Новости

22.04.2013 00:53
Рубрика: Власть

Москва, до востребования

Сергей Собянин: Надо жить не маниловщиной, а в условиях реальной экономики
 
Видео: Александр Шансков
Позади два с половиной года из пяти, на которые депутаты Московской городской Думы избрали Сергея Собянина в 2010 году на пост мэра Москвы. Перемен, которые за это время произошли в жизни столицы, не заметить невозможно. Благодаря им он приобрел среди москвичей немало горячих сторонников, но и противников хватает.

Судить об этом можно хотя бы по огромной кипе вопросов, которые пришли в "РГ" к приезду Собянина на нашу улицу Правды. В ходе встречи в редакции газеты удалось обсудить лишь их малую толику. Остальные мэр забрал с собой, пообещав, что поручит департаментам разобраться с каждым письмом.

Равный старт

Еще недавно москвичи жгли по ночам костры, стоя в очередях, чтобы записать ребенка в приличную школу. Мест в заведениях, способных дать детям нормальное образование, было мало, а потому родители жили в страхе - вдруг не достанется? Этот кошмар позади. Где учиться сыну или дочке, мамы и папы решают, не выходя из дома, с помощью электронной записи. Знают: сколько бы желающих не записалось в самую-самую престижную школу, за бортом никто не останется. Просто откроются новые классы. В чем смысл затеянной вами школьной реформы? Хотите уравнять дворовые школы с элитными?

Сергей Собянин: Непростой вопрос. 90% детей учились как раз в этих самых дворовых школах. И лишь 10% получали образование в элитных гимназиях и лицеях. Это положение складывалось годами. При всем желании отстающие школы не могли догнать престижные, так как имели на порядок меньшее финансирование. То есть изначально на элиту и неэлиту делились не только школы, но и дети. Мы выровняли финансирование всех школ по верхней планке. Таким образом, выровняли и стартовые возможности всех школьников.

Реальное повышение тарифов на услуги ЖКХ в этом году в Москве не превысит даже шести процентов

Чтобы заинтересовать школу давать качественные знания, мы поощряем тех, кому это удается. Введены гранты мэра, которые распределяем каждый год. Они весомые - 5, 10, 15 миллионов на школу, что позволяет тем, кто их завоевал, двигаться вперед. Кроме того, все школы сейчас имеют хорошую материальную базу, а учителя - достойную заработную плату. Столичный учитель теперь получает более 60 тысяч рублей. Недавно я побывал в нескольких школах, говорят, что зарплата даже больше - 66-67 тысяч. Это означает, что место учителя становится привлекательным, конкурентоспособным, а качественный состав преподавателей постепенно улучшается.

Что из всего этого получилось? Победителей и призеров, к примеру, на олимпиадах теперь дают не только 40 элитных школ, как прежде, а практически каждая вторая. Школьников, получивших на недавних предварительных ЕГЭ больше 220 баллов, стало почти вдвое больше. Получается, каждый четвертый ученик - отличник. Это очень хорошая динамика, хотя запас для движения вперед еще есть. Но главное, за эти два года нам удалось заложить серьезный фундамент для того, чтобы московское образование стало лучшим в стране.

А какие профессии нужнее всего сейчас Москве? Какие из направлений профтехобразования вы намерены развивать?

Сергей Собянин: Наиболее востребованные профессии - строители, компьютерщики, программисты, повара, кондитеры, работники турбизнеса. На этих профессиях большинство наших колледжей и специализируется. В их материальную базу мы тоже вкладываем, но пока она не идеальна. Будем заниматься профобразованием и впредь. Тем более что оно очень востребовано не только выпускниками школ - их среди учащихся только половина. Вторая же половина - взрослые люди, многие даже с высшим образованием, которые приходят за новой квалификацией. Для них дорога в колледжи тоже открыта. Понятно, что те, кто пришел осознанно, получив новую специальность, будут по ней работать.

Как отжимали тарифы

А теперь к экономике. С 1 июля ожидается повышение тарифов на услуги ЖКХ. По вашим словам, на 9,7%, что ниже, чем в среднем по России. За счет чего же удастся сдержать рост тарифов? Не придется москвичам в следующем году платить вдвойне?

