Новости

05.04.2013 01:00
Рубрика: Общество
Проект: Наука

Космос как предчувствие

Россия намерена на космическом тягаче подтянуть астероид к Луне
Зачем России после американцев лететь на Луну? Как мы будем защищаться от астероидов? Почему падают отечественные спутники? Когда у нас появится новый пилотируемый корабль? Останется ли Россия на Байконуре?

Об этом на "Деловом завтраке" в "РГ" рассказал руководитель Роскосмоса Владимир Поповкин.

После событий в Челябинске и визита астероида 2012 DA14, который пролетел совсем близко от Земли, всех волнует, как защищаться от этих опасных космических пришельцев? Есть у России такая программа?

Владимир Поповкин: Если говорить откровенно, то сегодня понятных методов борьбы с этой опасностью нет. Прежде всего надо сделать первый шаг: научиться выявлять астероиды. Пока ученые могут наблюдать лишь малую часть того, что летает в космосе и может представлять реальную опасность Земле. Скажем, метеорит, упавший на Челябинск, считается очень мелким, а потому трудно выявляемым. Более того, он прилетел со стороны Солнца, а за такими космическими объектами крайне сложно наблюдать. Неудивительно, что его не зафиксировали ни наши специалисты, ни американские. Правда, есть данные, что один из европейских спутников все же увидел метеорит при входе в атмосферу, когда этот шар горел, но это уже очень поздно, чтобы принимать какие-то меры.

Сегодня в России есть три системы наблюдения и прогнозирования астероидной опасности: одна в министерстве обороны, вторая в Российской академии наук, а третью, для слежения за искусственными космическими объектами, мы сейчас создаем в Роскосмосе. Их необходимо объединить. Будет хорошо, если до 2020 года мы создадим эффективную систему наблюдения за астероидами. И конечно, уже сейчас нужно думать, как бороться с этими космическими пришельцами.

И все же у американцев на орбите уже летает обсерватория, которая выявила все крупные астероиды, а в ближайших планах новая система, которая будет искать и более мелкие космические тела. То есть у них уже есть ясная программа действий. А у нас, кроме пожеланий, есть какая-то реальная программа?

Владимир Поповкин: Сейчас Роскосмос занимается объединением тех трех составляющих, о которых я говорил. Хочу подчеркнуть, что астероиды опасны не для какой-то конкретной страны, а для всей Земли. И защищаться можно только вместе, в международной кооперации. В одиночку ничего не получится. Да и нельзя быть первым по всем научным направлениям. Поэтому ведущие страны готовы к международной кооперации, чтобы поставить барьер астероидной опасности. При этом довольно показательно, что руководитель НАСА Чарльз Болден сказал: "При моей жизни мы только будем молиться, чтобы эти астероиды не упали на нас. Других способов борьбы с ними я не вижу".

Что касается наших планов, то Россия, к примеру, собирается на уже знаменитый астероид Апофис повесить радиомаяк. Зачем? Некоторые астрономы утверждают, что в 2036 году Апофис с большой вероятностью может угрожать жизни на Земле. Но чтобы понять, насколько это реально, надо с высокой точностью рассчитать орбиту астероида. Именно для этого в 2024-2026 годах, когда он будет пролетать довольно близко от Земли, мы и установим на него маяк.

Кстати, с астероидами связан еще один очень интересный проект, который предлагает НАСА реализовывать вместе со специалистами Роскосмоса. Речь идет о том, чтобы с помощью космического тягача подтянуть на орбиту Луны астероид диаметром 15-20 метров. И начать с ним работать, может быть, отправить на него пилотируемую экспедицию или изучать с помощью автоматов.

14 апреля в космос должен полететь российский аппарат "Бион". Мы уже 16 лет не запускали подобные спутники. Что нового намерены ученые узнать в этой экспедиции?

Владимир Поповкин: Прежде всего аппарат будет летать значительно выше, чем все предыдущие "Бионы", потолок которых был ограничен 300 километрами. А сейчас мы его поднимем на 500 с лишним километров, где совсем другие радиационные пояса и совсем другой уровень радиации. Так что мыши, улитки и другие зверюшки будут изучаться в принципиально новых условиях.

Понятно, зачем это делается. Ведь полеты, скажем, на Марс будут проходить при очень высокой радиации. Надо изучать, как она скажется на живых организмах. Эксперимент вызывает огромный интерес многих ученых, его ведет международный коллектив, где собраны самые разные специалисты, в частности, из США и Европы.

Многих читателей интересует ситуация с Байконуром в связи с тем, что, похоже, система отношений между Россией и Казахстаном в чем-то изменится.

Владимир Поповкин: Во-первых, пока для Байконура еще ничего не изменилось. Мы действуем в рамках той же нормативной базы, которая сегодня есть. Самое главное, что космодром находится в аренде у России до 2050 года. Другой вопрос, что договор был заключен в 1994 году, а с тех пор между Россией и Казахстаном подписаны новые документы. Значит, надо по-новому посмотреть и на космодром. В соответствии с указаниями президентов России и Казахстана межправительственная комиссия должна разработать "дорожную карту" и посмотреть, что необходимо модифицировать.

Стоимость аренды космодрома меняется?

Владимир Поповкин: Нет. Как и раньше, она составит 115 миллионов долларов в год. Там есть ряд вопросов. Скажем, казахский проект космического ракетного комплекса "Байтерек" предусматривал создание на Байконуре стартовой площадки для ракеты "Ангара". С казахстанскими партнерами мы договорились, что эту ракету мы заменим на ракету "Зенит", и, по сути дела, на базе этого будет создаваться "Байтерек". Думаю, до конца этого года такое соглашение будет подписано.

Байконур будет выводиться из российской аренды? Это сегодня волнует многих россиян. Что для них изменится?

Владимир Поповкин: Еще раз подчеркиваю, что краеугольный камень наших отношений на космодроме Байконур - это договор аренды между Россией и Казахстаном. Изменять его, мы пока не планируем. Вопрос стоит о более эффективном его использовании.

Что происходит на космодроме Восточный? Начнет ли он действовать в заявленные сроки? А читатель Андрей Комаров из Екатеринбурга интересуется: будет ли там комплекс для сверхтяжелой ракеты "Ангара"?

Владимир Поповкин: На космодроме Восточный сейчас бурлит стройка. Вывезли миллионы кубов земли, сотни миллионов кубов бетона залили. Практически вышли на "ноль" по стартовому комплексу ракетоносителя "Союз". Но стройка - это, так сказать, видимая часть. А есть невидимая. В этом году мы по большинству оборудования заканчиваем разработку рабочей документации. И часть оборудования уже в конце этого года поступит на космодром. Финансирование выделено в полном объеме, поэтому у нас есть полная уверенность, что, как и намечалось, в ноябре 2015 года с космодрома стартует первая ракета. Это будет "Союз".

После 2015 года приступим к созданию второй очереди, уже для тяжелого комплекса "Ангара". Всего предусматриваем два "тяжелых" старта. Сегодня идут работы по созданию космического ракетного комплекса сверхтяжелого класса, от 70 до 130 тонн.

Руководитель Роскосмоса Владимир Поповкин на "Деловом завтраке" в "РГ"