Новости

07.05.2013 00:59
Рубрика: Власть

Основной вопрос

Общественная апатия - главный противник президента
Год назад Путин был переизбран президентом.

В экономике России все на первый взгляд благополучнее, чем в ЕС. Уровень потребления и вклады граждан в банки за этот год несколько выросли. Чтобы оценить ситуацию, достаточно посмотреть на поток дорогих машин (слово "иномарки" потеряло всякий смысл) на улицах - и далеко не только Москвы. Правда, верно и то, что огромная часть из них взяты в кредит - но, значит, люди уверены в завтрашнем дне. Очень низкая безработица. Правда, вице-премьер по соцвопросам Голодец заявила, что не знает, чем, собственно, занята почти половина трудоспособного населения, которые находятся в "серой зоне".

Однако общая экономическая статистика больших восторгов не внушает.

Доходы бюджета на 50% формируются за счет нефтегазового сектора. 70% российского экспорта - все то же сырье. Причем эти позиции стали для нас уже привычными, так обстоит дело все последние годы - под бодрое журчание про "диверсификацию, инновации" (наверное, это идет - просто на наноуровне). Но есть и перемены.

Рост ВВП в 2012 году - 3,4 %. Это нечто новое, т.к. в 2011-м было 4,3% (в 2008-м - 5,2%, а в 2007-м - 8,5%). А в 2013-м минэкономразвития обещает уже 2,4% вместо запланированных 3,6%. Кстати, МВФ прогнозирует рост ВВП мира-2013 в 3,3%. Понятно, что у развивающихся экономик, к которым относят Россию, рост должен быть выше среднего, а ожидается - ниже.

В общем, по словам того же минэкономразвития, с осени мы можем успешно догнать ЕС и тоже "приступить к рецессии". Известно, что минэкономразвития иногда перестраховывается, но даже если полноценной рецессии и не будет, то, конечно, ни о каком росте ВВП на 6-7% в год (а это ускорение, как говорят эксперты, минимально необходимо, чтобы перейти с ближне-сырьевой орбиты на дальне-инновационную) мечтать в этом году не приходится.

Иностранные инвесторы, кстати, голосуют "за рецессию" - деньги постоянно выводят с нашего рынка. Эксперты дружно говорят, что сейчас российские компании чуть ли не самые недооцененные в мире. Только они продолжают недооцениваться все круче: не верят западные бизнесмены в наши перспективы, утратили интерес к России. По итогам года минэкономразвития ожидает оттока капитала в 30-35 млрд долл. Из развивающихся стран инвестор предпочитает Мексику, Филиппины да и многих других. Конечно, все это - дело переменчивое, Земля продолжает вращаться, на новом витке могут и вернуться... Правда, если у нас только вот такие утешения остаются, то это - тоже показательно.

Но, в конце концов, и без этих цифр давно известно: наша экономика глубоко увязла в жирном нефтеболоте. И в общем, это всех устраивает (хотя "приличие требует" говорить, что ситуацию надо менять). Но устраивает до тех пор, пока уровень нефтежизни растет. Если же он начинает стагнировать, то естественное "физиологическое огорчение" этим печальным фактом соединяется с моральной мукой по поводу "сырьевого придатка". Возникает неприятная смесь... Как же вывести экономику из нефтеплена ?

Сколько ни повторяй популярную мантру про "непопулярные меры", так и нет согласия экспертов - какие? В 1991-м было ясно, что "свободные цены" - штука болезненная, но неизбежная. А "институциональные реформы" всяк толкует по-своему и найти общий знаменатель не так-то просто. Например, прекрасная вещь, о которой говорят все в один голос, - "добиться независимости судей". Вот только как? Хорошо, если Государство перестанет давить - но ведь телефон судьи соединен не только с госчиновниками...

Очень трудно вдохнуть в общество энергию,найти моральные и идеологические драйверы

Эти проблемы задают рамки, в которых будет находиться любой президент России, какой бы ни была его фамилия. Но судя по тому, что ни одна страна ЕС преодолеть кризис так и не смогла, не стоит преувеличивать роль лидеров "в борьбе с экономикой".

