Новости

20.03.2013 00:50
Рубрика: Власть

Москва ответила на вызовы

Россия выступает за эволюцию международного правопорядка
Текст: Василий Лихачев (депутат Государственной Думы, Чрезвычайный и Полномочный посол, доктор юридических наук, профессор)
Диалектика развития международного сообщества, процесс его идентификации в условиях XXI в. объективно сформулировали интеллектуально-политический запрос на знание современных тенденций геополитики и геоэкономики как важнейшего условия эффективного мироуправления.

Василий Лихачев. Фото:Владимир Федоренко/РИА Новости www.ria.ru

Каждое государство имеет право в качестве международного актера, суверенного образования на собственное видение эволюции международных отношений, определение механизмов и приоритетов их регулирования. Не является исключением и Российская Федерация, которая в стратегической перспективе сохранит статус архитектора, строителя и модератора действующего и будущего миропорядка. Подтверждение тому - новая Концепция внешней политики Российской Федерации, утвержденная Президентом РФ В.В.Путиным 12 февраля 2013 г. По своей сути она представляет собой систему взглядов (официальную, общегосударственную) на базовые принципы, приоритетные направления, цели и задачи внешнеполитической деятельности России. Содержательно и исторически документ связан с предыдущими аналогичными документами 2000 и 2008 гг. И в то же время он учитывает реалии, закономерности второго десятилетия нового столетия. Концепция, представляя основу международной доктрины Владимира Путина на его президентский срок, получила заметный политический и прикладной резонанс.

Она первый в мире системный акт, который инициирован и практически запущен в работу одним из национальных лидеров, вошедших в элитный клуб глав государств в 2012 г. Вместе с Владимиром Путиным его членами, как известно, стали Барак Обама (США), Франсуа Олланд (Франция), Си Цзинь-Пин (Китай) и другие персоны. Российские предложения сегодня в центре внимания дипломатических, экспертных, СМИ-кругов международного сообщества. В качестве позитива отмечается их комплексный характер, системность в оценке глобализации, сочетание и гармонизация триады интересов - России, корпоративных (региональных и межрегиональных), общемировых, наличие прикладного инструментария в лице средств классической дипломатии (переговоры, международные договоры, судебные и арбитражные процедуры) и "мягкой силы" (меры гуманитарного и информационного воздействия).

Актуальными, универсальными по географии восприятия, выступают изложенные в Концепции тезисы и выводы - об утверждении справедливой и демократической международной системы, основанной на коллективных началах в решении международных проблем, на верховенстве международного права. И, прежде всего, на положениях Устава ООН,  координирующей роли организации, развертывании широкого и не дискриминационного международного сотрудничества, содействии становлению гибких внеблоковых сетевых альянсов. Речь идет о сокращении возможностей исторического Запада доминировать в мировой экономике и политике, рассредоточении мирового потенциала силы и развития, его смещении на Восток, нарастании нестабильности в международных отношениях, соблюдении универсальных принципов равной и неделимой безопасности применительно к евроатлантическому, евразийскому и азиатско-тихоокеанскому пространствам в качестве страховки от глобальной турбулентности. Обсуждается культурно цивилизационное многообразие современного мира, повышение значения фактора цивилизационной идентичности, тенденции реидеологизации международных отношений, общности модернизационных вызовов, обеспечение подлинного партнерского взаимодействия России, Европейского Союза и США, создание единого экономического и гуманитарного пространства от Атлантики до Тихого океана. И, наконец, о выработке вместе с США культуры управления разногласиями на основе прагматизма и соблюдения баланса интересов,  формировании и продвижении в Азиатско-Тихоокеанском регионе партнерской сети региональных объединений и многие другие.