Сергей Собянин: Если посчитать предстоящее реальное повышение с 1 января 2013 года по 1 января 2014 года, то оно не превысит даже 6%. В том, чтобы оно было как можно ниже, заинтересованы не только москвичи, но и бюджет города. Ведь чем выше тарифы, тем больше расходы города на субсидии и дотации тем, кому они оказываются не под силу.

Вы спрашиваете, за счет чего удается сдержать тарифы? Дело в том, что мы изначально объявили энергетическим компаниям, что все их затраты - на зарплату, материальные ресурсы и т. д. - могут быть выше лишь на уровень инфляции. Мы не можем влиять только на цены на газ и электроэнергию, покупаемую на рынке, и тариф, устанавливаемый федеральной энергетической комиссией. А все, что было можно отжать по затратам, формирующимся непосредственно в Москве, мы отжали. В итоге сложился достаточно благоприятный тренд, и мы постараемся его сохранить в дальнейшем.

С наступлением тепла дороги, как обычно, оказались в ямах и колдобинах, образовавшихся за зиму. А ведь в прошлом году большая часть трасс были отремонтированы. И подрядчики по новым правилам должны отвечать за них в течение трех лет. Спросят с тех, кто не выдержал проверку временем?

Сергей Собянин: Те, которые были отремонтированы в 2011 и 2012 годах, в большинстве своем во вполне приличном состоянии. Ям же этой весной было в 10 раз меньше, чем два года тому назад. Но есть и брак, он составляет от 3 до 10%, и он будет устранен за счет подрядчиков, так как дороги находятся на гарантийном обслуживании. В этом году мы закончим первый цикл ремонта всех дорог Москвы процентов на 95. Таким образом, к следующей весне ям будет еще меньше. А в последующие годы перейдем от ремонта небольших участков трасс на полный ремонт всех дорог. То есть, выходя на магистраль, будем ремонтировать ее от начала до конца, а не кусками.

Реонструкцию дорог за 5-7 лет мы сделаем. Строительство метрополитена закончим к 2020 году

Еще одна проблема связана с 94-ФЗ. В соответствии с ним мы обязаны нанимать фирмы на ремонт дорог в ходе аукционов. На них часто выходят фирмы, не имеющие за душой ни матбазы, ни техники, ни ресурсов. По сути дела, дальше они работают как посредники. Поэтому предъявлять претензии к ним сложно, так как многие являются "однодневками". С этого года порядок проведения аукционов мы изменим. Федеральный закон позволил проводить конкурсы. Стало можно укрупнять лоты, превращая их в серьезные городские заказы. Фирмы, получившие их, смогут закупать необходимую технику и даже обзаводиться собственными заводами. Что также скажется на улучшении качества дорог в Москве.

Видно, как много в Москве делается и сколько проектов еще впереди. Но во всем мире в экономике тревожная ситуация. Что происходит в городе с частными инвестициями? Можно ли на них рассчитывать?

Сергей Собянин: Действительно, невозможно построить все за бюджетные деньги, да и нет необходимости. Объем инвестиций в основной капитал за 2012 год у нас достиг 1 триллиона рублей, то есть докризисного уровня. 70% из них - частные. Объем ввода недвижимости составил 7,5 миллиона квадратных метров, в то время как в 2008-м был около 10 миллионов. Считаю, что скоро поднимем его до этого уровня. Помимо традиционных направлений инвестирования, таких как торговля, жилье, офисы, есть хорошие примеры инвестирования в здравоохранение и образование. В свое время мне говорили: детсады никто из инвесторов строить не будет. Я предложил: давайте попробуем, выставим на аукцион.

Сразу пришло четыре инвестора, которые боролись за право получить разрешение на строительство частного дошкольного учреждения. Оказалось, желание инвестировать есть, не было условий. Готовых площадок, возможности подключения к сетям и т. д. После того как организовали аукционы по аренде со стартовой ценой по рублю за квадратный метр, пошли инвестиции и в восстановление памятников истории и культуры. Цена же на эти помещения в ходе аукционов выросла многократно. Дело в том, что предложенный механизм понятен и прозрачен. Спрос и на частные сады, и на частные школы, и на частное здравоохранение в городе есть. Большинство москвичей пользуются бюджетными учреждениями, и мы их продолжаем строить: те же детсады, поликлиники, больницы, школы. Но часть горожан выбирают уже частные структуры. Ну, и ради бога!