Разумеется, президент не может фаталистически-добродушно это констатировать. И недавний "показательный наезд" Путина на министров демонстрирует беспокойство президента, желание переломить тенденцию. Другое дело, что есть большие сомнения - не только в том, что правительство будет отправлено в отставку, но и в том, что это вообще стоило бы делать, что любые новые министры смогут "вытянуть" против объективного вектора...

Что касается политической и общественной жизни, то рецессия еще более заметна.

Не буду занимать место, описывая "оппозицию" - лежачего не бьют. Фальстарт-2011 превратился в маразм 2012-13. И дело, разумеется, не в "преследованиях" - наоборот, они дают несчастному "Союзу меча и орала" хоть какую-то "иллюзию движухи". Предоставленные самим себе российские интеллигенты, верные традициям своих духовных отцов, способны лишь на взаимоуничтожение - и это у них получается куда лучше, чем "борьба с режимом".

"Конструктивная оппозиция", вопреки принятому у нас мнению, это вовсе не оппозиция, умеющая "конструктивно лизать". Нет, конструктивная - это та, которая кроме уныло-злобного брюзжания про бяку-власть способна предложить что-то свое, какую-то повестку дня для страны. Между тем "креативная повестка оппозиции" - просто калька с благих призывов партии власти: "за все хорошее - но против всего плохого". Инновационная экономика, честные суды, борьба с коррупцией... Все это очень мило и оригинально, знать бы еще - как это сделать? Ответ на это сводится к "честным выборам" (которые в 1990-е как будто не сделали суды честными, а коррупцию низкой) и "долой Путина". Путинофобия "несогласной тусовки" похожа на род психического заболевания, если бы не объяснялась куда проще - когда понятия не имеешь, чем заняться, остается кого-нибудь ненавидеть... Бессилие оппозиции очевидно для всех, кроме фанатов. Итог: полное банкротство "лидеров" и их тусовочек. Но все это никак не открыло второе дыхание для власти. В результате усталое раздражение - и властью, и системными партиями, и "внесистемным придатком" - в обществе постоянно усиливается. Оно ни во что не конвертируется, оно не конденсируется - пребывает в разреженном виде в атмосфере, увеличивая только "серый туман общего отчуждения", в котором плавает общество.

Но злоключения оппозиции говорят не только об уровне креативного планктона. Они показывают объективную ситуацию в стране: очень трудно вдохнуть в общество энергию, найти моральные и идеологические драйверы, перейти от имитации и "растяжки времени" к какой-то энергичной работе.

И эта проблема - общая для всех политиков, начиная, разумеется, с власти, которая несет максимальную ответственность за положение дел в стране.

Как в этой ситуации ведет себя президент ?

Тут у меня двойственное ощущение.

Многие знаковые решения - от закона об НКО до "антимагнитского закона", от "дела Навального" до запрета чиновникам иметь счета на Западе - вызывают, академически говоря, больше вопросов, чем ответов.

Но если брать при этом функционирование Системы в целом, то оно представляется мне вполне адекватным в существующих условиях. За этот год не было резких перекосов ни в какую сторону. Нет "завинчивания гаек": сохранился тот уровень свободы слова и реальной открытости страны, который был раньше, т.н. "лидеры оппозиции" на воле продолжают свою многотрудную деятельность, критика в адрес "ЕР" даже усилилась. Разумеется, не произошло того, о чем постоянно шелестит "креативный планктон": например, нет "роспуска нелегитимной Думы". Но это "требование" только говорит о своеобразном понимании "правового государства": по законам России парламент распустить невозможно (кроме случаев, когда Дума голосует против премьера или требует отставки правительства). И заявления: "А нам так не нравится! Пусть Путин возьмет - и разгонит Думу!" прокомментировать трудно - я не психиатр.

При этом Путин сделал одну важную вещь: де-факто включил "обратную связь" об отсутствии которой говорит оппозиция. А именно: он сумел использовать критику власти. Постоянные, часто с захлестом, обвинения в "тотальной коррупции" показали градус реального общественного недовольства. Весьма вероятно, что это стало одним из стимулов для президента, чтобы начать "антикоррупционную кампанию".

