Новости

13.03.2013 13:43
Рубрика: Происшествия

Вице-мэра Новосибирска оставили в СИЗО

Текст: Нина Рузанова (Новосибирск)
Новосибирский областной суд еще на три месяца продлил срок содержания под стражей вице-мэру Новосибирска Александру Солодкину, который обвиняется в руководстве одним из структурных подразделений "труновского" преступного сообщества. До 15 июня также останутся в СИЗО Александр Солодкин-старший, ранее занимавший пост советника губернатора по спорту, и Андрей Андреев, бывший замначальника регионального УФСКН.

Громкое уголовное дело из 215 томов рассматривается в суде с сентября 2012-го, и процесс далек до завершения. Как считает сторона обвинения, в затягивании отчасти виновата защита: адвокаты чуть ли не на каждом заседании выступают с многочисленными ходатайствами. "Чтобы высказать мнение по нашим ходатайствам, обвинение берет паузу по месяцу, - парировал сегодня адвокат Николай Украинцев. - А после этого говорит о том, что мы затягиваем процесс".

Так или иначе, но подсудимые за решеткой уже четвертый год. Вероятно, на казенной койке 19 марта отметит 70-летний юбилей Александр Солодкин-старший - защите в очередной раз не удалось убедить в суд, что он нуждается в квалифицированной медицинской помощи, а его содержание в СИЗО - "травля и физическое уничтожение". "Данных о том, что у Александра Солодкина имеется заболевание, препятствующее содержанию под стражей, суду не представлено", - сказано в постановлении.

Как решил суд, бывшие высокопоставленные госслужащие хоть и остались без должностей, но по-прежнему отличаются "повышенной социальной опасностью". Тяжкие и особо тяжкие преступления, в которых их обвиняют, совершены с использованием служебного положения. Поэтому у суда есть основания полагать, что на свободе обвиняемые начнут активно влиять на свидетелей и потерпевших, а также смогут скрыться либо оказать содействие другим участникам "труновского" ОПС, которые до сих пор находятся в международном розыске. "Интересы общества в данном случае имеют приоритет над интересами конкретных личностей", - заключила судья Лариса Чуб, изолировав этих самых "личностей" от общества еще на три месяца.

Подсудимые, очевидно, ничего другого и не ожидали - бурной эмоциональной реакции на решение суда не последовало. Продолжив заседание, судья тут же отказала защите еще в одном ходатайстве - адвокаты просили разрешения приносить в СИЗО… компьютеры. По словам Николая Украинцева, без компьютеров, где хранятся отсканированные копии листов уголовного дела, подсудимым сложно готовиться к судебным заседаниям. "Следователи свободно пользуются в СИЗО техническими средствами, а почему нам это запрещено?" - заявил адвокат. Кроме того, защитники настаивали на том, чтобы всех фигурантов дела выводили в комнату для свиданий с адвокатами одновременно. Гособвинитель Марина Морковина заявила, что эти требования противоречат федеральным законам и правилам содержания под стражей: контакты между обвиняемыми по одному делу исключены, а технические средства адвокаты могут использовать только в отсутствие подзащитных. В итоге устроить в СИЗО своеобразный компьютерный клуб Солодкиным не удалось, так как "решение этих вопросов не входит в компетенцию суда".

Пережив очередную неудачу, защита выступила с очередным ходатайством. На этот раз - "чтобы поймать за руку недобросовестных лиц", как выразился адвокат Михаил Книжин. Недобросовестными защита считает следователей, допустивших множество процессуальных нарушений. "Эти нарушения в нашем деле носят системный характер", - подчеркнул Андрей Андреев. В данном случае речь идет об одном из протоколов осмотра изъятых документов, в котором записи сделаны разными почерками. Допрошенный в суде следователь, который составлял этот протокол, утверждал, что кроме него никто в протокол ничего не записывал. Однако адвокат Николай Украинцев принес в суд заключение специалиста - эксперт криминалистического центра юридического факультета НГУ пришел к выводу, что записи в протоколе выполнены разными людьми. Защита, обнаружив это вопиющее нарушение, требует признать недопустимым доказательством и сам протокол, который неизвестно кто и как составил, а заодно - и все 26 вещественных доказательств (изъятых у потерпевшего документов), которые в нем указаны. Обвинение, вероятно, выскажет мнение по ходатайству на следующем заседании, - суд объявил перерыв до пятницы, 15 марта.

Происшествия Правосудие Суд Филиалы РГ Сибирь СФО Новосибирская область Новосибирск Дело вице-мэра Новосибирска