Российский документ помимо глубокого содержательного (философского, социологического, политологического) наполнения имеет и активную прикладную направленность. Такое сочетание актуальных аспектов теории и практики мироуправления расширяет его сферу применения в реальной дипломатии. Подтверждение - присутствие в Концепции внешней политики РФ настоящей, основанной на знании эволюции миропорядка, Программы совершенствования и прогрессивного развития международного права. В ней содержатся положения, как общего, так и конкретного (специализированного) свойства. Выделим три существенных момента.

Во-первых, в документе фиксируется российская позиция уважения международного права, обеспечения верховенства права в международных отношениях. Отмечается, что наряду с Конституцией Российской Федерации, федеральными законами, Указом Президента РФ от 7 мая 2012 г. № 605 "О мерах по реализации внешнеполитического курса Российской Федерации, а также стратегий национальной безопасности РФ до 2020 г.", Военной доктриной РФ, международными договорами Российской Федерации общепризнанные принципы и нормы международного права составляют нормативно-правовую основу настоящей Концепции.

В документе декларируется, что Россия проводит самостоятельный и независимый внешнеполитический курс, продиктованный ее национальными интересами и опирающийся на безусловное уважение международного права (п.24). Этой же идеей пронизан специальный подраздел "Верховенство права в международных отношениях", включенный в третью часть Концепции (Приоритеты Российской Федерации в решении глобальных проблем). В п.31 подчеркивается: "Россия последовательно выступает за укрепление правовых основ в международных отношениях, добросовестно соблюдает международно-правовые обязательства. Поддержание и укрепление международной законности - одно из приоритетных направлений ее деятельности на международной арене. Верховенство права призвано обеспечить мирное и плодотворное сотрудничество государств при соблюдении баланса их зачастую не совпадающих интересов, а также гарантировать стабильность мирового сообщества в целом". Духом уважения международного права пронизаны позиции Концепции, связанные с развитием отношений РФ с США, НАТО, Евросоюзом, в ходе строительства СНГ, Евразийского экономического Союза, ОДКБ. Так, в п.71 зафиксировано: "Россия ожидает, что американская сторона в своих действиях на мировой арене будет строго руководствоваться нормами международного права, прежде всего, Устава ООН, включая принципы невмешательства во внутренние дела других государств". Согласно п. 63, Россия будет выстраивать отношения с НАТО с учетом степени готовности  альянса к равноправному партнерству, неукоснительному соблюдению принципов и норм международного права.

Позитивной позицией к международному праву, обязанностям на его основе представлена диспозиция п. 50 Концепции. В нем фиксируется, что "уважая права партнеров по Содружеству на выстраивание отношений с другими международными субъектами, Россия выступает за всеобъемлющее выполнение государствами - участниками СНГ взятых на себя обязательств в рамках региональных интеграционных структур с российским участием, обеспечение  дальнейшего развития интеграционных процессов и взаимовыгодного сотрудничества на пространстве СНГ". В данном случае РФ берет на себя нагрузку специфического гаранта соблюдения императивной нормы pacta sunt servanda (договоры должны соблюдаться).

Второй момент, относящийся к политико-юридической линии Российской Федерации, связан с принципиальным раскрытием фактов и ситуаций, входящих в так называемую "критическую массу" международных отношений, образующих, к сожалению, атмосферу правового нигилизма. Дело не ограничивается только констатацией этого негативного явления. В Концепции даются конкретные примеры, их оценки. Список "минусовых" обстоятельств достаточно впечатлителен. Мимо него трудно пройти, также, как и не задуматься о необходимых мерах "профилактики" и ликвидации последствий такого рода отрицательных примеров. Среди них - открытое игнорирование основополагающих международно-правовых принципов неприменения силы, прерогатив Совета Безопасности ООН, произвольное прочтение его резолюций (п.15); попытки отдельных государств или групп государств подвергать ревизии общепризнанные нормы международного права, отраженные в универсальных документах - Уставе ООН, Декларации о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом ООН 1970 г., а также в Заключительном акте Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (Хельсинки, 1 августа 1975 г.); осуществляемое в угоду политической конъюнктуры и интересам отдельных государств произвольное толкование важнейших международно-правовых норм и принципов, таких как: неприменение силы или угрозы силой, мирное разрешение международных споров, уважение суверенитета государств и их территориальной целостности, право народов на самоопределение; попытки выдать нарушение международного права за его "творческое" применение, военные интервенции и прочие формы стороннего вмешательства, подрывающие устои международного права, основанные на принципе суверенного равенства государств, представленные под предлогом реализации концепции "ответственности по защите" (п.31).

