Новости

11.03.2013 00:04
Рубрика: Культура

Анна Каренина и Фейсбук

Текст: Андрей Максимов (писатель, член Академии Российского телевидения)
Можно ли представить себе картину: Анна Каренина сидит за компьютером и пишет сообщение в "Фейсбук": "Сегодня на скачках упал Вронский. Я так переволновалась!"? Или Каренина, который, сквозь слезы, стучит по клавишам: "Сегодня решился подать на развод с Анной"?

Сразу должен сказать: я никому не судья, я сам сижу в "Фейсбуке", получаю от этого удовольствие - иначе не сидел бы. Я - о другом совсем.

Сергей Соловьев в своей телеверсии "Анны Карениной" показал нам мир, которого больше нет; людей, которых тщательно истребляли в России едва ли не весь ХХ век... Сегодняшний мир и сегодняшние люди этот мир принять не смогли.

"Мамо, мы уже вчера все наобсуждались до зеленых соплей у Любарыча на стене. Ща уже гораздо лучше". Это фейсбучный отклик на фильм.

Длинные коридоры дома, продуманные интерьеры, неспешность повествования, отсутствие какого бы то ни было ерничества - раздражают многих современных зрителей. А главное, люди... Странные существа, в которых вообще нет злобы. Которые понимают веру в Бога не только как походы в церковь, а как любовь к ближнему. Удивительные создания, которые любят людей не за то, что они - хорошие, а за то, что они - люди. Поразительный мир русских людей... Исчезнувший мир, который очень раздражает. Мы ведь так жить не умеем и, главное, не хотим. Вот и раздражаемся...

"Бенефис Янковского, что и требовалось доказать..." - пишет известный человек, сразу, походя, обидев Татьяну Друбич, которая сыграла в картине лучшую свою роль. А заодно и Бойко, и Гармаша, и покойного Абдулова. Да и режиссера тоже. Обидеть походя, не подумав, может, даже не со зла - это очень в духе нашего времени.

Олег Янковский играет блестяще, что и говорить. Но он работает в ансамбле. Играет трагедию всепрощения - тема невероятная для современного кинематографа. Этот красивый, мощный артист очень трогательно показывает беспомощность человека, трагедия которого не в том, что ему изменила жена, а в том, что у него рухнул мир. Он и ребенка Карениной и Вронского берет в зыбкой надежде построить какой-то непонятный, но все-таки свой мир.

Толстой написал, а Соловьев поставил трагедию людей, чьи души не могут найти себе места и носятся в поисках нового дома. Друбич поразительно играет растерянность Анны, которая выпустила свою душу из привычного ей дома, а новый построить не получается...

У меня, как у зрителя, больше всего вопросов к Ярославу Бойко, потому что он менее других похож на другого человека - человека позапрошлого века. Но когда Анна уходит от такого Каренина к такому Вронскому, я понимаю, как важно показать Соловьеву безумие, трагическую нелогичность любви. Это не только про притяжение тел история. Это история вот именно про то, как душа женщины рвется в новый дом, и мы понимаем, что дом этот не ее, не подходящий ей дом. А она все рвется, рвется, покуда не доходит до края.

Проблемы соловьевской "Анны Карениной" - это совсем не те проблемы, которые обсуждает "Фейсбук". Они - просто иного уровня. Многих из нас раздражает такой разговор, потому что нам кажется, что он не имеет к нам отношения. Признаться в этом самим себе невозможно, и тогда начинаются всякие нелепые претензии.

Типа: не нравится возраст героев фильма, они старше, чем у Толстого. Представьте себе, что вам надо экранизировать знаменитую фразу ХIX века: в комнату вошел пожилой человек сорока лет. Вы возьмете пожилого актера или сорокалетнего? Вам важнее следовать форме или сути? Это будет ваш выбор, но отчего же так раздражает режиссер, который решил сути следовать?

"После феерии Райта невозможно смотреть", - пишет сочинитель с "Фейсбука". Райт - феерия?.. Райт экранизировал Толстого как человек, глядящий на Россию со стороны. Не случаен ход с театром. Режиссер - зритель, смотрящий из зала, как неведомые ему люди разыгрывают чужую историю.

Соловьев находится внутри всего этого. Это для него близко и важно. Но фильм Соловьева не становится ни хуже, ни лучше от того, что есть картина Райта. Как, впрочем, и фильм Райта не зависит от экранизации Соловьева.

Вообще, сравнивать - излюбленное занятие критиков "Фейсбука", словно искусство -это гонка, в которой непременно кто-то должен кого-то обогнать. "Нет лучше старого фильма с Самойловой", - ностальгирует "Фейсбук".

Зархи снял не столько Толстого, сколько главу из учебника по литературе. В его картине все так, как проходят в школе: вот несчастная, мятущаяся Анна, вот злой муж, вот общество, которое ее не понимает... Снял мастерски, с поразительными актерами. Вам ближе Каренин Николая Гриценко? Хорошо. Мне - Олега Янковского. И так можно, и так. И так талантливо, и так. Зачем сравнивать?

Сергей Соловьев свою "Анну Каренину" выстрадал. Путь картины к зрителю был долог и мучителен. Соловьев - режиссер исповедальный, любая его картина - это важное для него высказывание. Не ради красного словца, а искренно жаль тех зрителей, которые даже не попытались понять, что хотел сказать нам, мягко выражаясь, не последний российский режиссер.

А он мучительно и страстно кричит: посмотрите, как прекрасен может быть человек! Что может быть интересней, чем исследовать это удивительное, противоречивое Божье создание?

Куда там! Мы - в "Фейсбук". Поерничать, посмеяться - закрыться, то есть.

И я тоже - в "Фейсбук". Но когда выйдет диск с "Анной Карениной", куплю непременно. Чтобы иногда посматривать. Чтобы не позабыть окончательно, как может быть.

Культура Кино и ТВ ТВ и сериалы Колонка Андрея Максимова