Новости

27.02.2013 00:55
Рубрика: В мире

Олланд добрался до Москвы

Французский президент приехал в Россию
Вояж Франсуа Олланда в Москву вызревал чуть более девяти месяцев с момента его въезда в Елисейский дворец. Как многие полагают, это связано с тем, президенту-социалисту в первую очередь пришлось заняться неотложными внутренними делами, а также европейскими, не менее "горячими".

Вот, что по этому поводу думают во Франко-российском аналитическом центре "Обсерво"? Об этом и о других аспектах отношений между двумя странами "Российская газета" расспросила директора центра Арно Дюбьена.

- Действительно, первые месяцы президентства были посвящены как французской проблематике, так и тесно связанной с ней по понятным причинам европейской,- говорит Арно Дюбьен.

В дальнее зарубежье Франсуа Олланд начал выезжать, за исключением США, совсем недавно. В конце прошлого года состоялась знаковая поездка в Алжир, две недели назад в Индию, а теперь - Россия. Каков настрой у французского президента? Думаю, самый деловой. Конечно, когда происходит смена глав государств, возникает необходимость, скажем так, войти в тему. А в это время, которое просто уходит на анализ ситуации, у иностранных государств появляются вопросы, опасения. Помню, в 2007 году в России они высказывались по поводу Николя Саркози. Но, как мы знаем, эти опасения не оправдались. Наоборот, отношения пошли по восходящей. Вплоть до прорыва в такой "чувствительной" области, как военно-техническое сотрудничество.

На самом же деле в целом наблюдается большая преемственность во внешней политике Франции в отношении России. И это свидетельствует о том, что во Франции национальные интересы превалируют над партийной принадлежностью главы государства. Как вы знаете, курс на "экономическую дипломатию" был провозглашен в августе прошлого года приоритетом Франции. Россия же является одним из тех редких зарубежных партнеров, на рынке которых доля французских компаний постоянно растет. Более того, ваша страна интересна тем, что экспорт из Франции носит в основном высокотехнологичный характер, что в нынешних условиях несомненный плюс для промышленности обеих стран.

Явным позитивным сигналом стало назначение Жана-Пьера Шевенмана в качестве спецпредставителя по России. Он всегда проявлял большой интерес к вашей стране и стремился к развитию диалога между Парижем и Москвой.

Это не означает полного отсутствия шероховатостей в отношениях. Они не принципиального характера, не относятся к большой политике, но оставляют некоторый осадок, как, к примеру, перипетии вокруг Жерара Депардье.

Действительно, на протяжении веков сложился мощный потенциал двустороннего притяжения. Всегда было больше того, что нас объединяло, чем наоборот. Поэтому и острые углы не мешали находить общий язык и общий интерес. У Москвы и Парижа сейчас разные подходы, к примеру, к решению сирийской проблемы. Может ли это стать камнем преткновения?

Арно Дюбьен: Не думаю. Сирия наряду с другими международными вопросами, скорее всего, будет затронута в беседах в Кремле. Собственно, это единственный значимый момент, к которому подходы у нас различные. Так было при Николя Саркози, осталось и при новом президенте. Хотя, мне кажется, в последние недели, даже дни, в Париже, Москве и Вашингтоне назревает понимание того, что ситуация в Сирии зашла в тупик, и что всем силам, вовлеченным в происходящие в этой стране процессы, придется идти на уступки. Я вижу здесь эволюцию в сторону политической развязки, а значит, по этому пункту между нами станет меньше разногласий.

Хороший личный контакт между президентами всегда был очевидным плюсом в отношениях между Россией и Францией. Скажем, такие, что сложились в свое время между Владимиром Путиным и Жаком Шираком, а после и с Николя Саркози. А как, вам думается, дело обстоит сейчас?

Арно Дюбьен: Мне кажется, для нынешних президентов двух стран политика - это не мир эмоций, а область, где приоритет имеют государственный интерес и прагматизм. И в этом плане они похожи. Спокойный, достойный диалог между уважающими друг друга большими политиками. Думаю, панибратство - это не их психологический фон. А раз не будет излишних эмоций, то не будет и разочарований, что тоже немаловажно.

Олланда сопровождают министры, по роду своей деятельности связанные с экономикой, производством, а также "капитаны" французской промышленности. Каково место экономики и торговли на переговорах в Кремле?

Арно Дюбьен: То, что вместе с Франсуа Олландом в Москву приезжают многие руководители крупных компаний, вне всякого сомнения, говорит о его серьезном намерении развивать партнерство. Уверен, что экономике президенты уделят не меньше внимания, чем политике. Ведь Россия объективно весьма привлекательна для французского бизнеса. Есть реальное желание и в Париже, и в Москве увеличивать товарооборот между нашими странами. Для многих крупных французских предприятий Россия стала ключевым иностранным рынком. Это банк "Сосьете Женераль", для которого Росбанк - главный актив за рубежом, "Рено" с "АвтоВАЗом", энергетические концерны "Тоталь", "Эр Ликид". Я уже не говорю о сети супермаркетов "Ашан", ставшей ныне первым иностранным работодателем в России: в структурах "Ашана" трудятся 25 тысяч человек. Причем французы присутствуют в самых разнообразных областях. Не только энергетика, автомобилестроение, торговля. Но и космонавтика, фармацевтика, АПК и производство продуктов, инновационные проекты и даже отдельные проекты в ЖКХ.

В мире Европа Франция Власть Работа власти Внешняя политика Лучшие интервью
Добавьте RG.RU 
в избранные источники