Изложенное - не абстракция, а отражение происходящего в международных отношениях. Назовем острые ситуации, связанные с Сирией, Ираном, Ливией, Палестиной, Афганистаном. Иллюстрацией правового нигилизма служит отказ США, ряда других государств участвовать в международном соглашении по запрещению испытаний ядерного оружия, других договорах по разоружению и нераспространению, нарушение (в частности, странами Прибалтики) Всеобщей декларации прав человека 1948 г., международных Пактов о правах человека 1966 г., иных правозащитных конвенций и т.д. Не укрепляют международную законность примеры злоупотребления правом вето в лице США, Великобритании как  постоянных членов СБ ООН. На фоне изложенного логично появление в Концепции внешней политики третьего аспекта, который связан с конкретными предложениями и рекомендациям по совершенствованию общего международного права, оптимизации системы юридических обязательств Российской Федерации, механизмов взаимосогласования и взаимодействия национального и международного права. Эта прикладная составляющая документа говорит об ответственности РФ за поддержание высокой эффективности международного правопорядка и его прогрессе. Отметим, что  наличие такой составляющей в Концепции 2013 г., не только выделяет российский документ среди аналогичных источников, но и содействует напрямую выработке программы дипломатических, законодательных и иных инициатив, в формировании и реализации которых принимают участие многие субъекты законодательной и исполнительной власти государства (Администрация Президента, Правительство, Федеральное Собрание, МИД Российской Федерации и т.д.). Логично интегрировать прикладные идеи Концепции относительно международного права в процесс согласования политических документов с участием России  на двустороннем и многостороннем уровне, включая действующие международные организации (в частности, системы Организации Объединенных Наций, ЕврАзЭС, ОДКБ, ШОС, ОБСЕ и др.).

