Новости

21.05.2013 00:17
Рубрика: Спорт

Отставка, сэр

Знаменитый Алекс Фергюсон провел последний матч в качестве главного тренера "Манчестер Юнайтед"
Великий шотландский специалист попрощался вчера с большим футболом. Примечательно, что последний матч сэра Алекса против "Вест Бромвича" стал 1500-ой игрой "красных дьяволов" под руководством Фергюсона.

Представьте себе, что это такое для миллионов людей по всему миру, когда твой кумир и герой внезапно заявляет об уходе. В это не верится до последней секунды, кажется, что еще чуть, и он передумает, но после финального свистка матча между "Вест Бромвичем" и "МЮ" сэр Алекс Фергюсон перестал быть тренером команды, которую он возглавляет с 1986 года.

Что значит Фергюсон для "МЮ" и всего мирового футбола? Ответить на этот вопрос несложно, достаточно сказать, что в преддверии вчерашней встречи в офис "Вест Бромвича" поступило, вы только вдумайтесь, 4 000 000 заявок и просьб по билетам. Не самый сильный английский клуб был просто шокирован подобным потоком, но поделать ничего не смог, стадион-то их "Хоторнс" вмещает всего 26 000.

А тем страстным поклонникам футбола, коим хотелось присутствовать в этот исторический день на трибунах, пришлось раскошелиться на 3000 фунтов. Столько к примеру стоит абонемент на матчи "МЮ" на весь сезон. Каждый посчитал своим долгом быть на последней игре сэра Алекса, и среди них оказался и корреспондент "РГ", отправившийся в пригород Бирмингема в воскресенье.

Накануне в пятницу сэр Алекс дал последнюю пресс-конференцию перед игрой, заявив, что после матча с "Суонси" его жена беспокоилась за его жизнь. И правда, после двадцати шести лет подряд беспрерывной работы не так-то просто привыкнуть к другой реальности.

"LastFriday" - с таким заголовком вышло ведущее британское издание The Sun в субботу. Пять полос было посвящено Фергюсону, в которых рассказывалось о его достижениях, приводились слова великих футболистов и экспертов, которым посчастливилось быть знакомыми с сэром Алексом.

Пока газеты пестрели яркими заголовками, а болельщики "МЮ" добирались до Бирмингема, корреспондент "РГ" пытался понять, как доехать до домашней арены "Вест Бромвича". Сделать это оказалось не так просто, как кажется на первый взгляд. От Лондона путь в целом составляет три часа, причем для попадания на "Хоторнс" требуется поменять три раза электрички. Приехав в Бирмингем, можно поймать такси, которое подбросит вас за тридцать пять минут до стадиона, да еще и попросит заплатить ему шестьдесят фунтов. "Такой уж день, заказов много, матч ведь предстоит сегодня уникальный", - объяснил свою позицию один из местных таксистов, любезно отвезший меня до "Хоторнс".

Оказавшись за два часа до начала встречи в окрестностях арены, корреспондент "РГ" обратил внимание на то, что болельщики уже собрались в большом количестве и с удовольствием раскупают программки и шарфы, посвященные этому матчу. "Вест Бромвич" решил проявить уважение к Фергюсону, и специально к этой игре выпустил особенную программку, состоящую из 144 листов, из которых двадцать полностью посвящены сэру Алексу. Здесь можно увидеть его фотографии в молодости, изучить моменты триумфа шотландского специалиста и вспомнить его славное прошлое. За все это удовольствие пришлось платить десять фунтов, но оно того стоило.

С такой же суммой пришлось расстаться тысячам желающих ради покупки специальных маек с изображением наставника "МЮ", выпущенных специально к матчу. Впрочем, за час до начала встречи все внимание болельщиков переключилось на трибуну, к которой подъезжал автобус с игроками и тренерами "красных дьяволов". Несмотря на все старания местной полиции, сотни людей огородили вход в стадион, и ждали своих любимцев. Первым из него появился Робин ван Перси, лучший бомбардир чемпионата. Вслед за ним появился главный виновник торжества - Алекс Фергюсон. Болельщики "Вест Бромвича" и "МЮ" в этот миг объединились в единый коллектив, спев несколько песен в честь шотландца, и фотографируя его при помощи мобильных телефонов и камер.

Несмотря на то, что сама по себе игра не имела никакого турнирного значения как для "МЮ", так и для "Вест Бромвича", фанаты обеих команд были настроены весьма агрессивно. Гостевой сектор за пару минут до начала встречи начал вывешивать плакаты в честь Фергюсона. Подобная инициатива, к моему огромному изумлению, стала причиной свиста части болельщиков хозяев. Впрочем, как только команды вышли на поле и выстроились в ряд, приветствуя специально сэра Алекса, весь стадион "утонул" в аплодисментах в честь 71-летнего специалиста.

