20idei_media20
    10.04.2013 19:32
    Рубрика:

    В Екатеринбурге выяснили, почему институты развития неэффективны

    Региональные институты развития пока не доросли до решения масштабных задач
    В Екатеринбурге состоялся первый Всероссийский форум институтов развития. Его участниками стали 70 субъектов РФ в лице представителей органов исполнительной власти, региональных и муниципальных корпораций и агентств развития.

    Организаторы мероприятия - Агентство стратегических инициатив (АСИ) и Корпорация развития Среднего Урала - сразу предупредили: формат максимально рабочий. Можно сказать, что это площадка для взаимного обучения и обмена опытом. Не исключено, что она станет постоянной. Коммуникации между институтами - и межуровневые, и горизонтальные - сегодня весьма бессистемны, хотя их необходимость признают все участники процесса. И даже намекают на актуальность лоббирования региональных институтов перед федеральными, поскольку не все инструменты доступны территориям.

    80 процентов региональных корпораций созданы после июня 2011-го. Можно сказать, что взрослыми они еще не стали. Отсюда и проблемы с самоопределением. Компании до сих пор не обрели специального правового статуса (законы о корпорациях развития приняты лишь в нескольких субъектах РФ), четких целей и задач, испытывают сложности с позиционированием в общей системе институтов развития России, регионального и муниципального управления. Они часто представляют собой "матрешки", одновременно выступая и провайдерами услуг, и инвестиционными банками, и маркетологами территории на международном уровне.

    Размытость роли выражается и в пестроте организационно-правовых форм: 15 процентов региональных корпораций существуют в виде НКО и ГБУ, 10 процентов действуют в составе органов исполнительной власти, 75 - АО, но по сути это квазикоммерческие компании, так как реализуют функции субъекта РФ по обеспечению благоприятного инвестклимата. При этом самостоятельность их тоже "подростковая": 7 из 20 согласовывают с властями даже операционные решения.

    Как правило, власти регионов посредством нового инструмента пытаются подстегнуть промышленный рост и привлечь внешних инвесторов, при этом чиновники затрудняются сказать, в чем должен выражаться KPI подобных структур.

    - Главная задача коммерческой компании - получение прибыли. Но требовать ее на коротких и средних дистанциях от вложений в долгосрочные инфраструктурные проекты нелогично. Получается, власти создают планово-убыточные или работающие "в ноль" организации, - говорит Руслан Заливацкий, вице-губернатор Калужской области.

    По мнению экспертов, основная роль институтов развития - замыкать на себя взаимодействие с государством и ресурсными компаниями при комплексном освоении территорий. Так, в Томске профильное агентство добилось, чтобы естественные монополии подключали индустриальные парки к энергосетям по нулевой ставке. В Калужской области строительство автозаводов повлекло за собой модернизацию социальной инфраструктуры.

    И вместе с тем, даже при равных пакетах услуг и одинаково несовершенной законодательной базе, территории показывают совершенно разные результаты. На всем протяжении форума корреспондента "РГ" не покидало ощущение, что сами хозяева дискуссионной площадки выступали в скромной роли статистов. Несмотря на то, что корпорация развития на Среднем Урале была создана еще в 2010-м, до сих пор известно лишь два ее крупных проекта, оба из области девелопмента. Проектом ОЭЗ "Титановая долина" занимается лично губернатор, будущими индустриальными парками - профильные министерства, проект скоростной магистрали (ВСМ-2) вообще пока положен на полку. Непрозрачность и неэффективность этой структуры не раз подвергалась критике со стороны бизнеса и депутатов - в Законодательном собрании недавно даже обсуждалась идея создать альтернативу корпорации - инвестиционный фонд Свердловской области.

    А вот регионы-лидеры не боятся раскрывать секреты своей кухни. Как минимум шесть субъектов РФ, одними из первых создавшие корпорации развития, уже добились заметных финансовых результатов и готовы масштабировать свой опыт. Например, в Калужской и Липецкой областях благодаря созданию индустриальных парков удалось существенно увеличить количество рабочих мест, налоговые поступления в бюджеты. На каждый рубль, вложенный институтом развития, отдача от бизнеса составила 15 рублей. В Татарстане прямые инвестиции выросли в 5,8 раза. Только в химическом парке "прописалось" более 200 резидентов из числа малого и среднего бизнеса с объемами инвестиций по 3-4 миллиона долларов и несколько инжиниринговых центров. Ульяновская область за 8 лет из депрессивного региона превратилась в лидера рейтинга Doing Business в России. Конкуренция с ОЭЗ "Алабуга" и "Тольятти" вынудила ее встроиться в технологические цепочки и привлечь на свою территорию комплектаторов.

    Если корпорация развития Среднего Урала только замахивается на строительство детских садов на деньги инвесторов, то в Санкт-Петербурге успешно реализованы уже два таких проекта. По схеме ГЧП возведено четыре школы и семь детских садов в микрорайонах-новостройках. Землю предоставлял город, он же прокладывал сети в рамках комплексного освоения территории. Сами здания строились и обслуживаются частной компанией. По условиям договора Смольный в течение 12 лет обязан выкупить их в рассрочку.

    - Себестоимость одного места в новых детсадах - порядка 800 тысяч рублей. Совокупная нагрузка на бюджет с учетом привлеченных частником на строительство кредитов составит за 12 лет около 8 миллиардов рублей. В Москве, где платежеспособность населения выше, объекты социальной инфраструктуры намного чаще создают за счет частных средств, перекладывая бремя расходов на потребителей. Экономика проектов позволяет оператору отбивать не только капитальные затраты, но и средства, потраченные на техобслуживание и управление, - поясняет Денис Качкин, партнер юридической компании.

    Вологодская область хотя и не относится к числу передовиков, тоже поделилась своим ноу-хау. Здесь пытаются стимулировать конкуренцию за инвестиции между муниципалитетами, в каждом из них выбран свой инвеступолномоченный, сформированы рабочие группы из чиновников и бизнесменов. Взрыва не случилось, но первые результаты уже есть.

    - Когда заказчик - только правительство, когда спроса на услуги института развития нет, такая модель неэффективна. Вместе с тем я не считаю, что если инвестор работает напрямую с регионом или муниципалитетом, то институт развития надо закрывать. Эта структура всех проблем субъекта РФ не решит. Ей надо заниматься не массой инвестпроектов, а создавать тренд, давить на болевые точки, - рассуждает Алексей Кожевников, директор вологодской корпорации развития.

    И все-таки у Свердловской области, по оценкам аналитиков, неплохой потенциал. В регионе уже работают более 400 иностранных компаний, из них порядка 50 очень крупных. В Заксобрание внесен законопроект, который в два раза сокращает сроки подключения к сетям. Ирина Макиева, заместитель председателя ВЭБ, отозвалась о "Титановой долине" и индустриальном парке в Краснотурьинске как о наиболее проработанных площадках, куда инвесторы готовы прийти хоть завтра при поддержке со стороны федерального бюджета.

    прямая речь

    Александр Галушка, сопредседатель общероссийской общественной организации "Деловая Россия":

    - В деятельности институтов развития есть существенный пробел - предприниматели, инвесторы так и не стали доминантой в их работе, между тем именно ради них создавались подобные структуры. Пора разговаривать на одном языке с теми, кто создает проекты. Разные формы общения, разные заявки на финансирование в ВЭБ, АСИ, РВК, Сколково - это неудобно. Нужна разумная унификация. Кроме того, необходим орган, который возьмет на себя роль координатора, стыкующего возможности инвесторов разного уровня на поле конкретных проектов.

    Поделиться: