Новости

08.05.2013 00:26
Рубрика: Культура
Проект: День Победы

Синенький скромный платочек

Знаменитую песню по просьбе Клавдии Шульженко написал военкор
Есть в Петербурге уникальный народный музей, созданный 45 лет назад блокадниками, ленинградцами-фронтовиками, энтузиастами послевоенных поколений. Он называется "А музы не молчали" и все эти годы существует при школе, носящей имя Дмитрия Шостаковича.

Сквозной темой его замечательной экспозиции является духовная жизнь осажденного города. Стол Ольги Берггольц, пишущая машинка Даниила Гранина, дирижерская палочка Карла Элиасберга, стоявшего за пультом во время первого исполнения Ленинградской симфонии, издания, выпущенные во время блокады, афиши… Среди них и афиша концерта "артистки Ленгосэстрады" Клавдии Шульженко и джаз-ансамбля Владимира Коралли, состоявшегося в 1942 году. Того самого, на котором певица исполнила ставший к тому времени уже знаменитым "Синенький скромный платочек". Так любимая миллионами песня впервые "вживую" появилась в родном городе Михаила Максимова - человека, давшего довоенному вальсу Ежи Петерсбургского вторую жизнь.

22 июня 1941 года было нежарким, но солнечным. Обычный выходной день, и ленинградский инженер-технолог Михаил Максимов с женой и семилетней дочкой Леной отправился в Петергоф. "С подружкой, также поехавшей с нами, сфотографировались в парке, фото должны были прислать через несколько дней, - рассказывает Елена Михайловна - Народу было множество, и мы ушли вглубь парка, бродили по дальним тихим аллеям. А через пару часов началось что-то невообразимое - какая-то суета, люди стремительно шли к выходу. Война!"

А петергофское фото, о котором, конечно, все забыли в смятении первых военных дней, Максимовым действительно прислали на ленинградский адрес. Теперь оно - семейная реликвия.

Михаил Максимов ушел на фронт добровольцем, в начале августа 1941года, хотя имел бронь. Начал службу в 1-й горнострелковой бригаде в должности помощника командира артиллерийско-пулеметного батальона. Из боевой характеристики о прохождении им службы в 1-й отдельной горнострелковой бригаде: "С 10 августа по 15 сентября 1941 года лейтенант Максимов принимал участие в боях за Шимск, Новгород, Чудово, Любань, Тосно, Мгу, Синявино. Проявил себя смелым офицером, действуя как командир, а в отдельных случаях и как рядовой боец. 14 августа ранен под Новгородом. В боях под Синявином неоднократно ходил в разведку в расположение противника, проявил себя при отражении ночного налета автоматчиков на КП бригады и прикрывал с комендантским взводом отход КП. В боях под Черной речкой в трудных условиях доставлял боеприпасы на передовую..." Жена и дочь Михаила Максимова остались в Ленинграде, вокруг которого 8 сентября замкнулось кольцо блокады.


Через пару часов в жизнь девочек войдет война. Фото:Из архива семьи Максимовых

"Зима… Буржуйка и любимые книги, которые в ней горят… Помню, идем с мамой по набережной Невы, мимо Эрмитажа. Люди в саночках воду везут, медленно, осторожно, чтобы не разлить. Или чтобы самим не упасть. Еще саночки - с покойником, тоже везут медленно. Вот эта вереница саночек долго потом мне еще снилась", - сдержанная интонация Елены Михайловны резко контрастирует со взглядом ее светлых глаз. - Как-то с утра бабушка ушла за хлебом, со всеми нашими карточками. И пропала, нет и нет…Уже к вечеру привели совершенно незнакомые люди. Она упала в обморок от голода - тогда это было обычным делом. Но никто карточки не взял. Это было чудо". Максимов присылал семье посылки с продуктами из своего офицерского пайка. "Иначе до эвакуации мы, наверно, не дотянули бы", - пытаясь казаться спокойной, говорит Елена Михайловна. А еще он присылал свои стихи.