Пляжей станет больше

Пришла, наконец, весна, и сразу захотелось выбраться на улицу. Тем более что Москва все больше становится не только городом для машин, но и для людей. Можно, например, прогуляться по первому пешеходному маршруту - Столешникову и Камергерскому переулкам, улицам Кузнецкий Мост и Рождественка. Что дальше? Куда еще можно будет отправиться пешком грядущим летом?

Сергей Собянин: Развитие общественных пространств: скверов, парков, дворов, пешеходных улиц - один из наших приоритетов. В этом году стоит задача обустроить еще 19 пешеходных улиц общей протяженностью около 25 километров. Причем не обязательно все они должны быть улицами без автомобильного движения. Где-то для того, чтобы можно было нормально гулять, достаточно расширить тротуары, а где-то убрать лишнюю рекламу, посадить деревья и цветы. Один из маршрутов, например, пройдет от станции метро "Новокузнецкая" по улице Пятницкой, Климентовскому переулку, Ордынскому тупику и Лаврушинскому переулку и далее по Кадашевской набережной до Болотной набережной - здесь даже транспорта не будет. Готов и проект обустройства пешеходной зоны по улице Никольская. Конечная цель - за несколько лет максимально благоустроить центр города.

Этим занимается НИиПИ Генплана Москвы?

Сергей Собянин: Проектируют проектные мастерские. Возглавляет работу специальный совет при мэре по развитию общественных пространств, в состав которого вошли все те, кто неравнодушно и профессионально занимается этой сферой. Руководители проектных институтов, архитекторы, учредители различных общественных фондов, представители городских сайтов. Они внимательно отслеживают, в том числе и мировой опыт в развитии общественного пространства города.

А центральная улица - Тверская - тоже изменится? На ней уже два десятка лет нет ни деревца, ни скамейки, где можно посидеть, отдохнуть в жару. Ее обещали озеленить...

Сергей Собянин: В порядке эксперимента весной высадим несколько деревьев непосредственно в грунт в районе Пушкинской площади. На остальном протяжении - до Манежной площади, установим зелень в контейнерах, чтобы к зиме заменить лиственные породы на хвойные. Ну а по соседству с ними будут и цветники, и малые формы, и лавочки поставим. Посмотрим, как будет работать. Дело в том, что на Тверской очень много людей, и обилие разных форм может помешать пешеходам.

Возможно ли приблизить к людям и Москву-реку? Сейчас ее берега сплошь закованы в асфальт или гранит, кругом едут машины...

Сергей Собянин: Водное пространство Москвы-реки - это одна из главных достопримечательностей города. Обустраивать ее берега мы будем постепенно, также превращая их в общественное пространство. Начнем с обустройства Крымской набережной. Затем на очереди территория под пешеходную зону на берегу Москвы-реки в промзоне ЗИЛа, которую скоро собираемся выставить на торги с целью реорганизации. Далее - в Тушино... Попытаемся организовать такие зоны во всех промзонах, примыкающих к воде. Например, в Нагатинской пойме есть прекрасный парк, который также предстоит благоустроить и сделать хорошие подходы к Москве-реке. Вдоль реки предполагаем летом создать и самый длинный велосипедный маршрут - от "Музеона" до Парка Победы.

В этом году стоит задача обустроить еще 19 пешеходных улиц общей протяженностью около 25 километров

Вот только искупаться летом в городе проблематично. На всю Москву - 11 официальных пляжей, из которых Росприроднадзор в разгар сезона 3-4 закрывает по разным причинам. А ведь на берега Сены, например, в Париже завезли песок, и парижане не первый год купаются прямо в центре столицы Франции.

Сергей Собянин: У нас в этом году пляжей тоже будет больше. В ЦПКиО им. Горького и "Сокольниках" они открылись еще в прошлом году. Нынче оборудуем пляжно-купальную зону в Филях и Тушино, а также в большинстве других парков города.