Об этой кампании тоже можно судить по-разному. Кто-то недоволен, что вместо "экспроприации экспроприаторов" им лишь "завалили лаз на Запад", кто-то, наоборот, возмущается "прессованием элиты". Исходя из корпоративной этики, одним "мало", другим - "много". По-моему, с учетом возможностей сделан оптимальный выбор: кампания не превратилась в "огонь по штабам" и "соревнование по посадкам". Вместе с тем если кампания продлится, то она имеет шанс значительно изменить поведение правящей бюрократии - в той мере, в какой это вообще возможно.

Усилия Путина по перезагрузке (но без слома!) Системы - очевидны. Учитывая наш исторический опыт, можно сказать, что задача эта очень тяжкая, но не безнадежная. И у него есть пять легитимных президентских лет для этой работы. А противник президента - не оппозиция, не бюрократия, не элиты, не Запад или Восток. Противник - настроение общественной апатии, которое обволакивает страну. Удастся ли "разогнать депрессивный туман" и включить потенциальную энергию общества - это и есть основной (и вечный) вопрос российской политической философии. И первым, кому приходится на него отвечать, является президент.

Год спустя

Текст: Вячеслав Никонов (председатель Комитета Госдумы по образованию)
Седьмого мая 2012 года прошла церемония инаугурации Владимира Путина. В тот же день он подписал серию указов о развитии страны. Возникало ощущение стремительности начала его третьего президентского срока. Спустя год большинство россиян, согласно опросам, вовсе не разочарованы в том, как Путин исполняет свои обязанности. Но стремительности перемен многие уже не чувствуют.

Главный экономический вызов третьего срока - снижение темпов экономического роста. Путин ставил перед правительством задачу обеспечения 5-процентного роста ВВП на ближайшие годы, что позволило бы реализовать все намеченные планы. Но достичь этого рубежа не удалось. Главная причина, следует согласиться, в охлаждении общей мировой конъюнктуры и кризисе в Европейском союзе. К чести нашей власти следует заметить, что в прошлый раз, когда европейская экономика снижалась (2007-2009 годы), российская падала с двойным ускорением. Оно и понятно, страны ЕС - наш главный торговый партнер, и сокращение там спроса на российское сырье обвалило нашу экономику. Сейчас Европа вновь в кризисе, даже Германия - локомотив Евросоюза - в негативной зоне. А Россия продолжает расти, хотя и медленнее, чем раньше. В 2012 году ВВП увеличился на 3,5%, это больше, чем в любой западной стране, но меньше, чем в Китае или Индии. Однако первый квартал этого года показал рост лишь 1,1%, что снижает и поступления в бюджет. А он и так испытал ограничения после введения бюджетного правила, которое предусматривает направление средств, полученных как следствие сверхвысоких цен на нефть, в суверенные фонды.

В этом одна из предпосылок потери стремительности, торможения с реализацией ряда заявленных программ. Но из последних выступлений Путина так же очевидно, что одну из причин такого положения он видит в политике правительства, которое, помимо прочего, не спешило исполнить президентские указы и наполнить их реальным финансированием. По подсчетам Кремля, только около 2/3 поручений принято к исполнению. Раздражение Путина подобной неисполнительностью можно понять. Как и отдельными министрами, ухитрившимися меньше чем за год полностью испортить отношения с подведомственными им профессиональными сообществами. Как и отдельными шагами правительства, которым эксперты отказывают в эффективности и оперативности. Так, удвоение страховых взносов (фактически налогов) для самозанятых привело к тому, что 400 тысяч из них немедленно предпочли уйти в тень, и теперь Путину приходится выступать за отмену этой инициативы. Новая пенсионная формула, которая должна была быть выведена еще в прошлом году, отсутствует до сих пор. Срок полного решения проблемы расселения аварийного жилья срывается и продлен до 2017 года.

А проблемы в социальной сфере только увеличиваются. Среди них есть и приятные, но их решение тоже затратно. Меры по стимулированию рождаемости принесли плоды, и рассосавшаяся было очередь в детские сады вновь стала расти, достигнув по всей стране 360 тысяч детишек. Нужны минимум 300 млрд рублей дополнительно, чтобы за три года создать полмиллиона новых мест в детсадах. А первые плоды всплеска рождаемости уже пошли в школы, и во многих регионах первые классы вынуждены заниматься в две, а то и три смены, а значит, такая ситуация будет и в последующих классах. Нужно строить гораздо больше школ, чем планировалось ранее, а денег на это не предусмотрено. Занялись, слава богу, своими сиротами, переставая бесконтрольно торговать ими по всему миру. Но их обустройство в семьях тоже затратно. И так далее, и так далее.

