Новости

30.04.2013 03:29
Рубрика: Культура

Петербургский режиссер Виталий Мельников отметит свое 85-летие

Текст: Светлана Мазурова (Санкт-Петербург)
Легендарный петербургский режиссер, создатель фильмов "Начальник Чукотки", "Старший сын", "Женитьба", "Выйти замуж за капитана", "Бедный, бедный Павел" и многих других 60 лет снимает кино.

РГ: Сколько юбилеев у Вас сразу, Виталий Вячеславович! Еще 30 апреля 95 лет студии "Ленфильм", на которую Вы пришли работать 50 лет назад. А как вы начинали?

Виталий Мельников: Как-то о своих личных "круглых" датах я не задумывался. Но вот вы сейчас сказали, и я вспомнил, что ровно 60 лет назад - 13 мая 1953 года - я приехал в Ленинград. Десять лет работал в документальном кино, на "Леннаучфильме". А в самый первый раз я закричал: "Мотор!" в 1950 году. Мне поручили снять несколько сюжетов для журнала "Новости сельского хозяйства".

На "Ленфильме" я начал трудиться в должности второго режиссера на картине "День счастья". Это была мелодрама по повести Юрия Германа, ставил ее Иосиф Хейфиц, главного героя играл Алексей Баталов. Первой же самостоятельной работой стала короткометражка "Барбос в гостях у Бобика", экранизация рассказа Носова "Бобик в гостях у Барбоса".

Когда я, мальчишка, в сибирской глухомани крутил "динамку" кинопередвижки в деревенских клубах, то считал, что уже делаю кино! Мне казалось, что я вкладываю хотя бы свою мускульную энергию в это чудо под названием кино. И чудо происходило: люди, глядя всего-то на клочок ткани и двигающиеся по нему тени, плакали, смеялись, сопереживали. С тех пор зрительское мнение и ощущение фильма мне очень дорого. Я достаточно спокойно отношусь к киноведческим оценкам, анализам, но когда вижу и слышу ответный отзвук, когда зал живет единым дыханием, настроением - это мне дороже всего. Ради этого, по-моему, и стоит жить в кино.

"Люблю того, кого обижали"

Иные режиссеры говорят, что "публика - дура" и они снимают не для зрителей.

Виталий Мельников: Смешное пижонство и, по-моему, попытка прикрыть свою профессиональную несостоятельность. Конечно, у каждого режиссера есть свой способ рассказа, этот способ может нравиться, не нравиться. Но все равно он адресует свою работу зрителю, кому же еще? Себе? Ну и сиди тогда дома, зачем тащить публику на свое кино? Для того чтобы сказать потом, что все идиоты?

Если сегодня надо назвать всего один Ваш фильм, чтобы представить Вас (допустим, Виталий Мельников, создатель "Начальника Чукотки"), какой вы выберете?

Виталий Мельников: Я бы не выбрал ни одного. Меня часто спрашивают: "Какой свой фильм вы считаете самым лучшим или любимым?", я отвечаю,  что особенно люблю тот, который больше всех обижали. Либо он несправедливо забыт, не понят. Например, мне дорога "Чича". Ее не показывали по телевидению никогда. Картина, которую мы делали во время перестройки. На улицах тогда шли митинги, в Москве был построен гигантский палаточный городок около гостиницы "Россия", здесь на Каменном мосту бастовали шахтеры. В последний съемочный день в августе 1991 года мы ехали из Сиверской домой, шоссе было забито военной техникой Псковской дивизии, танки шли к Ленинграду. Двигались они медленно, мы на своих "жигуленках" обогнали их. Когда приехали в город, то увидели, как у Мариинского театра строят баррикады. Почти как в кино.

"Чича" - это комедия, там есть элементы пародирования нашего "бунтарства", демонстраций, лжеострых политических противоречий. Мне говорили, что кто-то воспринял этот фильм как "антиперестроечный", а он был просто про людей.

Картина дорога мне и как память о Боре Брондукове. Там его последняя роль, он приехал на съемки уже больным, сыграл у нас начальника военного ансамбля песни и пляски. Сыграл очень смешно и ярко. Снимался в фильме и Игорь Дмитриев. И начинала в кино Ниночка Усатова.

Вы довольны прокатом "Поклонницы", фильма о Чехове и Авиловой?

Виталий Мельников: Говорят, он неплохо прошел. С учетом нынешнего состояния проката.

После премьеры "Поклонницы" Вы сказали, что больше не будете снимать кино…

Виталий Мельников: Я три года снимал этот фильм, а предполагал, что управимся за год, к 150-летию Чехова. Вымотался, но когда закончились премьерные акции, сел писать новый сценарий, не могу без работы. Но сам теперь снимать не возьмусь. Тем более, будущая картина связана с экспедициями.

О чем сценарий?

Виталий Мельников: О том, какими мы были в сталинское время, в 50-е годы. Это, собственно, продолжение моей картины "Агитбригада "Бей врага!". Во время учебы во ВГИКе я был на практике у режиссера Владимира Шнейдерова (это он впоследствии придумал на телевидении "Клуб кинопутешествий"). На съемках фильма "В каспийских джунглях" собралась интересная, пестрая группа. История их отношений легла в основу нового сценария.

Кому-то предложите снять?