Кстати, о парках. Они очень изменились. В том же парке им. Горького теперь можно поиграть в пинбол, полежать на траве, даже кино посмотреть. Но кому-то из москвичей хотелось бы иметь "зеленую читальню", чтобы можно было послушать выступление поэтов или писателей. Или, к примеру, стать посетителем книжного фестиваля, который традиционно проходит летом в душном ЦДХ. Наверняка он с радостью переехал бы на открытую площадку. Нельзя ли привлечь молодежь к решению вопроса, какими быть паркам столицы?

Сергей Собянин: И можно, и нужно. Во всех крупных парках уже созданы общественные советы, куда входят и бабушки, и дедушки, и молодежь, и просто инициативные горожане всех возрастов. В "Сокольниках" мне часто удается поговорить с ними о новых идеях. Если есть идеи у журналистов "РГ", с удовольствием готовы принять их и помочь реализовать.

А Диснейленд появится в Москве?

Сергей Собянин: Очевидно, что городу необходим такой тематический парк, насыщенный аттракционами и спортобъектами. Проект создания его в Нагатинской пойме есть. Постараемся в этом году провести конкурс и привлечь инвесторов.

Москвичам обещали еще один парк - на месте снесенной гостиницы "Россия". Ее развалины стоят с 2007 года. Когда же все-таки появится парк?

Сергей Собянин: Обещание в силе. Мы не собираемся использовать это место ни под какие девелоперские проекты. Только парковая зона, а под ней - пространство с выставочными залами, сувенирными лавками, парковками. Но с реализацией идеи не спешим. Ведь второго случая, чтобы практически встык с Красной площадью в стране появился новый парк, не будет. Поэтому надо посоветоваться с жителями, изучить мировой опыт. В прошлом году мы даже объявили народный конкурс на проект парка. Получили больше 100 вариантов. Но к консенсусу не пришли. На базе самых интересных подготовили техзадание на проектирование. В конце прошлой недели объявили международный конкурс на разработку концепции парка. В мае подведем итоги первого этапа.

Всех в камеру

Вопрос от нашего корреспондента из США: мэр Нью-Йорка Майкл Блумберг активно борется с курением в общественных местах. Причем не только в кафе, ресторанах, киноконцертных залах и т.д., но и на пляжах, в скверах, на набережных. А Москва собирается что-то предпринять для защиты горожан от дыма?

Сергей Собянин: Москвичам сначала надо адаптироваться к новому антитабачному закону, принятому Госдумой Российской Федерации. Этим законом с 1 июня в России будет полностью запрещено курение в госучреждениях, вузах, школах, больницах, стадионах, ресторанах, поездах, на вокзалах и у метро - "курилки" останутся только на предприятиях и в офисах. Я слышал, что у муниципальных депутатов есть инициатива сделать Арбат зоной без курения. Лично я только приветствую такие инициативы.

Мэрия Нью-Йорка заявляет и о том, что ей удалось вдвое снизить уровень уличной преступности...

Сергей Собянин: А вот это, скорее всего, больше вопрос умения правильно подать себя. По количеству грабежей Нью-Йорк вдвое опережает Москву. Борьба с преступностью, конечно же, важнейшее направление работы для нас. Правда, надо иметь в виду, что в отличие от Нью-Йорка ГУ МВД Москвы не подчиняется правительству города, как их правоохранительные органы подчиняются мэрии. У нас это самостоятельная структура, главу которой назначает президент страны. Мы можем только помогать правоохранительным органам. К примеру, в борьбе с уличной преступностью, кражами, бандитизмом, угоном машин, хулиганством делаем ставку на систему видеонаблюдения. Столица взята сейчас под прицел 110 тысяч видеокамер - самых лучших в мире, самых современных. Для тех, кому предстоит анализировать передаваемую ими информацию, создаются рабочие места. Когда эта система заработает в полной мере, я думаю, счет раскрытых преступлений пойдет на тысячи, что само по себе станет серьезным фактором для снижения уровня преступности.

У москвичей камеры вызывают двоякое чувство. Некоторые горожане готовы чуть ли не на демонстрацию протеста выйти, лишь бы власти услышали, что они против слежки "Большого брата", его вторжениях в их частную жизнь. Хотя большинство, конечно же, понимают, что делается это для их же пользы. Достаточно вспомнить волну поджогов машин. С тех пор, как в городе началось массовое распространение видеонаблюдения, этот вид преступлений резко пошел на убыль. Но вопрос: будет ли система в целом эффективной, остается. Москвичи помнят, что однажды город, в 2008-2009 годах, уже закупал видеокамеры, и толку от этого не было.