О каких положениях позитивной и перспективной направленности идет речь? Перечень включает различные ориентиры, часть из них касается международного правотворчества, другая - сферы правоприменения. Среди них - обеспечение незыблемости ключевых положений и принципов Устава ООН; поддержка коллективных усилий по укреплению правовых основ в межгосударственных отношениях; содействие кодификации и прогрессивному развитию международного права (прежде всего, под эгидой ООН), достижению универсального участия в международных договорах ООН, их единообразному толкованию и применению; завершение международно-правового оформления государственной границы Российской Федерации, а также границ морского пространства, в отношении которого она осуществляет суверенные права и юрисдикцию, при безусловном обеспечении национальных интересов России; соблюдение своих международно-правовых обязательств по международным договорам в сфере контроля над вооружением, участие в разработке и заключении новых договоренностей в этой области на основе принципов равноправия и неделимости безопасности; выполнение Договора между Российской Федерацией и США о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений; создание многосторонних политических и правовых основ универсального и прочного режима нераспространения ядерного оружия, других видов оружия массового уничтожения и средств их доставки; соблюдение Договора о нераспространении ядерного оружия, Конвенции о запрещении разработки, производства и накоплении запасов бактериологического (биологического) и токсичного оружия и об их уничтожении, а также Конвенции о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия и о его уничтожении; содействие скорейшему вступлению в силу Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний; создание глобального режима ракетного нераспространения на основе юридически обязывающей договоренности и придание глобально характера обязательствам по Договору между СССР и США о ликвидации их ракет средней дальности и меньшей дальности; совершенствование международно-правовых механизмов обеспечения ядерной безопасности и предотвращение актов ядерного терроризма; заключение международного договора по предотвращению размещения оружия в космосе; выработка под эгидой ООН правил поведения в области обеспечения международной информационной безопасности, рассмотрение ст.51 Устава ООН как адекватную и не подлежащую ревизии правовую основу для применения силы в порядке самообороны, в том числе в условиях существования таких угроз миру и безопасности, как международный терроризм и распространение оружия массового уничтожения; применение в соответствии с международным правопорядком и национальным законодательством всех необходимых мер по отражению и предотвращению террористических нападений на Россию и ее граждан, по их защите от террористических актов, по недопущению на своей территории деятельности, имеющей целью организацию подобных актов против граждан и интересов других стран, по непредоставлению убежища и трибуны террористам и подстрекателям к террору, по предотвращению и пресечению финансирования терроризма, принятие мер торговой политики для защиты собственных интересов в соответствии с международными правилами, намерение установить в соответствии с международным правом внешние границы своего континентального шельфа, расширяя тем самым возможности для разведки и разработки его минеральных ресурсов; обеспечение дальнейшего комплексного развития в соответствии с современными требованиями системы дипломатической и консульской защиты российских граждан, прибывающих за рубежом, в пределах, допускаемых международным правом и международными договорами Российской Федерации, защита прав и законных интересов соотечественников, проживающих за рубежом, на основе международного права и международных договоров Российской Федерации; расширение участия РФ в международных договорах в области прав человека; расширению правовых рамок международного сотрудничества с целью повышения уровня защиты прав и законных интересов российских детей, проживающих за рубежом; формирование комплекса правовых и этических норм безопасного использования информационно-коммуникационных технологий; согласование договоренностей о защите образовательных, языковых, социальных, трудовых, гуманитарных и иных прав и свобод соотечественников, проживающих в государствах - участниках СНГ; дальнейшее трансформирование ОДКБ в универсальную международную организацию; содействие практической реализации Договора о зоне свободной торговли, призванного качественно модернизировать нормативно-правовую базу торгово-экономического сотрудничества государств - участников СНГ; политико-дипломатическое урегулирование конфликтов на пространстве СНГ; перевод в юридически обязательную форму политических деклараций о неделимости безопасности вне зависимости от членства государств в каких-либо военно-политических союзах; заключение с Европейским Союзом нового базового соглашения о стратегическом партнерстве на принципах равноправия и взаимной выгоды; создание в перспективе объединенного энергетического комплекса Европы на основе строгого соблюдения имеющихся двусторонних и многосторонних договорных обязательств; укрепление Совета Европы как организации, обеспечивающей за счет своих уникальных конвенционных механизмов единство правового и гуманитарного пространства континента; укрепление двустороннего взаимодействия с США на основе принципов равноправия, невмешательства во внутренние дела и уважения взаимных интересов; активная работа в целях противодействия введению односторонних экстерриториальных санкций США против российских юридических и физических лиц, продвижение инициатив по дальнейшей либерализации визового режима между двумя сторонами; достижение предоставления правовых гарантий ненаправленности системы ПРО США против российских сил ядерного сдерживания; укрепление международной договорно-правовой базы для урегулирования всех возникающих в регионе Арктики вопросов путем переговоров; урегулирование всех имеющихся в Азии разногласий политико-дипломатическими средствами при строгом соблюдении основополагающих принципов международного права; содействие достижению гражданского мира и согласия во всех государствах Ближнего Востока и Северной Африки и в регионе в целом на основе уважения суверенитета и территориальной целостности государств и невмешательства в их внутренние дела. Этот список международно-правовых факторов и приоритетов в рамках внешней политики РФ может быть продолжен и соответствующим образом конкретизирован. Но уже в представленном виде он, вне всякого сомнения, уникален и обладает социальной ценностью.

