Новости

13.03.2013 00:30
Рубрика: В мире

Культ личностей

Борьба за наследство Уго Чавеса в Венесуэле началась с выдвижения основных кандидатов в президенты
"А вот скажите мне, пожалуйста, похожа ли наша Боливарианская революция на вашу?" - Тито Хосе Овьедо, видимо, хочет услышать положительный ответ, потому что революция в России все же стала одним из эпохальных событий прошлого века и сильно изменила весь мир. Но мы опускаем его на грешную землю.

- Совершенно не похожа. Наша революция сопровождалась немыслимым насилием, большим количеством жертв, морем крови. А в ходе вашей если кто и пострадал, так это американские империалисты.

Про империалистов нашему собеседнику явно нравится. Он охотно подхватывает эту тему и пускается уверять нас в том, что США, хоть они и получают из Венесуэлы ежедневно по два миллиона баррелей нефти, все равно остаются главными врагами революции, поэтому порох надо держать сухим.

Овьедо - 32-летний депутат Национальной ассамблеи. Он соглашается с тем, что в их парламент, как и во всякий другой, могут попасть либо богатеи, либо проходимцы. Но тут же делает оговорку: "Я исключение. Был лидером молодежного крыла социалистов, сблизился с Николасом Мадуро, отсюда и началась моя политическая карьера".

Он напрочь исключает возможность хоть какой-то корректировки курса в случае победы на президентских выборах преемника Чавеса и уверен, что тот шаг за шагом станет выполнять разработанный Команданте план социалистического развития страны на период 2013-2019 годов. Кстати, экземпляр этого документа под гром аплодисментов своих соратников Мадуро торжественно вручил главе Центризбиркома, когда в понедельник явился туда для получения свидетельства кандидата.

Да, это зрелище заслуживало того, чтобы стать его свидетелем. Уже с раннего утра сторонники революции запрудили все улицы, переулки и площади вокруг внушительного здания ЦИКа. Мы опрометчиво пришли к 11 часам, то есть к назначенному сроку, но очень скоро стало ясно, что пробиться сквозь многотысячную толпу к цели нет никакой возможности. Пришлось идти на таран. Слава богу, что потомки Боливара по характеру люди незлобивые и уступчивые. Без пуговиц и изрядно помятые, мы штурмом взяли ЦИК и вошли туда как раз в тот момент, когда словно из воздуха материализовался наследник Чавеса.

Он вошел в рубашке под цвет национального флага, высокий, брутальный, с ежиком черных волос на голове и смоляными усами, и все взорвалось вокруг. Буря восторга. Веди нас в бой, камарадо! Умрем, но не сдадимся!

Получив удостоверение кандидата, Николас Мадуро с балкона продемонстрировал его ревущей толпе, а затем поднялся на сцену, возведенную рядом, и больше полутора часов выступал с пламенной речью. Суть ее сводилась к следующему: ничто не заставит "детей Чавеса" (а именно так позиционируют себя его сторонники) изменить идеям, которые породил сначала Симон Боливар, а затем Команданте.

Это был уже не тот человек, который еще три дня назад в зале парламента принимал присягу и.о. президента. Бывший водитель автобуса и профсоюзный лидер словно примерял сейчас на себя нелегкую ношу революционного вожака: его речь была пылкой, изобиловала пафосными оборотами и заклинаниями, перемежалась стихами и даже песней. И толпа, кажется, поверила: да, это парень, которому можно доверить эстафету.

Сразу стало ясно, что президентская кампания в Венесуэле началась. Кандидат от левых сил, как и накануне, опять обрушился на своего предстоящего соперника, представителя от оппозиции Энрике Каприлеса, который накануне обвинил Мадуро в том, что он использует в предвыборной борьбе факт смерти народного кумира. Он горячо клеймил "империалистические силы", заверял, что будет истинно народным президентом, через слово поминал Симона Боливара и Уго Чавеса. Он также пообещал навести порядок в бедных кварталах, очистить их от криминальных банд. Уже на следующей неделе начнется кампания по разоружению жителей барриос (так здесь называют фавелы).

А что же соперник? До двух часов дня - а именно это был предельный срок для подачи официальных документов - Энрике Каприлес так и не появился в здании ЦИК, хотя накануне прошел слух, что он точно будет. Но в этот день Мадуро его переиграл. Трудно себе представить, как оппозиционный политик пробирался бы сквозь эту наэлектризованную толпу. И как бы он общался с той же прессой, когда на всю округу динамики разносили громогласные эскапады нового вождя революции и восторженный рев толпы. Чудом у нас не лопнули барабанные перепонки.