Сергей Собянин: И мы знаем, почему. Закупали тогда видеокамеры префектуры. В общей сложности 80 тысяч, а работали лишь 40 тысяч. Реанимировать их смысла не было, потому что спустя несколько лет история наверняка повторилась бы. Мы пошли другим путем. Заключили контракты с компаниями, которые сами обзавелись аппаратурой, какой считают нужной, и сами ее обслуживают. А городу передают видеосигнал. Мы у них покупаем готовую услугу. Нет картинки? Значит, мы не заплатим, да еще и штраф выставим фирме, нарушившей обязательство. То же самое произойдет, если видеокартинка окажется плохого качества.

Любое ТСЖ или управляющая домом компания может заключить договор с этой компаний и получить видеосигнал с камеры, установленной во дворе, для собственных нужд. Вся информация, записанная видеоаппаратурой, в течение нескольких дней хранится в едином банке данных. По первому же запросу она может быть передана правоохранительным органам, что также способствует сокращению преступности в городе.

Считаю, что такая система наиболее эффективная. Причем не только в борьбе за правопорядок в городе. Видеокамеры помогают следить и за качеством уборки дворов и дорог в городе. Мосгордума недавно приняла поправки в административный кодекс города, позволившие наказывать виновников грязи, непроезжих трасс, мусорных свалок в неположенных местах даже без написания протоколов. Есть фотовидеофиксация? Система в автоматическом режиме высылает снимок подрядной организации, которая отвечает за уборку дороги, и квитанцию на штраф, который остается оплатить.

А как к народным дружинникам вы относитесь?

Сергей Собянин: Положительно. Это люди, которые выходят на улицы вместе с органами правопорядка, реально влияют на ситуацию в городе. Чем больше дружинников, тем меньше преступлений. Неважно, хватают они нарушителей порядка или нет, само появление людей с повязкой на рукаве - один из способов профилактики преступности. Кроме того, жители, которые сами принимают участие в наведении порядка, по-другому себя ведут. Хочу сказать этим людям огромное спасибо.

Скажите Собянину...

Есть в Москве еще одна стройка, которая портит москвичам настроение, - площадь Белорусского вокзала. Ее раскопали в 2006 году. С тех пор горожане и стоят здесь в пробках, проклиная все на свете. В годы Великой Отечественной войны фронтовикам потребовалось 4 года, чтобы дойти до Берлина, а площадь Тверской Заставы не могут привести в порядок семь лет. Когда же стройка все-таки закончится?

Сергей Собянин: Напомню: мы были вынуждены расторгнуть инвестконтракт, который предполагал строительство у Белорусского вокзала подземного многофункционального комплекса площадью более 60 тысяч кв. м торговых площадей, который сделал бы площадь непроезжей навсегда. Инвестор передал эту площадку городу. Мы проект изменили, оставили лишь минимум машино-мест в подземном паркинге и транспортную инфраструктуру. Но кроме паркинга требуется построить серьезную транспортную развязку. Она тоже оказалась очень непростой. На общественных слушаниях по проекту одной из эстакад мы получили отрицательное заключение жителей. Они возражают, чтобы она проходила мимо их домов. Но в таком случае этот узел вообще никогда не расширить. Поэтому мы приняли решение реконструкцию проводить, эстакаду строить. Строители уже приступили к работе. Объем большой. Думаю, еще года два понадобится, чтобы закончить стройку.

То есть в обещанном ранее 2014 году не получится?

Сергей Собянин: Будем стараться, нас сейчас ничего не держит. Есть проект, есть финансирование, возможность наращивать объемы. Но реальнее для завершения - 2015 год.

Значит, и памятник Максиму Горькому, высланный еще в 2005 году с этой площади в парк "Музеон", где стоит и Феликс Дзержинский с Лубянки, вернется на место не раньше?

Сергей Собянин: Выходит, так.

Вы призывали строителей синхронизировать сроки реконструкции стадиона "Динамо" и выхода из метро новой станции "Петровский парк". К 2015 году они управятся?