Ему трудно найти аналогию во властных источниках иностранных государств и учредительных документах международных организаций. Международно-правовая оферта Российской Федерации, подготовленная с помощью современных политико-экономических, государственно-правовых, модернизационных и иных технологий эпохи глобализации и интеграции, с включением инструментов прогнозирования представляет практический интерес для всех без исключения международных субъектов (государства, межправительственные организации, нации, народы, международные конференции). По этой причине крайне важно начать публично и системно представление и материализацию российской доктрины международного права по двум каналам. Первый, внутренний, касается, например, повышения эффективности работы Совета Федерации и Государственной Думы по законодательному обеспечению внешнеполитического курса РФ и выполнению ее международных обязательств. Целесообразно в этой связи подготовить федеральный закон "О международном праве", провести вместе с МИД и Минюстом, другими заинтересованными ведомствами мониторинг имплементации международно-правовых обязанностей Российской Федерации, изучить опыт ведомственного правотворчества применительно к сфере внешней политики и международных отношений. Актуальны и другие меры, связанные, в частности, с оптимизацией исполнения Указа Президента Российской Федерации от 7 мая 2012 г. № 605 "О мерах по реализации внешнеполитического курса Российской Федерации" (в части правового обеспечения) и Указа Президента Российской Федерации от 8 ноября 2011 г. № 1478 "О координирующей роли Министерства иностранных дел Российской Федерации в проведении единой внешнеполитической линии Российской Федерации".

На базе МИД РФ важно организовать выпуск "Белой книги", посвященной состоянию международного права, подготовить перспективный план по кодификации и прогрессивному развитию международного права, перечень соответствующих дипломатических инициатив.

Имеет смысл предложить проведение (Москва, Санкт-Петербург, Казань) под эгидой ООН Всемирного форума "Судьба международного права в XXI веке".

В целом целесообразно, объединяя ресурсы органов государственной власти и интеллектуального сообщества России (Академия наук, Российская Ассоциация международного права), подготовить комплексный план содействия реализации Концепции внешней политики РФ, в том числе и созданный на ее основе Программы совершенствования, прогрессивного развития и эффективного применения международного права.

Второй канал затрагивает международную область, сферу двусторонней и многосторонней дипломатии. Он касается проведения презентаций Концепции в росзагранучреждениях, подготовку соответствующей информации для межмидовских консультаций, заседаний межправкомиссий с участием российских представителей, разработку предложений для повышения эффективности Комиссии международного права, VI (по правовым вопросам) Комитета Генеральной Ассамблеи ООН. Политическое значение имело бы внесение в ООН идеи о проведении нового Десятилетия международного права (2015-2025 гг.), концепция которого могла бы воплотить многие положения международно-правовой оферты России.

В этом же русле - подготовка деклараций в поддержку международного права на уровне отношений Российской Федерации с США, КНР, Евросоюзом, ЕврАзЭС, Евразийским Экономическим Союзом, БРИКС, "двадцаткой", "восьмеркой" и другими авторитетными структурами, в том числе межпарламентского характера (МПС, МПА, СНГ, ПА ОДКБ, ПА ЕврАзЭС и т.д.).

Таким образом, анализ концепции внешней политики РФ 2013 г. позволяет сделать вывод о творческом подходе власти к реализации международной правосубъектности, политической воли и суверенитета российского государства. Россия действует в режиме цивилизационного взаимодействия с другими иностранными государствами, согласуя гармонично свои интересы с ними на основе Устава ООН. Вся внешнеполитическая и дипломатическая деятельность РФ говорит предметно и доказательно о статусе Российской Федерации как международно-правовой личности, вносящей стратегически-системный и полифункциональный вклад в укрепление международного правопорядка, режим международной законности. Следуя этой линии, она реально обеспечивает прогресс в эволюции международного сообщества.

Власть Позиция Прямая речь
Добавьте RG.RU 
в избранные источники