Виталий Мельников: Дальше будет видно. Дам почитать актерам, которые мне интересны, посмотрю, как они отреагируют. Хорошо бы найти молодого режиссера. С другой стороны, это история киношников 50-х годов, нужно хотя бы отчасти знать то время. Я иногда смотрю фильмы о Великой Отечественной войне, сделанные молодыми, там отчетливо видна туфта, театральность, приблизительность. Впрочем, я уже начинаю брюзжать по стариковскому обычаю. Есть ведь и толковые фильмы о войне, снятые молодыми.

"Враждебности я не встречал"

Какие Ваши фильмы имели успех за рубежом?

Виталий Мельников: Не считал и не регистрировал. "Женитьба", например, имела успех в Италии и Германии. В то же время в Советском Союзе шли не очень положительные отзывы, у нас же все знают, как надо ставить Гоголя, а итальянцы просто любят его. На долю фильмов, сделанных за последние десять лет, - "Бедный, бедный Павел", "Агитбригада "Бей врага!", "Луной был полон сад" и "Поклонница" - пришлось немало призов.

Наши критики, кажется, к Вам тоже всегда хорошо относились…

Виталий Мельников: Честно говоря, не очень слежу за тем, что обо мне говорят. Но враждебности я не встречал.

Вам и с продюсером повезло: дочь Ольга взялась помогать Вам.

Виталий Мельников: Она помогала мне еще на "Бедном, бедном Павле", потом у нее были фильмы других режиссеров и мои "Агитбригада…" и "Поклонница". Из Ольги получился профессионал хорошего класса: такая цепкая, настойчивая, умеет общаться с людьми, владеет ситуацией… Я даже не знал этого, пока не увидел в работе.

Вот вас уже двое из семьи в кинематографе.

Виталий Мельников: Да. И еще внучка Настя учится в аспирантуре ВГИКа и одновременно - в университете в Киото. Предмет ее исследований - японское документальное кино.

У вас в практике не было случая, когда сценарист, обидевшись на Вас, требовал убрать свое имя из титров?

Виталий Мельников: Бывало другое (смеется) - когда я с удовольствием убрал бы имена некоторых сценаристов. Особенно в документальном кино. Сценарным навыкам я учился там. Почти все дикторские тексты (а тогда это было очень важно) писал сам. Со сценаристами в игровом кино мы либо писали вместе, либо я писал один. Первые свои художественные фильмы снимал по сценариям Валуцкого ("Начальник Чукотки", "Семь невест ефрейтора Збруева"), Клепикова ("Мама вышла замуж"), Мережко ("Здравствуй и прощай").

"Начальника Чукотки" Вы снимали с замечательным ленинградским оператором Эдуардом Розовским, а потом много работали с Юрием Векслером.

Виталий Мельников: С Эдиком мы снимали вместе еще документальное кино. Я знал, что он любит путешествия, риск, мастер на разные придумки и новации.

Юра начинал у меня еще на картине "Семь невест ефрейтора Збруева" как ассистент оператора Дмитрия Долинина. Я рискнул взять его в качестве главного оператора, когда Долинину нужно было куда-то уехать. Мы сразу подружились. Он оказался человеком преданным нашему делу, талантливым, мобильным. Мы долго работали вместе, до "Царской охоты", последнего нашего фильма, когда он уже был болен.

"Удивляться будем вместе"

Как Вы относитесь к давней идее - поставить памятник "начальнику Чукотки"?

Виталий Мельников: Первый раз такое слышу!

Но ведь есть памятники киногероям Жеглову и Шарапову, персонажам комедии "За двумя зайцами"…

Виталий Мельников: Ну, если он будет не монументальным, не помпезным (вдруг взгромоздят что-то несусветно "революционное"!), конечно, я бы не стал возражать. Тут вопрос в тонкостях: история-то веселая, смешная, молодая, и знак или памятник должен соответствовать жанру фильма и характеру героя.

В день рождения, в полдень, Вы выстрелите из пушки в Петропавловской крепости. Вам доводилось прежде стрелять?

Виталий Мельников: В жизни этим не занимался. Я человек мирный. А из этой пушки удостаивается чести выстрелить раз в столетие.

Затем в Петропавловке же откроют Вашу выставку. Что на ней будет?

Виталий Мельников: Видите кипу папок? Все отобрано, жизнь-то длинная, вот и разложил ее по полочкам в папки. Будут фотографии, афиши старых и новых фильмов, даже костюмы некоторых героев. Что получится - не знаю, удивляться будем вместе.

Почему выставку сделали не на "Ленфильме"?

Виталий Мельников: Сейчас там кипит работа, что-то ремонтируется, что-то перестраивается. А в Петропавловке есть все условия для такого рода экспозиций. Многие картины я снимал на территории крепости, так что я там свой человек.

А что Вы представите на встречах с читателями в книжных клубах города?

Виталий Мельников: Автобиографическую книгу "Жизнь, кино". Я дополнил ее новой информацией, это уже третье издание. В середине мая будет выпущен сборник, в который войдут четыре моих сценария: "Бедный, бедный Павел", "Агитбригада "Бей врага!", "Поклонница" и новый "Кино для вождя". Отдельной книгой издан сценарий к фильму "Поклонница".

Прежде Первомай был большим праздником, с демонстрациями, застольями. А у Вас еще и день рождения…

Виталий Мельников: Мне было хорошо, радостно! Потому что я считал - и в детстве, и позже, что это для меня оркестры играют, народ ходит с флагами. Всё в мою честь.

Культура Кино и ТВ Наше кино Филиалы РГ Северо-Запад СЗФО Санкт-Петербург Лучшие интервью
Добавьте RG.RU 
в избранные источники