Сергей Собянин: У них срок окончания работ - 2017 год. Это огромная стройка, и на ней занято большое количество людей. Но в течение двух лет такие объекты не возводятся.

Но стараясь всячески ускорить работу, они долбят свои сваи по ночам. Жители говорят строителям: должны же люди когда-то спать! А они в ответ: вы это Собянину скажите...

Сергей Собянин: Стучать по ночам нельзя, вы правы. У нас и в самом деле напряженная ситуация с жителями из-за того, что весь город в стройке. С одной стороны, москвичи спрашивают: когда вы, наконец, решите проблему дорог, невозможно больше ждать. Начинаем интенсивно строить. И тут же слышим: прекратите, вы нам мешаете, стройте свои дороги хоть под землей, хоть над землей, но только не здесь и не сейчас. Понятно, что людям не хочется терпеть даже временные неудобства. Но, к сожалению, без этого не обойтись.

В Пекине, в котором так же, как и в Москве, 5 млн машин и возможности расширения улиц практически исчерпаны, ваш коллега мэр города Го Цзиньлун принял решение построить 26 подземных тоннелей. И пустить по ним весь транспорт, оставив на земле лишь экологически чистые автомобили, велосипедистов и пешеходов. У Москвы нет таких планов по освоению подземного пространства?

Сергей Собянин: Насчет Пекина не знаю. Но я наслушался уже много сказок о разных суперпроектах. Например, в Париже реализуется колоссальный проект Большой Париж, где предусмотрено и наземное, и подземное метро. Говорят об этом лет 10, а на деле там до сих пор и гвоздя не вбито. Мэр Лондона заявил о том, что его стратегическая задача - расширить в полтора раза свой метрополитен. И тоже пока одни слова. Москва же не только заявляет, но и делает. Буквально за два года мы приступили к реализации крупнейшего в мире проекта строительства метрополитена длиной 150 километров. Одновременно ведем уже реконструкцию 240 километров линий железнодорожных путей для создания, по сути дела, наземного метро. А еще идет масштабная реконструкция новых дорог и развязок. Я считаю так. Можно заниматься "маниловщиной" и мечтать о подземных дорогах, которые стали бы, во-первых, в 10 раз дороже, а во-вторых, технически мало реализуемы для Москвы. Но лучше жить все-таки в реальном бюджете реальными возможностями реальной экономики. И то, что можно сделать, в частности, для увеличения пропускной способности дорог, в ближайшие 5-7 лет мы сделаем. Реконструкцию метрополитена должны закончить к 2020 году. Примерно в те же сроки завершим реконструкцию железнодорожных путей. И глобальных строек, мешающих людям, не останется. Подожмем изо всех сил по времени и крупнейшие инфраструктурные проекты.

Потому и кипит работа на всех стройках, что хочется сделать все как можно быстрее. И быстрее получить эффект. Надо понимать, что если построить, например, лишь метро, но не привлечь к пассажирским перевозкам внутри города железнодорожный пригородный транспорт, то люди все равно поедут в Москву на машинах. Не реконструируем дороги? Москвичи, выезжая по субботам и воскресеньям за город, как стояли, так и будут стоять в пробках. Вот и работаем не только над городскими трассами, но и вместе с коллегами из минтранса над реконструкцией федеральных вылетных трасс. А еще есть несколько проектов, которые вполне возможно построить за счет частных денег. Например, дублеры Кутузовского проспекта, Северный и Южный, вполне можно делать на принципах концессии. Сейчас заканчиваем проекты их планировок. Как только будут готовы, выйдем на тендеры. Словом, все, что можно сделать для улучшения транспортной ситуации в Москве, мы делаем.

Последний проект, который обрел свои конкретные очертания, - это строительство транспортно-пересадочных узлов. Меня спрашивают: где они появятся? Отвечаю: да там, где и сейчас находятся. Просто сборища ларьков, различного рода торговых палаток, грязи и неблагоустроенных территорий предстоит превратить практически в сеть 250 новых вокзалов, 150 из которых будут капитальными. И ни одно звено из перечисленной мною цепочки по развязыванию транспортной ситуации в Москве упустить нельзя.

Фоторепортаж
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Подписка на первое полугодие 2017 года
Спроси на своем избирательном участке