Новости

"Москву надо превратить в город в полном смысле слова"

Семен Кваша, специально для RBTH

Перед отъездом главного архитектора города Москвы Сергея Кузнецова на международную выставку MIPIM корреспондент RBTH побеседовал с ним о создании комфортной городской среды, Новой Москве, велодорожках зимой и качестве российских граждан.

Вы представляете Москву на профессиональной выставке недвижимости MIPIM. Расскажите о нашей экспозиции.

Сергей Кузнецов: У нас на МИПИМе два стенда. Один посвящен идеологии развития города, другой - инвестиционным проектам, которые на сегодня находятся в разных стадиях реализации. Среди представленных работ есть такие, которые вызывают чувство гордости. Это, в частности, проект реновации промзоны автозавода ЗИЛ - огромной территории на Москве-реке, концепцию которой архитектурное бюро Меганом начало делать более года назад, а в последние месяцы работа над ним активно велась Институтом Генплана с моим участием в качестве главного архитектора города. Предполагается глубочайшая реновация этой территории, многократное уменьшение производственных площадей, развитие дорожной сети и системы общественного транспорта, строительство домов, офисов, культурных и спортивных сооружений.

Вы говорите об идеологии  развития города. Можете в двух словах описать идеологию развития Москвы?

Сергей Кузнецов: Москву надо превратить в город в полном смысле слова. Город - это стиль жизни. Вы живете в доме, который должен отличаться от остальных домов, около дома должен быть уютный двор, на улице должна иметься возможность зайти в кафе, в ресторан, небольшой магазин, социализироваться каким-то еще образом. Функции, которые присущи городу и отличают его от деревни - рекреационная, образовательная, медицинская, развлекательная, культурная - должны находиться близко от вас.

Москва таким городом не является. Если прийти в любой спальный район, вы поймете, что в нем можно организовать восемь часов сна, а остальные шестнадцать часов жизни - невозможно.

Если вы в какой-то части города не можете реализовывать все необходимые для жизни функции, то болен весь город.

Есть образцы, какой-то опыт, на который Москва может ориентироваться?

Сергей Кузнецов: Все города уникальны, но есть опыт, которым можно воспользоваться. Когда объединялись две части Берлина, между ними на месте Стены почти с нуля был построен новый центр. Есть Гамбург, где реорганизуется огромная промзона, превращаясь в район Хафенсити. Есть Пекин, который очень серьезно реновировался.  В Пекине на окраинах городская среда создана по принципу микста функций: в каждом квартале офисное здание, гостиница, спортивный центр, магазины на первых этажах. Наличие этой инфраструктуры даже как будто немного гипертрофировано. Еще один положительный пример - Шанхай, который развил район Пудун - нечто вроде нашего Москва-Сити, - застроив пустырь.

Поговорим о новой Москве. Много говорили, что Новая Москва будет развиваться по современному плану - с плотной сеткой дорог, небольшими домами - максимально рационально, типа субурбии. При этом, судя по рекламе, там сейчас продолжают строиться огромные многоэтажные дома.

Сергей Кузнецов: В Новой Москве мы создаем альтернативный центр, а не субурбию. Соответственно, деловой центр в той же Коммунарке не может быть застроен одноэтажными домиками с участками. С другой стороны, проблема новых территорий в том, что от Московской области, которой они раньше принадлежали, осталось огромное количество проектов. Люди, которые согласовывали эти проекты, просто толкали эти территории в сторону создания гигантского спального района. Теперь московскому правительству приходится торговаться с инвесторами, пытаясь порой отказаться от чужих обязательств. Это тяжелая задача, но мы ею занимаемся.

К чему вы пытаетесь здесь прийти?

Сергей Кузнецов: К комфортной городской среде. Мы создаем много рабочих мест, большое количество людей там должно жить. А мотивировать их переместиться сюда можно только комфортной средой - не очень плотно застроенной, не многоэтажной, с хорошей архитектурой, с балансом функций.

Москва пользуется услугами иностранных архитектурных бюро? Они  участвуют в конкурсах, они могут их выиграть?

Сергей Кузнецов: Государственные заказчики услугами иностранных архитекторов практически не пользовались до недавнего времени, когда прошел конкурс на агломерацию. Частные инвесторы чаще работают с иностранными архитекторами, но судьба проектов сложная. Реализации в Москве у иностранцев практически нет. Единичные случаи. Проектов, начатых к реализации, 2-3 процента.

Почему так?

