Новости

07.03.2013 00:12
Рубрика: Спорт

Белоусова - Протопопов

Как сложилась судьба пары, в 1979 году оставшейся на Западе?
В один из вечеров августа 1970-го в буфете Дворца спорта в Лужниках чувствовалось нервозное оживление. На спектакль выступавшего здесь американского ледового шоу "Холидей он Айс" собирались прийти именитые советские гости. Мультимиллионер Морис Чалфен, хозяин всех ансамблей мотавшегося по миру "Холидеев" с закупленными им фигуристами - чемпионами из множества стран, заметно волновался. Представьте только: 70-й год, цветущая брежневщина, и специально приехавший в Москву американец должен предложить Людмиле Белоусовой и Олегу Протопопову перейти в его профессиональный балет.

Олег Протопопов тоже нервничал: ему с Людой выпадал редчайший шанс разбогатеть. Неужели и правда фигуристы не понимали, что это невозможно? Что пройдут годы, сменятся эпохи, прежде чем станут позволять. И 29-летний руководитель советского фигурного катания Валентин Писеев вежливо и спокойно объяснил, что двукратные олимпийские чемпионы Белоусова - Протопопов нужны Родине. Что еще он мог сказать?

Мне довелось переводить ту короткую беседу. Отказ, и как могло быть иначе? Я, студент 4-го курса иняза, и то понимал, в какой стране мы живем. А Олег, 1932 года рождения, переживший ленинградскую блокаду, а потом и всемирную славу, - расстроился.

Быть может, если бы произошло чудо и этой спортивной паре вдруг разрешили поработать в "Холидее", судьба ее сложилась иначе. Но нет, Олег и Людмила по-прежнему боролись за место в сборной. Но без успеха. Их побеждали Татьяна Жук и Саша Горелик - ученики тренера Жука. Того самого Жука, катавшегося в паре с женой Ниной, которым они поначалу проигрывали, а потом буквально разорвали. И хороший фигурист Жук ушел, превратившись в величайшего тренера Станислава Жука.

На первенстве СССР 1971 года они остались 6-ми, 1972-го в отсутствие трех первых номеров - 3-ми. И тут 39-летний Олег, для него чемпионат стал 20-м (!) по счету, обвинил судей в заговоре. Начался скандал, разбирательства.

Уверен, причина не заговор, в котором Протопопов обвинил судей. Уже подросли молодые пары - быстрые, с иной, более сложной техникой. А Олег с Людой оставались гениальными артистами, первооткрывателями. У них Лист, Бетховен, Чайковский и классическое катание, у а молодых темп, сложнейшие поддержки, трудные (для того периода) прыжки, которые сейчас выполняют и рядовые мастера. Олег и его Людмила были творцами, превратившими фигурное катание в искусство, но уже не спортсменами.

Им казалось, что они сильнее. Да, как артисты. Но фигурное катание, с его жесточайшим отбором, требовало новых звезд, невиданных и рискованных элементов.

Они ушли с обидой. Но жизнь без катка была им неведома. И они выступали в Ленинградском балете на льду, разъезжали по провинции и по миру. Их боготворили зрители СССР и других стран. И до 1979 года все складывалось, как могло складываться в карьере разочарованных уходом чемпионов - относительно обеспеченных, зарабатывающих своим не ремеслом - искусством.

И вдруг во время гастролей они остались в Швейцарии. Был скандал на весь мир. Такие случаи в 70-е редко, но случались. Невозвращенцы клеймились предателями, их имена автоматически предавались забвению и вычеркивались из истории, как произошло и с Белоусовой - Протопоповым, упоминания о которых исчезли даже из справочников.

Для меня их совсем не спонтанный, а заранее подготовленный отъезд не был подвигом. В квартире - пустота, в их душах наверняка вера в то, что уж на Западе поймут, оценят. А было, как бывало всегда. Сначала интервью, повышенное внимание, потом обычная жизнь все с той же борьбой за признание, за собственный путь в фигурном катании. Начинать в 47 в чужой стране, пусть и прилично, как Олег, говоря по-английски... Тяжко.

А они катались. Лет через 10 я видел их на показательных в зарубежье. Олегу было уже 57! Скорости не было, но оставались артистизм и очарованье. Невольно вызывал уважение другой их спортивно-артистический подвиг: они регулярно выступали на публике, зарабатывая этим и только этим на жизнь. Я другой такой пары не знаю.

Почему-то казалось, что, когда СССР приказал долго жить, они вернутся. Но пара ждала швейцарского гражданства. Удивительно, но строгие швейцарцы не сочли фигурных чемпионов достойными их паспорта, и Протопоповы, как их все называют, получили долгожданные паспорта лишь в середине 1990-х. Жили не в каком-нибудь Берне или Цюрихе с Женевой, а в скромной деревушке Грин или Грюндедьвальде, пишущейся у нас со своими 4 тыс. жителей на разные лады.

Зато там можно было тренироваться. А когда приглашали где-нибудь выступить, то выступали, зарабатывая на масло к своей, полагаю, не слишком большой швейцарской пенсии.

Бывали в России. И поразили меня письмом, написанным в Федерацию фигурного катания РФ. Были тогда годы дико сложные, когда после больших побед все лидеры разом ушли и фигуристов начали по доброму обычаю гвоздить нещадно. Протопопов написал, что верит в российский спорт, в наше фигурное катание.

А что сейчас?

Олегу Алексеевичу уже за 80, супруге немногим меньше. Неужели по-прежнему катаются? Выяснилось, что отношения с ними поддерживает все тот же Писеев:

- По-прежнему тренируются. Ищут лед - ведь все это стоит денег. Выбирают такое время, когда поздними вечерами он не занят. В неплохой форме. Иногда, как мне рассказывали, выбираются в Лейк-Плэсид, там дают благотворительные представления. Фанаты своего дела. Иногда Олег мне пишет, я - ему.

- Как то письмо, написанное в трудный для российских фигуристов момент?

- Не только.

- Валентин Николаевич, может, лезу не в свое дело. Но теперь все советские, российские олимпийские чемпионы получают стипендию от государства. И приличную. Наверняка Белоусова - Протопопов в число таких стипендиатов не входят. Ну, уехали, ну, 1979 год... Может, надо помочь? Неужели не заслужили?

- Помочь надо. И мы в Федерации уже об этом подумывали. Вот и у вас такое же мнение.

Спорт Фигурное катание Блокнот Долгополова
Добавьте RG.RU 
в избранные источники