Новости

03.04.2013 00:08
Рубрика: Культура

Где целуются - там Слава

Выдающийся дирижер Марис Янсонс о завершившемся в Москве IV Международном фестивале Мстислава Ростроповича
Самым роскошным и абсолютно эксклюзивным событием фестиваля Ростроповича стали три концерта (два в Москве и один в Питере) знаменитого Симфонического оркестра Баварского радио под руководством выдающегося дирижера Мариса Янсонса. В январе Янсонсу исполнилось 70 лет. Его юбилейный год переполнен гастролями, но на фестиваль Ростроповича Марис Янсонс приехал с удовольствием.

Чем вам запомнилось общение с Мстиславом Ростроповичем?

Марис Янсонс: Он был настоящим гением и потрясающим человеком. Он умел общаться со всеми людьми, у него душа всегда была нараспашку. Я помню, однажды мы пришли на какой-то прием и кто-то спросил, где Слава. Галина Павловна (Вишневская. - Прим. "РГ") сказала: где целуются - там Слава. При этом он был очень требовательным человеком, не допускал никакой халтуры, чего-нибудь некачественного в работе, в музыке. Я думаю, что люди такого масштаба рождаются, наверное, раз в 300 лет. Есть расхожее выражение "нет незаменимых людей". Я с ним не согласен, если речь идет о Мстиславе Леопольдовиче.

Вы руководите двумя коллективами - оркестром Баварского радио и амстердамским Concertgebouw. Валерий Гергиев, например, возглавляет сразу три коллектива и столько же фестивалей. Сколько руководящих постов, на ваш взгляд, должно быть у современного успешного дирижера?

Марис Янсонс: Это очень индивидуально. Так сложилась моя жизнь, что я всегда отвечал за два оркестра. Но я имею счастье выступать и с другими знаменитыми коллективами - оркестрами Берлинской или Венской филармонии. И тут я хочу заметить, многие люди говорят, Янсонс уехал из России. Но это неправда. Я из России никогда не уезжал. Я живу в Петербурге, а работаю за границей, не в России. Но мой город родной - это Петербург, я бываю там редко в силу своей занятости, но я никогда не уезжал.

А как вы отметили свой юбилей?

Марис Янсонс: Я долго думал, что делать с юбилеем. Но в итоге я решил отметить юбилей скромно дома, в кругу своей семьи и самых близких людей. Я отказался от каких-либо торжеств в своих оркестрах. Они собирались что-то делать, даже два оркестра объединить... Это очень милая идея, но из нее никогда ничего хорошего не получается. Так что все официальные празднества я отклонил и очень хорошо себя чувствую. Но творчески год очень богатый: как всегда много записей, много поездок. Я записал на DVD и CD все симфонии Бетховена, сделав себе таким образом очень ценный подарок. Я, наверное, только сейчас по-настоящему соединился как музыкант с Бетховеном.

Когда я дирижировал "Богемой", у меня инфаркт случился на сцене, я потерял сознание. Я уже почти был на том свете

Вам, конечно, льстит, что оба ваших коллектива вошли в десятку лучших оркестров мира...

Марис Янсонс: Каждому человеку приятно, когда его хвалят. Но для меня огромный груз. Я безумно всегда волнуюсь перед любым выступлением, чувствую ответственность, зная, что от меня ждут высочайшего исполнительского качества. Это постоянный труд, требующий работы по 25 часов в сутки.

Если бы у вас было свободное время, то на что бы вы его потратили?

Марис Янсонс: На многое. Я бы ходил больше в театр, смотрел бы больше фильмов, общался с друзьями. Может быть, даже наблюдал за спортивными соревнованиями. Но моя стихия - это, конечно, оперный театр. Опера - это для меня очень болезненная тема, потому что я вырос за кулисами оперного театра, в оркестровой яме. Я обожаю оперу и считаю, что ничего лучше оперы нет в мире. Если, конечно, удается собрать в одну команду замечательных певцов, оркестр, хор и непременно хорошего режиссера. Сегодня вопрос режиссера в опере особенно актуален, ибо то, что происходит иногда на сцене, доставляет огорчение. Меня не устраивает режиссерская глупость. Когда люди переходят границу и отходят очень далеко от авторского текста и вообще замысла.

Если бы мне хватило силы воли, которой у меня нет, я отказался бы от руководства оркестрами и ушел бы в оперный театр - студенческий оперный театр, и начал бы работать с молодежью. Но это неосуществимая мечта, потому что, имея такие оркестры и такую интересную творческую жизнь, очень сложно от этого отказаться, говорю откровенно.

После того как из-за нездоровья вы отказались от постановки "Кармен" в Большом, театр предлагал вам какие-нибудь спектакли?

Марис Янсонс: К сожалению, когда я дирижировал "Богемой", у меня инфаркт случился на сцене, я потерял сознание. Я уже почти был на том свете, но Бог меня спас. И теперь я должен быть осторожен со здоровьем. После "Кармен" конкретных предложений от Большого театра не поступало.

А что вы думаете о кислотной истории в Большом театре?

Марис Янсонс: Это страшная криминальная история, которая выходит за пределы всего человеческого. Но должен признаться, я не вдаюсь в разборки сторон этого конфликта. Тратить время не хочется, все равно правду не узнаешь.

Когда в следующий раз можно надеяться услышать вас в России?

Марис Янсонс: Уже в октябре. Я приеду вместе с оркестром Concertgebouw в Москву и в Петербург в рамках культурной программы перекрестного года России и Нидерландов. В первом вечере пианист Ефим Бронфман будет солировать в Третьем фортепианном концерте Бетховена, прозвучит также симфоническая поэма "Жизнь героя" Рихарда Штрауса - сочинение, которое композитор посвятил именно оркестру Concertgebouw, Программу второго московского концерта составит Вторая симфония Густава Малера, в исполнении которой примет участие латышский хор. Я считаю, что это моя обязанность помогать латышским музыкантам, у них сейчас сложное положение. Они мною искренне гордятся. Я с удовольствием и ностальгией чаще выступал бы в Латвии, но, к сожалению, мне очень стыдно, я не выполняю свой долг опять-таки из-за занятости.

Культура Музыка Классика