Сергей Кузнецов: Нет понятной культуры отбора. Качество западной современной архитектуры намного выше. И рынок понимает, что есть риск захвата западными архитекторами, которые просто перехватили бы большинство заказов. Поэтому он рефлекторно защищает себя, отстаивая интересы отечественных проектировщиков. Но я считаю, получается это с перегибами, притом настолько, что отсутствие честных процедур стало нормой. Фактически сложилась довольно узкая группа архитекторов, которые за последние 15 лет монополизировали рынок. Он разделился на сферы их влияния, и в этой ситуации их всё устраивало. Конкуренции нет, иностранцев научились не пускать, молодых архитекторов к заказам - тоже. Это как раз та ситуация, с которой я начал активно бороться.

Каким образом?

Сергей Кузнецов: Творческий конкурс - самая естественная и правильная форма отбора.  Мы сейчас целенаправленно ведем переговоры, стараемся договориться об их проведении с максимально возможным числом заказчиков. Надо понимать, что поддержки со стороны архитектурного сообщества я не ожидаю, для них конкуренция - естественная опасность. Но для города это крайне важно. После вступления в ВТО в отсутствие конкурентоспособного предложения изнутри мы рискуем получить вал западных компаний, потому как нынешнее поколение российских архитекторов неизбежно будет уходить, а нового пласта так и не возникнет. Поэтому рынок может оказаться заполнен третьесортными офисами, у которых серьезный ресурс и выносливость, а творчески хорошие архитекторы могут и не поехать - здесь слишком сложные заказчики и согласования. И это очень опасно. Поэтому, я считаю, надо взращивать конкурентное поле и давать шанс нашей молодежи.

А как вы относитесь к конкурсу в Петербурге, когда было много красивых проектов нового здания Мариинского театра,  один из них выиграл, и в результате построили "супермаркет" по совсем другому проекту?

Сергей Кузнецов: Надо понимать, что конкурс - это ответственность  не только архитекторов, но и заказчиков. Здание Мариинки я не видел, судить не готов. Те, кто его критикуют, могут оказаться правы, а могут и нет. В любом случае, в России хороший объект реализовать в тысячу раз сложнее, чем в Европе. Здесь недоброжелательная профессиональная среда и недоброжелательная публика, которая будет потирать руки и радоваться любой неудаче. Я считаю, что, наоборот, надо трезво оценить свои ошибки и в следующий раз сделать хорошо. Вообще это в природе нашего человека - высмеивать все, что можно.

Может быть, это из-за того, что мы никаким образом к управлению не допущены? И мэра у нас назначают …

Сергей Кузнецов: Глупо думать, что есть хорошие граждане и есть неприятная власть, которую в Москву прислали и она ею плохо руководит.  Города и архитектуру создают не архитекторы, их создают горожане, независимо от модели управления. Вот кондиционеры на фасаде исторических зданий - разве их мэр повесил? Обществу нравится критиковать все подряд. Чем глубже неудача, тем лучше, потому что есть повод для развлечения. Это, к сожалению, часть нашей культуры, которую соотечественникам стоит в себе менять.  Если каждый начнет с себя, посмотрит вокруг и задаст себе вопрос: "как я живу? какая у меня квартира? какой двор около подъезда? какая улица? как я паркую свою машину? как я делаю свою работу?" - ответы получит не самые радостные. Это же все частички общего социально-экономического процесса, в котором кто-то недоработал, кто-то схалтурил. Поэтому все изменения надо начинать с себя.

Одна из самых обсуждаемых тем -  велодорожки в Москве. Городские власти начали их строить, молодые урбанисты берут их на щит и считают чуть ли не панацеей от всех болезней города. При этом пользоваться ими можно 5 месяцев в году в лучшем случае.

Сергей Кузнецов: В канадских, североамериканских городах есть города с велодорожками. Там климат очень похож на наш. Но люди пользуются велосипедом. Это иллюзия, что из-за климата нельзя ездить.

Просто нужна внятная мотивация и грамотная организация процесса. Если горожанин знает, что привычный маршрут до работы занимает на велосипеде по расчищенной дорожке 15 минут, а не 30, как на машине с учетом поиска парковки, и он может безопасно оставить его около офиса, то велика вероятность, что велосипедами будут пользоваться даже зимой.

Также доступна англоязычная версия статьи.

Экономика Недвижимость Филиалы РГ Столица Москва ЦФО Москва Новые границы Москвы RBTH: Общество
Добавьте RG.RU 
в избранные источники