Новости

11.03.2013 01:00
Рубрика: В мире

Тело и дело Чавеса

Спецкоры "РГ" из Каракаса - о том, как провожают вождей в современном мире
Время близилось к полуночи. Мы стояли на окраине Каракаса, в неуютном и сумрачном царстве пустырей, строек, заборов и контейнеров с мусором. Мы, честно сказать, чувствовали себя не очень комфортно, потому что помнили предупреждения о том, что в темное время по Каракасу лучше не ходить, а подобных мест - категорически избегать. Но так уж случилось.

Три часа назад такси высадило нас на бульваре, который вел к Военной академии. Здесь брала свое начало очередь к Уго Чавесу. Если бы мы, как все другие, заняли место в этой очереди, то увидели бы Команданте только спустя 18 или даже 20 часов - именно столько времени занимал для большинства граждан сей скорбный путь. Очередь растянулась на несколько километров, люди стояли в ней круглые сутки, и уже не меньше двух миллионов человек к тому времени пришли сюда, чтобы попрощаться с президентом.

Наверное, современная история не знала еще таких похорон. И что бы там ни говорили про этого ушедшего в мир иной политика, сам факт подобного проявления уважения к нему, сама эта неиссякаемая человеческая река уже стали впечатляющей строкой из рождающейся летописи ХХI века.

Власти приняли решение продлить прощание с Чавесом до вторника, то есть в общей сложности оно будет идти неделю. Хотя семья усопшего президента против, Николас Мадуро объявил о том, что тело лидера будет забальзамировано и затем выставлено в музее Боливарианской революции. Кто проведет эту процедуру - на сей счет существуют разные слухи. Поговаривают об экспертах из Ватикана и России, но скорее всего это поручат местным специалистам.

Пользуясь проверенной мантрой "мы журналисты из России" и некоторыми испытанными профессиональными приемами, мы успешно преодолели полицейские кордоны, цепи, выстроенные из гвардейцев, и довольно быстро достигли комплекса зданий Академии. Вошли внутрь ярко освещенного зала, где в окружении гренадеров почетного караула стоял гроб с телом президента Венесуэлы. Успели один раз вскинуть фотоаппарат, однако парни из службы безопасности решительно потребовали спрятать камеру в сумку. Снимать здесь разрешено только специально аккредитованным и проверенным местным тележурналистам. И только с определенных точек.

Верхнюю крышку гроба заменяет бронированное стекло. Вглядываемся в лицо одного из самых ярких политических лидеров современного мира, проходит несколько секунд, и распорядители деликатно просят следовать дальше.

Несколькими часами ранее здесь состоялась официальная церемония прощания с Уго Чавесом. Для участия в ней в Каракас прибыли главы государств и правительств из почти четырех десятков стран. Российскую делегацию возглавляли спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко и министр иностранных дел Сергей Лавров. Церемония началась с исполнения государственного гимна Венесуэлы. Затем члены правительства Венесуэлы возложили на гроб копию шпаги Симона Боливара. После того, как прибывшие со всего мира официальные представители и высшие должностные лица страны простились с Чавесом, на балконе появился народный ансамбль, который исполнил несколько песен, причем вовсе не траурных, а даже, можно сказать, довольно бодрых. А завершила церемонию религиозная служба с участием двух местных и одного американского проповедников.

Не только политики, генералы и общественные деятели были замечены у гроба. Например, в том секторе, который предназначался для родственников усопшего, почему-то сидел американский актер Шон Пенн, считающий себя большим другом Команданте.

Сразу после официальной церемонии, когда копию шпаги Боливара снова вложили в ножны и передали членам семьи, вице-президент Николас Мадуро в соседнем зале принял российскую делегацию. Состоялся обстоятельный разговор о перспективах двусторонних отношений между нашими странами.

Но это было в первой половине дня. А сейчас ночь, мы идем по темным закоулкам и наперебой вспоминаем все подробности этого необыкновенного дня.

Русскому человеку, возможно, покажется странным, но траур в Венесуэле вовсе не означает всеобщего плача, никто не рвет на себе волосы и не выказывает демонстративную скорбь. Звуковым фоном звучат забористые мелодии революционных и народных песен. Очередь к гробу тоже не сильно напоминает печальную процессию. Видно, сказывается темпераментный латиноамериканский менталитет. Да и сам усопший, как известно, был большим жизнелюбом, а временами - человеком буйного нрава. Даже его ярые политические противники признают за Чавесом наличие безусловной харизмы, способность вести за собой массы, увлекать народ яркими, хотя и не всегда однозначными идеями.

