Новости

17.04.2013 00:20
Рубрика: Общество

Немая карта памяти

Как помогут жертвам политических репрессий
Непростое обсуждение концепции федеральной целевой программы по увековечению памяти жертв политических репрессий идет в обществе. Свидетельство тому и очередное заседание экспертной подгруппы этой программы.

Встреча экспертов впервые выявила "острые углы": представитель МИДа озвучил позицию его ведомства, считающего ненужным наличие в программе самостоятельного направления "международное сотрудничество". Как заявлено в письме заместителя министра иностранных дел Геннадия Гатилова, адресованном Михаилу Федотову, советнику президента по развитию гражданского общества и правам человека, "выведение темы политических репрессий в СССР на международный уровень может спровоцировать предъявление к РФ как государству-продолжателю СССР материальных и территориальных претензий со стороны ряда государств". Этот тезис вызвал закономерное возражение большинства присутствовавших экспертов, ведь Российская Федерация является правопреемницей, а не продолжателем СССР и не принимает какие-либо материальные иски и тем более территориальные претензии, а тема политических репрессий в течение 20 постсоветских лет априори выведена на международный уровень.

Как было отмечено на встрече, программа по увековечиванию памяти жертв репрессий в соответствии с распоряжением президента РФ направлена на улучшение международного имиджа России. Поэтому не ясно, как в данном случае при обсуждении столь болезненной темы можно обойтись без международного сотрудничества.

Еще один "острый угол" - социальная защита реабилитированных и пострадавших от репрессий. По данным Минтруда их в нашей стране 776 тысяч 667 человек, и в зависимости от региона проживания они получают денежную компенсацию от 230 рублей до двух с небольшим тысяч.

Вопрос об усилении и расширении социальной поддержки репрессированных риторический, но где найти средства для их обеспечения? Опытной площадкой для музейной "обкатки" станет Санкт-Петербург, где для мемориализации выбрано три объекта - Ковалевский лес, Левашовская пустошь и Петропавловская крепость. "Треугольник террора", так называется "единое пространство памяти", которое планируется включить в федеральную программу.

В Петропавловской крепости после 1917 года содержались политзаключенные и производились расстрелы. Именно здесь находится первое в России массовое захоронение жертв красного террора: обнаружены останки более чем ста человек с пулевыми ранениями в затылке.

Левашовская пустошь - самое большое из известных сегодня мест захоронений "врагов народа" периода сталинизма. По различным сведениям, на его территории в братских могилах нашли последнее упокоение от 20 до 40 тысяч человек (уже сам этот чудовищный разброс цифр говорит о необходимости архивных изысканий и археологических исследований).

С 1989 года Левашовское кладбище имеет статус мемориального - теперь необходимо сделать его федеральным историческим объектом. Ныне, бродя по "объекту специального назначения", как он именовался в документах НКВД, можно с горечью изучать не только историю сталинского террора, но и его этнологию и географию.

Еще одна болевая точка - расположенный в Ленинградской области Ковалевский лес, где ныне находится полигон, подведомственный министерству обороны. Археологические изыскания, предпринятые обществом "Мемориал", выявили несколько зон с массовыми захоронениями. Документы доказывают - начиная с 1918 года, это место служило местом казни заложников и осужденных "контрреволюционеров". Здесь сохранилось полуразрушенное здание, где приговоренные ждали очереди на расстрел. Сохранилась и подъездная дорога, по которой к нему прибывали грузовики Петроградской ЧК с приговоренными. Этот район Ковалевского леса мог бы стать "Парком памяти", включающим кладбище, музей, тематический информационный и учебно-просветительский центр.

Однако диалог о возможности передачи "расстрельного участка" под представителями ведомства, начатый четыре года назад, заглох: от военных приходили лишь отписки. А как выяснилось на прошедшей в Петербурге в конце прошлой недели заседании рабочей группы по увековечению памяти жертв политических репрессий, территория полигона уже поделена на девяносто с лишним участков, причем некоторые из них даже имеют кадастровые номера. Как пояснил представитель Северо-Западного управления имущественных отношений минобороны на заседании, данная территория готовилась как объект недвижимости. Запрос об исключении "расстрельной" территории из ведения минобороны Михаил Федотов в ближайшее время направит руководству ведомства.

Одним из принципиально важных вопросов, обсуждавшихся на петербургской встрече и вновь возникших на вчерашней московской, - кто возьмет на себя разработку "топографии террора", экскурсионных маршрутов, специализированных программ? Ведь речь даже применительно к Северной столице пойдет отнюдь не только о "треугольнике террора", но и о еще десятках точек. Возможно, эту функцию возьмет на себя музей политической истории России, где недавно открылась не имеющая аналогов в нашей стране экспозиция по истории ХХ века, закономерно погружающая посетителя в контекст взаимоотношений тоталитарной власти и общества.

Вообще главный вопрос, на который должна ответить в лихорадочном темпе разрабатываемая сейчас программа, - как сделать "карту исторической памяти" единой и привлечь к ней внимание разных поколений и социальных групп? Что придумать, чтобы она не осталась на бумаге? Ведь немая пока общероссийская карта памяти (пока имеющая немногочисленные звучащие островки) обязательно должна заговорить.