Поэтому понятно, что Путина раздражает отсутствие шагов, которые переломили бы тенденцию к замедлению темпов экономического роста. Минэкономразвития, пока пребывающий в меньшинстве, говорит о желательности стимулировать рост за счет снижения учетной ставки Центробанка, чтобы удешевить кредит, смягчения бюджетного правила, чтобы иметь возможность увеличить расходную часть бюджета, не залезая в дефицит, инвестиций в инфраструктуру. Другая часть кабинета предпочитает стратегию накапливания резервов, которые могут понадобиться на черный день. Путин еще не сделал выбора в пользу одной из сторон. Но при этом дает понять, что ему важно мнение Алексея Кудрина, который, скорее, сторонник бюджетной экономии. При этом президент полностью не разделяет и взгляды Кудрина, назвав его лучшим министром финансов, но не лучшим министром социального развития (или развития как такового).

За последний год Россия стала сильнее, стабильнее, умнее, богаче

Вместе с тем ожидавшихся многими отставок в правительстве пока не последовало. Путин верен своей традиции не тасовать кадровую колоду, особенно когда со стороны широкой общественности и оппозиции раздаются требования скальпов министров. Он крайне не любит действовать под давлением. Вместе с тем представление Кудрина публике на недавней открытой линии - как кандидата на самые высокие государственные посты - было сигналом кабинету о том, что любой из его членов не может быть спокоен за свое кресло. Судьба отдельных членов правительства будет основной политической интригой всего срока президентства, хотя еще недавно казалось, что такой интригой станет масштаб наступления внесистемной оппозиции.

Путин оказался более серьезной крепостью, чем полагали его многочисленные внутренние оппоненты и их зарубежные покровители и спонсоры. Ему удалось перехватить инициативу и утвердить стабильность, без которой никакое развитие не возможно в принципе. Он показал, что демократия - это возможность строить свою судьбу в соответствии с волей собственного народа, а не путем создания привилегий для спонсируемых зарубежными правительствами и спецслужбами неправительственных организаций, чья миссия состоит как раз в искажении этой воли. В этом смысл закона о регистрации тех НКО, которые занимаются в России политикой на зарубежные деньги.

Разговоры о закручивании гаек в связи принятием серии законов, наводящих порядок в политической сфере, остались разговорами, поскольку все эти законы были списаны с западных аналогов (со смягчением санкций) и еще ни одной жертвы новых, "драконовских" законов предъявить не удалось. Кощуниц из Pussy Riot и "лесника" Навального судят по старому Уголовному кодексу. И вряд ли можно считать жертвами тех руководителей финансируемых из-за рубежа политических НКО, которых штрафуют за то, что в нарушение закона они отказываются регистрироваться как иностранные агенты. Они же громче всех ратуют за демократию и исполнение законов! Вот и исполняйте, пропагандируйте на собственном примере. Действительно, демократия - это соблюдение законов. Попробовал бы кто-то в США не зарегистрироваться как иностранный агент, если его об этом просят, в соответствии с Foreign Agents Registration Act. Штрафом бы не отделался.

Путин не закрутил гайки, а укрепил правовой порядок, без чего демократия невозможна. Хорошая иллюстрация - широко критикуемый закон о митингах, предусмотревший правила их проведения и более строгие санкции за нарушение этих правил. После принятия закона массовых выступлений меньше не стало, стало больше - 400-500 в каждый уик-энд. А столь характерного для прежних лет мордобоя не наблюдается вообще, поскольку теперь всем - и правоохранителям и протестующим - понятны правила игры.

Одновременно в течение последнего года появились беспрецедентные возможности для регистрации политических партий, и в осенних выборах примет участие уже 58 из них. Еще более полутора сотен ждут регистрации и, уверен, ее получат. Любая политическая сила имеет возможность вести борьбу за умы и сердца избирателей, что открывает путь и в законодательную, и в исполнительную власть.