За те несколько дней, что происходит это нескончаемое прощание, у Военной академии не случилось ни одного эксцесса. Были солнечные удары, обмороки, но в самой криминальной столице Южной Америки и при таком большом скоплении людей не зафиксировано ни одного случая злодейства или даже мелкого хулиганства. Конечно, это замечание надо воспринимать с поправкой на то, что порядок в окрестностях Академии обеспечивают 112 тысяч полицейских, солдат, сотрудников медицинских и прочих учреждений. Налажена бесплатная раздача воды, повсюду вдоль очереди стоят биотуалеты. Есть даже специальная палатка, откуда любой желающий может за казенный счет сделать трехминутный звонок по телефону - услуга важная, если учесть, повторяем, что люди стоят в этой очереди сутками напролет.

А что же, тем временем, происходит в самом городе? Здесь, увы, криминальный фон не очень изменился в лучшую сторону, несмотря на то, что улицы Каракаса сейчас патрулируют до 100 тысяч военных. Кстати, авиация и флот тоже подняты по тревоге - они обеспечивают безопасность и спокойствие на границах страны. Что же до криминала, то статистика неутешительна: начиная со вторника (день смерти Чавеса) в городе от рук преступников пали больше ста человек - обычный показатель для венесуэльской столицы. Уличная преступность - это одна из тех проблем, которую так и не смог решить бывший глава государства.

Вот почему мы так неуютно чувствовали себя на ночной окраине. А оказались там, потому что полиция разделяла поток людей, покидавших Военную академию, по каким-то своим правилам, и направляла в сторону, прямо противоположную центру города. Наверное, для того, чтобы избежать давки. Вот нас и занесло в итоге на этот пустырь, будь он неладен. В тщетной надежде выбраться отсюда до утра мы стояли на обочине и голосовали редким проезжавшим машинам.

И вспоминали. Было такое ощущение, словно мы только что покинули арену, на которой разворачивалось грандиозное действо под названием "Король умер. Да здравствует король"! Ведь в этот вечер на другом конце Каракаса, в здании Национальной ассамблеи, присягу главы государства принимал человек, которого Чавес назвал своим преемником. Вице-президент Николас Мадуро, согласно конституции страны, занял место на троне - пока временно, но в случае победы на выборах (они состоятся 14 апреля), скорее всего, надолго. Расставленные повсюду огромные экраны транслировали церемонию инаугурации. Все переулки вокруг парламента были запружены людьми, облаченными в красные майки, на которых красовалась надпись "Я - Чавес". Время от времени они принимались скандировать: "Чавес жив"! А на экраны с картинкой трансляции смотрели с явным желанием понять: что же это за человек, которого судьба уготовила в преемники их кумиру? Чего от него ждать? Будет ли он соответствовать тем надеждам, которые на него возлагают?

Николас Мадуро говорил долго, словно желая хотя бы в этом соответствовать Чавесу. Однако толпу он не зажигал.

…Мы вспоминали свои короткие встречи, случившиеся в этот вечер, и те слова, которые услышали в ответ на просьбу рассказать об ушедшем навсегда лидере.

Менеджер по имени Милис - пухленькая, в красной майке женщина средних лет: "Благодаря ему у нас появилось чувство сопричастности к судьбе своей страны. Он не был против богатых, но он делал все, чтобы ликвидировать бедность. И сейчас есть только один человек, который продолжит его дело, реализацию его идей. Это Мадуро".

Инвалид в коляске Эдгар Арсухо: "У нас, людей с ограниченными возможностями, жизнь стала совсем другой, потому что мы ощутили заботу государства. Был принят закон об инвалидах, и теперь мы имеем возможность работать, стали получать социальные пособия, в городах для нас везде построены пандусы и лифты".

Миловидная молодая барышня, не похожая на жительницу фавелл. Спрашиваем, сколько же вы тут стояли, чтобы получить пятисекундное свидание с покойным? Отвечает: с 4 утра, то есть 17 часов, половина из которых - под палящим солнцем. Мелинде есть за что быть благодарной Чавесу. У ее сына нашли болезнь сердца, нужна была операция стоимостью в миллионы боливаров. "Я бы никогда не накопила столько денег. Но правительство оплатило его лечение". К разговору тут же присоединяется 43-летняя женщина: "При Чавесе я смогла получить образование и теперь работаю в городской администрации. А раньше могла работать только горничной или няней". 

