Новости

13.03.2013 00:11
Рубрика: Культура

История не кончается

На "Золотой маске" показали спектакль о трагедии в Едвабне
Программа "Новая пьеса" на фестивале "Золотая маска" завершилась спектаклем варшавского театра "На Воли" по пьесе польского драматурга Тадеуша Слободзянека "Наш класс".

Сегодня Слободзянек представляет не только драматургический цех. Год назад он возглавил два крупных театра в Варшаве, в том числе "Драматичны", где не раз работал Кристиан Лупа. Последний, кстати, вынужден был уйти из театра, не согласный с художественной политикой нового руководителя. Все это не имело бы отношения к спектаклю, поставленному режиссером из Словакии Ондреем Списаком, если бы сам спектакль, его идеология не затрагивали чего-то важного в современной польской культуре.

Название пьесы Слободзянека отсылает к одному из самых знаковых спектаклей ХХ века - "Мертвому классу" Тадеуша Кантора. В 70-е годы он весьма небуквально касался польской трагедии, в которой поляки и евреи, жившие столетиями вместе, оказались либо разделены, либо уже навсегда объединены газовыми камерами в Аушвице. Для Кантора "Мертвый класс" не только история его собственного местечка, но трагедия жизни как постоянного умирания, трагедия памяти, не дающей возможности вспомнить о себе самом, ибо человек умирает каждое мгновение. Эта особая философия смерти Тадеуша Кантора стала идеальной театральной репликой высказыванию Теодора Адорно о невозможности искусства после Аушвица. Спектакль Кантора заканчивался поминовением, когда вместе звучали польские и еврейские имена.

Пьеса Слободзянека написана после того, как в 2000 году вышла в свет книга "Соседи" Яна Томаша Гросса о трагедии в Едвабне. В этом местечке, покинутом Красной Армией и едва занятом фашистами, поляки (а не немцы) сожгли около полутора тысяч евреев, своих соседей, а остальных убили с особой жестокостью. Десяток лет спустя эта травма остается самой мучительной травмой современной Польши. История, конец которой диагностировали философы, нагрянула вновь.

Подробная - год за годом - история отношений, начинавшихся с детских игр, а окончившихся зверскими убийствами. Слободзянек строит пьесу на документальных свидетельствах.

В России пока не умеют так жестоко язвить национальное самосознание. Но вот проблема: порой кажется, что спектакль Тадеуша Кантора, в котором ни слова не было сказано об антисемитской катастрофе в Польше, говорил о ней страшней, чем почти документальный спектакль театра "На Воли".

Жаль, что в спектакле не прозвучали слова одного из главных его героев - раввина Якова Бейкера, сказанные после публикации книги: "Вас, может быть, удивит, но евреи благодарны Польше за то, что тысячу лет она была их домом, дала им убежище, здесь прекраснее всего расцвела наша культура. Что за прекрасная страна Польша! Мы не думаем о мести - только Бог имеет право на отмщение. Мы хотели бы только, чтобы убийцы, если кто-то из них еще жив, были наказаны. Они - да, ибо заслужили наказание. Но обычные поляки, обычные жители Едвабне? Они были порядочные, мы были добрыми соседями, друзьями".

Культура Театр Драматический театр Фестиваль "Золотая маска" Театральный дневник Алены Карась
Добавьте RG.RU 
в избранные источники