Подопечные Фергюсона решили не откладывать дело в долгий ящик, и в первые тридцать минут отправили в сетку ворот Бэна Фостера три мяча. Однако в концовке первого тайма хозяева сумели отквитать один гол, а в самом начале второй половины встречи Ромелу Лукаку и вовсе сократил счет до минимума. Нельзя злить "МЮ", ведь в ярости "манкунианцы" превращаются в настолько мощную силу, которую никому не под силу удержать. На 53-й и 63-й минутах ван Перси и Чичарито довели счет до разгромных 2:5, и казалось, что сэр Алекс может спокойно досидеть на скамейке последний полчаса в своей великой тренерской карьере.

Что случилось потом, не описать никакими словами. Сначала в течение одной минуты Мулумбу и Лукаку сократили отставание от "МЮ" до одного гола, введя в экстаз местных болельщиков, которые принялись с еще большей силой поддерживать своих кумиров. Дальше - больше. На 86-ой минуте все тот же Лукаку, который был признан лучшим игроком матча, каким-то непостижимым образом протолкнул головой мяч в сетку ворот Линдегора после подачи с фланга, установив окончательный счет - 5:5.

Такого результата не было в чемпионате Англии с 1984 года, но кто на это будет обращать внимания после такой игры? Здесь результат не играл большой роли, гораздо важнее было видеть, как сразу после финального свистка все игроки "МЮ" вместе с Фергюсоном подошли к гостевой трибуне, и сэр Алекс в последний раз поаплодировал своим фанатам в качестве тренера. "ThanksforGR38T", - такой плакат вывесили болельщики, намекая на тридцать восемь трофеев, завоеванных "МЮ" в период правления сэра Алекса. Неуемный рев толпы из трех тысяч людей, которые переживали возможно самый грустный момент в жизни, был адресован одному человеку. Человеку, который за двадцать шесть лет добился того, что ради него с разных точек мира миллионы людей в этот день стремились попасть на стадион "Хоторнс". Он ушел из футбола, но память о его достижениях и успехах не забудется никогда, кто бы чего не добился. Сэр Алекс попрощался с нами, но мысль о том, что мы никогда его больше не увидим на тренерской скамейке, не кажется реальностью даже сейчас. Мы еще напишем много историй про него, прочитаем миллион мнений о нем и дискуссий, но пожалуй что нам никогда не дано будет понять всю его магию, настолько масштабной личностью он являлся и так много он сделал для мирового футбола.

Сын жестянщика стал легендой

Он жил и живет так, как ему хочется. Огромное скопление людей во дворце поблизости от королевского его не смущает. С каждым поглощенным бокалом лицо сэра Алекса приобретает все более красный оттенок. И так хочется поговорить с ним - символом, и не только футбольным, всей Британии.

Но беседы никак не получается. Фергюсон предпочитает нечто более крепкое, чем разговор с заезжим журналистом. Переводит разговор на нечто светское и предлагает "подойти вон туда, в угол зала". А "вон там" щедро разливают, и тренер скромно пристраивается в конец очереди, противясь единодушному предложению толпы пройти к стойке без всяких ожиданий. В Англии народного героя знает каждый. Народ знает маленькую слабость своего Ферги, а Ферги не стесняется своего народа.

Потом идет вручение престижных призов, на котором в самом конце сэр Алекс Фергюсон должен вручить приз другой национальной легенде, сэру Бобби Чарльтону. Но процедура получается какой-то скомканной. Ферги выходит на помост с абсолютно пурпурным лицом, здорово контрастирующим с его благородной сединой. Что-то говорит, вернее пытается сказать. Но вместо ожидаемого мною порицания разодетой публики получает порцию громоподобных аплодисментов и бодрое, типично футбольное: "Ферги, давай Ферги!" Знаменитый ведущий деликатно подхватывает сэра Алекса под локоток и завершает представление под одобрительный хохот: "Пойдем, Алекс, я тихонько отведу тебя домой и бай-бай".

Да, есть в футбольном мире несколько человек, которые заслужили право не стесняться своих маленьких пороков. И великий, если не лучший тренер конца прошлого, начало нынешнего века среди них. 26 лет с одной-единственной командой, когда наставники чуть ли не всех клубов мира меняются, будто моментально изношенные перчатки. Бесконечная раздражающая чехарда с заменой одного на другого, третьего, десятого. А он вел "Манчестер Юнайтед", выиграв с ним больше трофеев, чем клуб получил без него за всю историю существования.

Он не был паинькой. Орал на футболистов, которые иногда за глаза называли его "сукиным сыном". Спорил с судьями. Слегка и не слегка нарушал режим. Но всегда этот человек с типично шотландскими манерами оставался обожаем. За что? За бесконечную преданность делу. Королева тонко почуяла народную привязанность к сыну помощника жестянщика. Может, и родившемуся в конце 1941-го Алексу было уготовано по наследству неуютное, но какое уж есть, местечко на огромной судоверфи, если бы не футбол. Он бил, забивал, пробивался вверх. Торжественный зал клуба "Глазго Рейнджерс", за который он играл где-то до далекого 1967-го, еще в 1994-м был увешан его портретами. И мне, пару месяцев освещавшему игры этого клуба, за который играли наши киевляне Михайличенко с Кузнецовым, все время приходилось слышать не всегда вежливые, по-шотландски резкие сравнения современных игроков и тренером с Фергюсоном. Все они заключались в одном: нынешние - шелуха от орешков, а вот Ферги!