Каприлес воспользовался для регистрации электронной почтой, что разрешено законом, а его свидетельство кандидата тихо получили представители оппозиционера. Позже на пресс-конференции он объяснил свое отсутствие в ЦИКе "уважением к ситуации, в которой оказалась страна". И тоже не удержался от того, чтобы бросить камень в чужой огород.

По мнению Энрике Каприлеса, конституция страны предписывает крупным чиновникам, участвующим в избирательной кампании, уходить в предвыборный отпуск. Что сам губернатор штата Миранда и сделал - в отличие от вице-президента, а теперь и.о. главы государства.

Напоследок кандидат от оппозиции призвал создавать ячейки его предвыборного штаба во всех деревнях и напомнил Мадуро, что борьба за президентское кресло идет между ними двумя: "Хватит прятаться за портретом бывшего президента. Оставьте его, пускай он покоится с миром".

Всего заявки на участие в выборах подали восемь кандидатов, но у шести других нет никаких шансов на успех.

***

Словом, судя по всем внешним признакам Боливарианская революция продолжается и закончится она либо 14 апреля - это в том случае, если победит Каприлес, либо не закончится никогда, если Венесуэлу возглавит Мадуро.

Результаты опросов предсказывают успех левым силам. Или, как они себя называют, "патриотическому блоку". Да, губернатор штата Миранда в октябре на президентских выборах составил достойную конкуренцию Чавесу, набрав 44 процента голосов, но тогда у оппозиции был один объединяющий момент - ненависть к Команданте. Теперь Чавеса нет, а его преемника ненавидеть пока не за что. Поэтому, считают эксперты, либеральный лагерь ослаблен, там нет единой позиции, нет общей стратегии.

У революционеров же такая стратегия есть - это как раз тот самый "Социальный проект", составленный полгода назад Уго Чавесом в виде политического завещания. Сей документ самым подробным образом описывает этапы предстоящего развития государства, формулирует пять стратегических задач, сто тридцать тактических и более трехсот оперативных целей. Третьим пунктом первого раздела там значится "строительство социализма".

Правда, и к этому термину надо подходить с поправкой на местную специфику. В этом социализме ничего нет про диктатуру пролетариата, про общую собственность на средства производства. Речь скорее идет о социально ориентированной политике в сочетании с рыночной экономикой, которая, однако, жестко регулируется государством. Именно последнее вызывает огонь критики со стороны либералов, требующих свободного рынка.

Чавеса обвиняли в неэффективном управлении рядом секторов экономики, в частности, агрокомплексом. Ему ставили в вину дружбу с Ахмадинежадом и Каддафи. Говорили, что он был слишком щедр по отношению к соседним странам, которым отпускал нефть по льготным ценам да еще и с отсрочкой платежей. Однако для прежнего президента это был вопрос большой региональной стратегии, латиноамериканской солидарности. Да, отвечают "патриоты", странам - членам "Карибского клуба" углеводороды поставлялись с большой скидкой, но это не было чистой филантропией. К примеру, в случае с Кубой в ответ Венесуэла получала квалифицированных врачей, военных специалистов, поддержку в развитии спорта. Доминиканская Республика и Никарагуа поставляли продукты питания. И, скорее всего, в случае успеха Мадуро на выборах 14 апреля такой курс будет продолжен.

Недавно одно авторитетное социологическое агентство в ходе анкетирования местного населения задало респондентам вопрос: как бы вы назвали то общество, в котором живете? Капитализм? Социализм? Что-то среднее? Интересно, что самым популярным ответом был такой: демократия.

Но и здесь тоже следует сделать оговорку. Ибо венесуэльская демократия имеет свою специфику, например, строгий государственный присмотр за средствами массовой информации. Свободу слова вроде бы никто не отменял, но число оппозиционных СМИ странным образом с каждым годом становится все меньше.

А вообще-то здесь весело. Когда начинаешь погружаться в здешнюю жизнь, то сразу вспоминаешь бессмертные произведения Габриэля Гарсиа Маркеса. Словно герои его книг и есть главные действующие лица политического спектакля, разворачивающегося на этих знойных пространствах Южной Америки. Идешь по улице, слышишь звуки музыки и невольно берешь курс на них. И попадаешь прямиком в католический храм на воскресную мессу. Святые отцы совершают обряд причастия под мелодии блюзов.

А тот чудный митинг, который мы наблюдали сегодня под стенами ЦИКа... Если бы не революционные речи с трибун, то это был бы чистый карнавал. Представители обеих противоборствующих сторон говорят, что насилие абсолютно чуждо политической культуре венесуэльцев. Если это так, то против такой революции возражать как-то глупо.

Фото авторов

В мире Южная Америка Венесуэла Персона: Уго Чавес
Добавьте RG.RU 
в избранные источники