Новости

06.03.2013 00:40
Рубрика: Экономика

От американского молока у женщин растут усы

Николай Власов об опасности импортных продуктов питания
В России необходимо создать единую ветеринарную службу, которая защитила бы потребителей от опасных продуктов. Однако новый законопроект о ветеринарии, который сейчас подготовлен, делу не поможет.

Об этом в эксклюзивном интервью "РГ" рассказал заместитель руководителя Россельхознадзора Николай Власов после пресс-конференции в редакции.

И объяснил, почему от молока из США у женщин растут усы. Предположил, что в скоро мы сможем импортировать буйволятину из Индии. Предупредил Власов и о возможном возвращении в Россию птичьего гриппа.

Николай Анатольевич, почему все-таки на наш рынок попадают вредные продукты?

Николай Власов: К сожалению, у нас отсутствуют элементы нормальной системы продовольственной безопасности. Во-первых, нет механизма идентификации и прослеживаемости сырья и продуктов питания. Это касается и ветеринарии, и фитосанитарии.

Второе - отсутствует единый надзорный орган. У нас да еще, пожалуй, в Германии сложилась уникальная ситуация, когда работают много-много независимых ветеринарных служб. В России их около сотни. Это безобразие. Когда в 2000-х годах проводилась реформа ветеринарной системы (ее децентрализация), то все ветеринары были против.

Все говорили и говорят, что нам нужна единая надзорная служба, потому что этот веник разлохмаченный - он неуправляемый совершенно. Третье - у нас нет регистрации операторов. Возьмем США - там просто зарегистрироваться на рынке, нужно заполнить веб-форму. И в ней указать всех владельцев бизнеса. И напротив каждого поставить галочку, что раньше у него не было конфликтов с ветеринарным законодательством. Галочку не поставил - фирма зарегистрирована не будет. А что имеем мы? Работает, условно, ООО "Василек", а кто за ним стоит, непонятно. "Василек" напакостил, его закрыли, а на его месте открывается ООО "Лютик" с теми же людьми.

Четвертое - бумажная система сертификации при нашей мобильности населения и бизнеса не дает эффекта. Я получаю половинку ветеринарного сертификата, то есть сам сертификат. У него есть корешок. Он остается там, где его выдали. Например, в Хабаровском крае, а продукцию я получил по этому сертификату в Брянской области. Как мне проверить - то я получил или не то? Никак. Нет у нас единой электронной системы, связывающей все воедино. То есть создать мы ее создали, но внедрить сможем после принятия соответствующего решения. А его нет.

Но можно направить запрос в Хабаровский край, проверить...

Николай Власов: Можно, но на это уйдет несколько месяцев, потом неизвестно, сколько времени местные ветеринары будут разбираться в ситуации, и не факт, что в принципе ответят. Могут и проигнорировать мой запрос - они же независимые. И какая продукция поднадзорная будет ждать несколько месяцев? Понятно, что за это время она уже "растворится" в рынке.

Новый закон о ветеринарии поможет исправить ситуацию?

Николай Власов: К сожалению, нет. Законопроект закрепляет раздробленность ветеринарных служб. В новой версии документа, может быть, на порядок лучше описываются ветеринарные процедуры - что и как нужно делать специалистам. Но структурно - это никакой закон. Не создает он национальной ветеринарной службы. Как нет ее сейчас, так и не будет, если этот законопроект будет принят.

Тогда дайте совет: где безопасней приобретать еду - в крупных магазинах или на рынках?

Николай Власов: Если не работает система безопасности, это не означает, что ее "осколки" - ветеринарные специалисты - тоже бездействуют. Если на колхозном рынке имеется добросовестный коллектив с опытными врачами, то уровень безопасности там будет не хуже, чем в супермаркете. А придет на рынок ветеринар, который сначала на попугаях учился, а потом захотел более хлебного места - и никакой там безопасности не будет.

Как продвигаются переговоры с США по поводу возобновления поставок мяса без рактопамина?

Николай Власов: Практически не двигаются с мертвой точки. Американцы упираются изо всех сил, при этом продолжают экспортировать продукцию без рактопамина в Евросоюз. И мы от них тоже этого хотим.

Биотехнологии бурно развиваются, но это не значит, что нужно использовать их во вред потребителю. В тех же Штатах дойных коров обрабатывают соматотропным гормоном. В результате "выход" молока увеличивается на 20 процентов. А у женщин от этих гормонов появляются мужские половые признаки. Усы растут.

Что у нас с молочным производством? Работает "молочный" техрегламент, который запрещает производителям делать молоко из порошка?

Николай Власов: Он не просто не работает, а игнорируется. Мы получаем данные от Роспотребнадзора, которые показывают, что в зависимости от типа продукции у нас до 85 процентов "молочки" не соответствует требованиям техрегламента.

Основное нарушение - это как раз использование сухого молока. Но российский бизнес взрослеет. И у нас имеется много коммерсантов, которые не просто соблюдают техрегламент, ставят для своего бизнеса планку по безопасности и качеству выше, чем требует государство. Плохо то, что добросовестный производитель часто попадает в недружественную среду, он должен конкурировать с теми, кто никакие правила не соблюдает. Безопасность и качество стоят денег, поэтому он проигрывает соревнование, и хорошая продукция вымывается с рынка.

Что касается иностранных поставщиков. Можете назвать основные страны-нарушители российского законодательства?

Николай Власов: Нет такой страны, которая была бы во всех отраслях или очень хорошей, или плохой. Вьетнам, допустим, в отношении промысловой рыбы может быть благополучным, а в отношении теплокровных животных таким плохим, что оттуда вообще такую продукцию нельзя завозить.

Есть страны, которые традиционно находятся в "черном списке" Россельхознадзора, например Индия. Там происходят подвижки в лучшую сторону?

Николай Власов: Индия могла бы поставлять нам буйволятину. Это замещающий говядину продукт. Но пока это опасная продукция - буйволы пасутся на помойках. Вместе с тем индийский бизнес взрослеет, появляются хозяйства, где за безопасностью следят.

Чума во время гриппа

Как складывается ситуация с распространением африканской чумы свиней (АЧС), которая может подорвать наше животноводство?

Николай Власов: По-прежнему неспокойно. Последний случай заражения был в эти выходные. В Тульской области. Серьезных проблем пока нет. Но ситуация может стать столь же серьезной, как в прошлом году. Необходимо было принять госпрограмму по искоренению АЧС.

Можно ли ожидать, что появится лекарство от "африканки"?

Николай Власов: Пока панацеи от нее нет. Ее нельзя изобрести, имея нынешние технологии. Можно медикаментозными средствами болезнь загнать из острой фазы в хроническую. То есть сделать еще хуже. Можно провакцинировать животное, оно не заболеет, но станет носителем АЧС. Это тоже недопустимо. То есть теоретически эти меры есть, но на практике их применять нельзя. Мы знаем, что иммунитет к АЧС возможен, но реально его создать пока не умеем.

Хорошо хоть, что с птичьим гриппом удалось справиться...

Николай Власов: К сожалению, это не совсем так. Мы и сами предполагали, что тема птичьего гриппа к 2012 году уйдет в прошлое. И все к этому шло. Но, к сожалению, наши коллеги из Юго-Восточной Азии умудрились проспать ситуацию, и сейчас там наблюдается новая волна распространения птичьего гриппа. Минует ли нас сия чаша в этом году, я сказать не готов. Но той ситуации, которая была в 2005 году, точно не будет, потому что наши птицеводы подготовлены к отражению угрозы. Мы можем иметь неприятности, но я ожидаю только единичных очагов.

Последние новости