Фергюсон начал в заштатном клубе с зарплатой 40 фунтов в неделю. Даже мне, заштатному стажеру местной газеты, перепадало гораздо больше. Но он дошел до миллионов: и в зарплате, и в количестве поклонников. Самые злостные лентяи не могли не выложиться до конца, когда он изнурял их и обязательно себя непосильной работой на тренировках. Его малоизвестные шотландские клубы поднимались все выше и выше, выигрывая на родине, все, что возможно.

И все же Ферги засиделся в Шотландии. И он, и особенно жена никак не хотели покидать родину. Было бы время и я бы рассказал почему. Если коротко - то это государство в государстве, лучше которого нет и не может быть для истинного шотландца. Тут даже фунты собственные, шотландские, которые не в каждом банке обменяют на "настоящие", британские.

Но приглашение от "МЮ" отклонить было невозможно, иначе затухание, и известность местного масштаба. Случилось в 1986-м и, как выяснилось, на всю футбольную жизнь. Я знал еще двух вот таких же тренеров. Для них судьба клуба была собственной. Это Ги Ру из скромного французского "Осера", и наш торпедовский Валентин Козьмич Иванов. Ру - всегда сама вежливость и галантность, даже внешне напоминающий Фергюсона, выводил свой полунищий клуб на верхние этажи богатого чемпионата Франции. Вот с кем было приятно общаться. А Валентин Козьмич был тренером неистовым, только с таким его, именно его "Торпедо" и выживало, огрызаясь и отбиваясь, в нашем суровом футболе. Иванова время от времени выгоняли, и в один из таких периодов он пришел в большую газету обозревателем. Все было бы хорошо, если бы не крошечное но: как-то получалось, что о чем бы и о ком бы не говорили, в центре все равно оставалось "Торпедо".

Вот также и Фергюсон. Три года в "МЮ" он провел на грани увольнения. Просматривал новых игроков, налаживал игру и взаимопонимание с хозяевами, болельщиками и журналистами, которые требовали его немедленного увольнения после каждого неудачного для клуба сезона. Но потом он выиграл Кубок Англии и Ферги дали нечто вроде карт-бланша. Вечный спор, который сгубил не одну тренерскую карьеру. Что надо? Быстро кого-то прикупить, вбросить в бой и выиграть. Или строить команду, рискуя быть уволенным еще после какого-нибудь десятого тура. Алекс Фергюсон терпеливо шел вторым, редким теперь путем. Такое позволяется не каждому.

Ему позволили и получилось то, что получилось. Покупка нашего Андрея Канчельскиса многим виделась сомнительной, а в результате полностью оправдалась. Но когда Ферги пригласил француза Эрика Кантону, я был почему-то уверен, что из "МЮ" они уйдут оба, причем очень скоро. Я знал этого парня по игре во Франции. Не было на поле большего наглеца, хама, грубияна, чем он. По произнесенному им на поле можно было изучать французский мат. Вот какого француза надо было укрощать шотландцу. И укрощение строптивого прошло прямо как в шекспировской пьесе. Кантона - настоящий забивала, только с плохим характером. И даже этот отвратительный характер хитроумный Ферги обратил на пользу "МЮ". Эрик превратился в бойца, бомбардира, помощника. Он на первых строках золотой летописи "Манчестер Юнайтед". Редчайший феномен: француз не просто прижился в английском клубе, а стал его знаменем.

Было много еще чего. Кубки, медали, удачнейшие походы за европейскими трофеями. Но c f Алекс никогда не держался за победный состав. Его "перестройки" клуба напоминали по решительности нашу, политическую.

Как ни странно, Фергюсон каким-то верным чутьем выстраивал отношения с хозяевами клуба. И даже когда ими стали американцы, это не повлияло на позицию тренера. Вот это и является для меня загадкой. В нашу эпоху "победа только сегодня", сэр Алекс чудом сохранял право на эксперименты. И они, почти всегда, приводили к успехам.

Его уход в "за 70" не стал уж таким большим сюрпризом. Еще зимой прошлого года в британской прессе появились намеки, что Ферги вроде бы не прочь заняться то ли подготовкой, то ли консультациями олимпийкой сборной. Была проложена тропа к отходу, на которую великий сэр Алекс и вступил майским уик-эндом. Посмотрим, куда она приведет Фергюсона, оставшегося в Совете директоров "МЮ".

Спорт Футбол Игроки и тренеры Спорт Футбол Европейские чемпионаты Спортивные организации Футбольные клубы "Манчестер Юнайтед" Английская Премьер-лига 2012/2013
Добавьте RG.RU 
в избранные источники