В своих следующих репортажах из Венесуэлы мы еще постараемся рассказать о том, что же сделал для своей страны Уго Чавес и чего ему сделать не удалось. Мы не теряем надежды встретится с основными кандидатами на предстоящих президентских выборах и поговорить с ними - в том числе о судьбе многомиллиардных российских контрактов. Мы попробуем увидеть мир таким, каким он станет без этого, безусловно, выдающегося человека.

…А пока мы стоим в ночи и голосуем проезжающим автомобилям. Внезапно один из них тормозит. За рулем молодой солдат. "Вам куда? Русские? Садитесь, подвезу. Нам по пути".

Справка "РГ"

Уго Чавес станет 14-м главой государства, чье тело после смерти будет забальзамировано, и первым в Латинской Америке, чье тело будет помещено в мавзолей. В современной истории Латинской Америки уже имеется случай бальзамирования. Ранее данной процедуре подверглась супруга президента Аргентины Хуана Доминго Перона Эве Перон. Ее тело забальзамировали. Но мавзолей так и не был построен из-за смены власти и перехода страны к военной диктатуре. После путча тело Эвиты перевезли в Милан, где оно и было похоронено под именем Мария Маджи Маджистрис.

В целом известно порядка двух десятков случаев сохранения тел ушедших из жизни людей. Первым из современных вождей, подвергшимся такой процедуре, стал Владимир Ленин. Российские специалисты забальзамировали тело Ленина после его смерти в 1924 году. Позднее эти технологии использовались при бальзамировании тела Иосифа Сталина.

Затем аналогичные технологии применялись при бальзамировании первого президента Турецкой Республики Мустафа Кемаль Ататюрк, великого кормчего Китая Мао Цзэдуна, "вечного президента" КНДР Ким Ир Сена, его сына Ким Чен Ира, вьетнамского лидера Хо Ши Мина и Папы Римского Иоанна ХХIII.

Также бальзамированию после смерти подвергались болгарский лидер Георгий Димитров, маршал Монголии Хорлогийн Чойбалсан, президент Чехословакии Клемент Готвальд, ангольский лидер Антониу Агоштинью Нету. Однако позднее их останки были захоронены.

Из 13 глав государств, тела которых были подвергнуты бальзамированию, до сих пор выставлены на всеобщее обозрение лишь семь. Уго Чавес, очевидно, станет восьмым.

Помимо 13 известных политических деятелей забальзамированы, в частности, знаменитый хирург Николай Пирогов в деревне Вишня под Винницами, комкор Григорий Котовский, голова знаменитой шпионки Мата Хари (1925 год).

Подготовил Эдуард Гущин

Между тем

В бальзамировании Уго Чавеса могли бы помочь российские специалисты, которые имеют здесь огромный опыт. Надо отметить, что для сохранения тела вождя пролетариата Владимира Ленина отечественными учеными был разработан оригинальный метод бальзамирования. Они впервые применили тройной состав: формалин, глицерин и уксуснокислый калий. Ранее формалин был хорошо известен как сильное дезинфицирующее средство и фиксатор белков, предотвращающий распад тканей.

Глицерин был предложен еще в XIX веке швейцарским ученым Лясковским. А ацетат калия тоже применялся в различных составах для технологии сохранения продуктов. Но в 1924 году наши ученые Борис Збарский и Владимир Воробьев впервые соединили все эти вещества вместе, нашли нужные пропорции и разработали уникальную технологию бальзамирования. С тех пор она признана самой передовой в мире. Кстати, забальзамированное тело Ленина периодически осматривается и реставрируется. Для этого оно погружается в раствор ароматических трав, а затем подвергается новому бальзамированию. По словам ученых, тело в отличном состоянии и пролежит еще хоть сто лет.

Впрочем, в ряде стран бальзамировали своих лидеров без участия российских специалистов. Так, в 1953 в Турции открыт мавзолей президенту Ататюрку. Его тело находится в специальной восьмиугольной камере с сельджукскими и оттоманскими узорами и пирамидальным потолком, украшенным золотой мозаикой.

В 1963 году итальянскими учеными было бальзамировано тело римского папы Иоанна XXIII. Оно покоится в базилике собора Святого Петра в Риме. Хрустальный гроб украшен драгоценными камнями в золотой оправе. А в 2011 году корейскими учеными было забальзамировано тело президента Ким Чен Ира.

Подготовил Юрий Медведев

Фоторепортаж
 
 
 
 
 
 
 
 
 
В мире Южная Америка Венесуэла Персона: Уго Чавес РГ-Фото