Расставаясь оба мы не знали -
Быть в разлуке месяц иль года,
Одного лишь слова избегали,
Горестного слова "навсегда"...

Мы с тобою в верности до гроба
Никогда друг другу не клялись,
Но без слов ей присягнули оба
В час, когда прощаясь обнялись.

Помню все. И как стоял в вагоне,
Паровоза тягостный гудок,
И твою фигурку на перроне,
И слезами смоченный платок.

***

И тогда, на всех других похожий,
Я, себя вчерашнего кляня,
Понял ясно, что всего дороже
Заново ты стала для меня.

Лена Максимова с мамой и бабушкой эвакуировалась 2 марта 1942 года - по "Дороге жизни" - по льду Ладожского озера, как и тысячи других ленинградцев, в крытой брезентом полуторке. "Сидим, скрючившись, машину болтает, покачивает. Брезент снаружи как градом обдает - это осколки льда от взрывов рядом рвущихся снарядов падают".


Военкор Михаил Максимов. Фото:Из архива семьи Максимовых

Лейтенант Максимов в это время стал военкором газеты "В решающий бой!" 54-й армии Волховского фронта. Репортажи о "боях-пожарищах", о буднях и подвигах написаны умелым, живым пером. Были у Максимова задания и не окопные - праздничные. Так, ему было поручено написать отчет о концерте Клавдии Шульженко, приехавшей на Волховский фронт. Концерт устроили в честь присвоения гвардейских званий отличившимся в боях частям и соединениям 54-й армии. Певица обратила внимание на интеллигентного, очень музыкального военкора, легко подбиравшего по слуху аккомпанемент к любой мелодии. "У папы был врожденный абсолютный слух. Это был такой домашний аттракцион - ему играли незнакомую мелодию, и он тут же садился к инструменту и воспроизводил ее", - рассказывает Елена Михайловна.

Узнав о том, что Максимов пишет стихи, Шульженко вдруг предложила написать новый текст на музыку довоенной песни "Синий платочек", чтобы в нем были слова, созвучные времени. Причем, написать нужно было к утру, чтобы на концерте она прозвучала уже с новыми стихами. "Шел второй год войны, солдаты истосковались по родным, многие потеряли близких, - вспоминал позже Максимов. - Я решил писать о теме верности, о том, что эту верность мы и защищаем в бою". Шульженко стихи понравились, и вечером  в железнодорожном депо станции "Волхов" впервые она спела:

Помню, как в памятный вечер
Падал платочек твой с плеч,
Как провожала
И обещала
Синий платочек сберечь…

И пусть со мной
Нет сегодня любимой, родной,
Знаю: с любовью
Ты к изголовью
Прячешь платок дорогой.

А впервые опубликованы они были в дивизионной газете "За Родину!" 8 июня 1942 года. И военкор Максимов в одночасье стал знаменитым. Популярность была ошеломляющая - "Синий платочек" пели повсюду, и на передовой, и в тылу, его перепечатывали многие фронтовые газеты, огромными тиражами выходили открытки с его текстом. О "Платочке" слагали стихи. "Не напрасно сложили песню / Мы про синий платочек твой", - так начинается стихотворение "Русской женщине" - одно из лучших военных стихотворений Михаила Светлова, написанное в 1943-м.

Из письма Михаила Максимова жене и дочери в Череповец, куда они были эвакуированы: "Вчера на почте были в продаже открытки-песни. Среди них мой "Синий платочек", тот, что я писал для Шульженко… Приезжали с юга - рассказывали, что ее пел весь Сталинградский фронт. Это приятно… Не скучайте. В этом году войну закончим, а больше нам ничего не надо". Письмо написано 26 февраля 1943 года. До Победы оставалось больше двух лет.

Культура Музыка Общество История Война из семейного альбома День Победы
Добавьте RG.RU 
в избранные источники