В России - единственной в Европе - вновь проводятся прямые выборы губернаторов. Опасения по поводу того, что многие регионы поспешат отказаться от такой практики, когда такая возможность им была предоставлена, не оправдались - пока только Дагестан предпочел систему президентских назначений по представлению регионального Законодательного собрания. Но в Дагестане выборы главы республики и раньше не проводились. Отказа от выборов в принципе можно ожидать только от республик со сложным национальным составом, которым выборы действительно противопоказаны, поскольку порой превращались в межнациональные конфликты с элементами гражданской войны.

Вернулись одномандатные округа на выборах в Государственную Думу, что усилит связь законодателей с избирателями. Примечательно, что те же люди, которые в свое время клеймили отмену выборов по округам как антидемократичную затею, сегодня клеймят их возвращение как антидемократичную затею. На самом деле идеальной избирательной системы в мире не существует, и ничего недемократичного нет ни в пропорциональной, ни в мажоритарной системе, ни в их комбинации. А для критиков власти любое ее действие - шаг в неправильном направлении.

Даже борьба с коррупцией. Путин в течение последнего года показал, что противодействовать ей не только нужно, но и можно. Получив результаты проверки Счетной палаты в министерстве обороны, президент отреагировал немедленно, и у нас появился новый министр обороны - Сергей Шойгу. Кстати, после этого ожила армия, что и продемонстрировали недавние неожиданные военные учения, когда все завелось, полетело, поехало и пошло.

Посланы исключительно сильные сигналы, что воровать нельзя никому - ни министру, ни раскрученному блогеру. Ежегодные декларации о доходах и собственности, введение запрета на зарубежные счета и отчетов за зарубежную недвижимость для высших должностных лиц и депутатского корпуса уже заставили многих предпочесть собственность и счета государственной службе. Кстати, ничего нового. Еще Федор Тютчев, отбывая на дипломатическую работу, давал в МИД расписку, что не будет покупать немецкой недвижимости. Элита должна жить интересами своей страны.

В последнее время заговорили о кризисе в отношениях России и Запада. Возможно, мини-кризис и есть. Вот только вызван он не просчетами Москвы, а скорее, достижениями нашей дипломатии и ростом международного влияния России.

Если бы не было серьезных успехов в укреплении Таможенного союза, Единого экономического пространства с Беларусью и Казахстаном, сотрудничества в рамках ЕврАзЭС и СНГ, разве стала бы уже бывшая госсекретарь США Хиллари Клинтон выступать с совершенно беспрецедентным заявлением о том, что Соединенные Штаты сделают все от них зависящее, чтобы предотвратить интеграцию на постсоветском пространстве. Замечу, что интеграцию во всех остальных частях света США приветствуют двумя руками как прогресс в развитии человечества.

Если бы не завершились успешно 17-летние переговоры о вступлении России во Всемирную торговую организацию, что предполагает статус наибольшего благоприятствования со всеми государствами-участниками, Вашингтон не вынужден был бы отменять поправку Джексона-Вэника, такому благоприятствованию мешавший. А значит, не пришлось бы конгрессу принимать "закон Магнитского": американские законодатели просто не могли осуществить дружественный жест в отношении Москвы, не сопроводив его взамен какой-нибудь гадостью. Так что даже "закон Магнитского" - следствие наших успехов.

Весьма успешным оказался саммит БРИКС в южноафриканском Дурбане, подтвердивший растущий вес пятерки - Бразилии, России, Индии, Китая и Южной Африки - и их совместных действий в мировой политике. Если прежние саммиты БРИКС в западной прессе практически игнорировались, то теперь появилось множество статей авторитетных авторов с общим лейтмотивом - такое объединение невозможно, бессмысленно или реакционно. Значит, БРИКС игнорировать уже невозможно, и группа на правильном пути к максимизации роли ее участников на мировой арене, что собственно и раздражает Запад. Жаль только, что скаредность финансистов (по моим сведениям, именно российских) не позволила выйти на более значимые договоренности в деле создания совместного Банка развития БРИКС, который в перспективе мог бы составить здоровую конкуренцию Международному валютному фонду и Всемирному банку.

За последний год Россия стала сильнее, стабильнее, умнее, богаче. И в этом немалая заслуга Владимира Путина.

Власть Работа власти Внутренняя политика Инаугурация Владимира Путина