Новости

14.05.2013 00:22
Рубрика: Власть

Правила волокиты

Инвалид добивалась правды в судах 23 года
Конституционный суд рассмотрел дело по жалобе инвалида второй группы Агриппины Поповой из Братска в Иркутской области.

Хотя речь в жалобе идет о чисто правовых аспектах получения потерпевшим компенсации, подоплека истории - это борьба с круговой порукой недобросовестных медиков и следователей.

Заявительницу Агриппину Попову прооперировали в горбольнице Братска в июне 1986 года. По ее словам, была использована новая методика без ее согласия, и в результате она стала инвалидом второй группы и полностью нетрудоспособна. Весной 1987 года Попова первый раз обращается в прокуратуру с жалобой на преступную халатность хирурга и персонала больницы, на причинение тяжкого вреда здоровью, отказ в медицинской помощи, а также на незаконное помещение в психоневрологическую больницу после операции.

Дальше последовали отказы в возбуждении уголовного дела, которые происходили ежегодно - вплоть до 1999 года. Однако и появление уголовного дела с номером 13730 ситуации не разрешило: с апреля 1999 года по октябрь 2010 года было вынесено 26 постановлений о приостановлении производства по делу, 27 постановлений о прекращении уголовного дела - которые, соответственно, периодически признавали необоснованными и отменялись.

Общая продолжительность дела, начиная с 17 марта 1987 года, то есть с момента первого обращения в правоохранительные органы, составила 23 года семь месяцев и 12 дней.

Конечно, после такого говорить о разумных сроках судопроизводства просто невозможно. Последней каплей стало определение иркутского облсуда от 6 июня 2011 года, в котором Агриппине Поповой вернули заявление, сославшись на нормы федерального законодательства - раз не установлен подозреваемый-обвиняемый, то и она якобы не может являться потерпевшей.

Так заявительница оказалась в КС, попросив проверить на соответствие Конституции часть 1 статьи 1, статью 3 федерального закона "О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок", частей первой и четвертой статьи 244 (прим) и пункта 1 части первой статьи 244 (шесть) Гражданского процессуального кодекса РФ. 

Редко участники процессов в КС столь дружно выражают человеческое сочувствие, но при этом - жестко настаивают на своей позиции о соответствии оспариваемых норм Основному закону.

Так, представитель президента в КС Михаил Кротов был уверен, что "оспариваемые нормы не препятствуют заявительнице реализовать ее право на защиту в судебной порядке". "Мы имеем очередную ситуацию, когда выбор возможности защиты своих прав заявительницей оказался неудачным, - посетовал Кротов, - Если бы она обратилась в рамках гражданского судопроизводства, то, я полагаю, ее требования давно были бы удовлетворены".

Судья КС Николай Бондарь, впрочем, поинтересовался у него, была ли признана заявительница потерпевшей. Кротов указал, что из материалов дела он этого не усмотрел.

"Существуют гражданско-правовые способы защиты против имущественного вреда и абсолютно не имела здесь значение волокита с уголовным делом", - и представитель президента в КС намекнул на недостаточную квалификацию юристов, помогавших заявительнице. "Есть порочная практика, - впрочем, Михаил Кротов оговорился, что не имеет в виду конкретных лиц, - когда гораздо легче доказывать в гражданском деле при наличии приговора по уголовному делу".

- Я хочу задать вопрос, который задала бы заявительница, если бы смогла приехать, - поинтересовалась судья-докладчик Лариса Красавчикова, - была ли волокита в ее деле и подлежит ли ей выплата компенсации?

"Потерпевшая хотела, чтобы конкретных врачей привлекли к ответственности, и ни о каких других требованиях речь не идет", - пожал плечами Кротов.

Представитель Госдумы в КС Дмитрий Вяткин тоже считал оспариваемые нормы вполне соответствующими Конституции.

- Случай вопиющий, - признал Вяткин, - столько лет не принимать окончательное процессуальное решение, когда женщина обратилась с требованием хотя бы выявить - есть или нет вина медиков. И государство, конечно должно решать виновен или невиновен, есть повод для возбуждения уголовного дела или нет. С другой стороны, действующее законодательство предусматривает полный набор инструментов, в соответствии с которым гражданин может обратиться с требованием о присуждении компенсации за возмещение ущерба, в том числе морального.

Он считает, что механизмы, предусмотренные в ФЗ "О компенсации.." и в ГПК не исключают друг друга, а взаимодополняют.

"Вину работников соответствующего медицинского учреждения можно было установить в порядке гражданского судопроизводства и требовать компенсации, и, во-вторых, можно было бы привлечь к ответственности государство и должностных лиц, которые не принимали или долго принимали решения по ее заявлениям", - уверен Вяткин.

- На наш взгляд, заявитель оспаривает не только положения законодательных актов, но главным образом ставит под сомнение и сложившуюся правоприменительную практику, содержащуюся в разъяснениях постановления Пленума Верховного суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ № 30/64 от 23 декабря 2010 года, - заметил представитель Совета Федерации в КС Александр Саломаткин, - в котором отмечается, что одним из условий подачи заявления о присуждении компенсации за нарушение права на уголовное судопроизводство в разумный срок является установление лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого.

По его словам, сенаторы пришли к выводу о том, что такой подход "способствует ограничению других граждан-потерпевших на судебную защиту", поскольку учитывает только приоритет интересов обвиняемого или подозреваемого. Саломаткин как бы случайно подчеркнул, что сейчас в СФ нет законопроектов на эту тему, а значит, решение КС действительно могло бы оперативно усовершенствовать законодательство.

- 27 апреля 2013 года в выступлении председателя КС Валерия Зорькина в Совете Федерации была поднята важная для нашей страны проблема - об общественном доверии, о его роли в построении человеческого общества, в деятельности разного рода институтов, в том числе, и такого института, как суд и его решения, - напомнил Александр Саломаткин (см. публикацию статьи В.Д. Зорькина в "РГ" от 29.04.13 - прим. "РГ"), - поэтому применительно к данному делу следует оценивать существующую правоприменительную, в том числе и судебную практику, как призывает председатель КС РФ не только путем отстройки законодательных норм, но и за счет восстановления моральных и нравственных регуляторов в данной сфере.

Решение по делу КС вынесет в течение месяца.