так смачно и местами изящно, что неосведомленному иностранцу может грешным делом показаться, что они ведут разговор о чем-то возвышенном. Почти всегда это выглядит не как ругань, а как пикантное дополнение к теме разговора. Что характерно, никого она, как правило, не обижает.

Удивляться массовому использованию нецензурной лексики не стоит. Личным примером для граждан служат народные избранники - главные нарушители вышеупомянутого закона. Представить сессию итальянского парламента без взаимных "комплиментов" почти невозможно. Один из нынешних кандидатов в премьеры, бывший комик и лидер движения "Пять звезд" Беппе Грилло пошел дальше всех. Он не постеснялся в личном блоге, пользующемся большой популярностью среди молодежи, написать над групповым фото своих оппонентов откровенно бранное слово. Никто Грилло за это не оштрафовал, да и порицать особо не стал, включая тех, над кем он поглумился.

Не сдержался - уходи

Текст: Олег Кирьянов ("Российская газета", Пусан)
В Южной Корее за содержанием программ, статей и передач в плане использования лексики занимается специальный Комитет по телерадиовещанию и СМИ. Южная Корея - страна конфуцианская, для нее характерны весьма высокие нормы морали. Поэтому, как правило, корейцы сами понимают, что публично не стоит злоупотреблять нецензурной лексикой. В газетах и прочих СМИ таких слов вы не встретите. Иногда, когда приводят нецензурные цитаты тех или иных людей, вместо некоторых букв самых "резких" слов используются "звездочки" - как бы и мат не напечатали, и в то же время всем понятно, каковы были слова в подлиннике.

В художественных фильмах время от времени используется "крепкая" лексика. Однако здесь сразу следует уточнить, что такие вольности допускаются в первую очередь по поводу именно "крепких" слов, но не откровенной нецензурщины. Последнее пытаются пресекать даже на интернет-форумах, хотя, надо признать: далеко не всё и не всегда удается отследить и убрать. С другой стороны, наиболее откровенных и "последовательных" матерщинников достаточно быстро лишают права участия в дискуссиях даже на форумах, где обычно царят достаточно свободные, по сравнению с официальными СМИ, правила.

Кстати

Корейцы сами хорошо понимают, что в СМИ нецензурной лексики быть не должно, а журналисты эти правила соблюдают. Если все же содержание не понравилось, то любой человек может обратить внимание Комитета по телерадиовещению и СМИ на поведение того или иного издания. Набор санкций в этом случае достаточно стандартный: устное предупреждение, письменное предупреждение, штраф, лишение лицензии. Естественно, что при этом требуют снять с публикации скандальный материал.

Сколько стоит средний палец

Текст: Александр Гасюк (Вашингтон)
Борьба с использованием вульгарного языка в американских электронных СМИ с переменным успехом ведется с конца 1970-х годов, когда Верховный суд США встал на сторону властей в вопросе о наказании злоупотребляющих свободой слова на телевидении и радио.

За недопущение вульгаризмов и непотребных материалов в американских массмедиа отвечает Федеральная комиссия по связи - FCC, которая наделена правом штрафовать или изымать лицензию у того или иного СМИ, допустившего использование некорректной лексики.

Штрафы могут начинаться с десятков тысяч долларов для местной прессы и доходить до сотен тысяч для крупных медиахолдингов и кабельных сетей.

Примечательно, что чиновники наделены правом запускать процесс расследования обстоятельств выхода в эфир оскорбительных выражений или материалов по собственной инициативе или получив жалобу от рядовых граждан.

На сайте FCC призывают всех неравнодушных к чистоте речи американцев подавать жалобы в электронной форме или по факсу и при этом, по возможности, указывать название "распустившегося" СМИ, его местонахождение, время и дату появления ненормативного материала или лексики.

Примечательно, что для дополнительной защиты детей отдельный запрет введен на использование с 6 утра и до 10 часов вечера в теле- и радиоэфире агрессивных слов и выражений интимного характера.

Критериями для оценки степени вульгарности журналистов является наличие признаков "порнографического интереса", "непотребного описания сексуального поведения", отсутствие у ненормативщины "серьезной литературной, артистической, политической или научной ценности".

Барьеры на пути "неформатных слов" в печатных американских СМИ выставляют сами издания и информационные агентства, которые в этом смысле занимаются хоть и субъективной, но тем не менее самоцензурой.

В частности, этические нормы ведущих информагентств США предполагают неиспользование вульгарных слов, если только они не являются "частью прямого цитирования и имеется весомая причина в их воспроизводстве".

Согласно внутренним рекомендациям газеты "Нью-Йорк таймс" слова, вроде "черт возьми", допускается использовать в контексте описания экстремальных, например, боевых ситуаций или для подчеркивания эмоций в отдельных случаях. А "Вашингтон пост" придерживается правила вообще не использовать слова, которые могут оскорбить членов семей читателей газеты. Впрочем, и здесь бывают исключения. Когда экс-президент США Джордж Буш-младший, не обратив внимания на включенный микрофон, "припечатал" одного из журналистов словом, которое в вольном переводе на русский означает "засранец", практически все американские газеты напечатали дословную "цитату" Буша.

В то же время использование более грубых слов на букву "F" не пройдет в уважающих себя американских изданиях ни при каких обстоятельствах, уверяют опрошенные "РГ" американские редактора, добавляя, что могут сделать исключение, только если такое выражение прозвучит в ходе обращения президента США к нации.

В мире Европа Великобритания Общество СМИ и соцсети А как у них? Британские СМИ
Добавьте RG.RU 
в избранные источники