Новости

21.05.2013 00:40
Рубрика: Экономика

В тратах не ограничены

Предприятие вправе расходовать кредит практически на любые цели
Текст: Александр Долгобородов (директор департамента налогового и правового консалтинга компании "Объединенные консультанты ФДП")
Постановлением ФАС Уральского округа от 01.04.2013 N Ф09-1638/13 по делу N А76-11125/12 разрешился спор налоговой инспекции с налогоплательщиком в пользу последнего о том, уменьшают ли налоговую базу расходы в виде процентов за полученные кредиты при их использовании для предоставления беспроцентных займов другим организациям. Инспекция пыталась доказать, чт, полученный кредит в сумме 530 млн руб. компания использовала не для производственной деятельности (пополнение оборотных средств, закупка сырья и т.д.), а для покупки векселя своего учредителя. Поэтому и расходы в виде процентов за кредит не могут уменьшать налоговую базу по налогу на прибыль организаций.

Однако суды первой и апелляционной инстанций, исследовав фактические обстоятельства получения и использования кредитных средств, пришли к выводу о том, что инспекция не доказала экономическую нецелесообразность данных расходов. Более того, суды указали, что Налоговый кодекс РФ не ставит право налогоплательщика на отнесение процентов по долговым обязательствам к расходам в целях налогообложения прибыли в зависимость от дальнейшего расходования полученных денежных средств.

Налоговый орган обратился с жалобой в кассационную инстанцию. ФАС Уральского округа, установив, что получение кредита было связано с осуществлением предпринимательской деятельности, а также реальность расходов компании по выплате процентов по кредитному договору и их документальное подтверждение и соответствие требованиям ст. 269 НК РФ, указал, что суды пришли к обоснованному выводу.

Подобных споров, когда налоговые органы указывают налогоплательщикам, какие сделки экономически целесообразны и в каком размере их можно учитывать для целей налога на прибыль, немало. Характерным признаком, объединяющим данную категорию налоговых споров, является следующее обстоятельство. Налоговые органы доначисляют налоги, ограничиваясь поверхностным изучением возможной экономической выгоды, точнее сказать, всегда доначисляют в отсутствие очевидной прямой связи понесенных расходов с возможными доходами. Как правило, в большинстве случаев это лукавство с надеждой на то, что налогоплательщик не сможет объяснить действительный экономический смысл операции. Ну а если это у него получится, то хотя бы поставить под сомнение намерение налогоплательщика получить доход в будущем. Из этого исходит Пленум ВАС РФ, указавший в постановлении от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды", что обоснованность расходов, учитываемых при расчете налоговой базы, должна оцениваться с учетом обстоятельств, свидетельствующих о намерениях налогоплательщика получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской или иной экономической деятельности. В силу принципа свободы экономической деятельности налогоплательщик осуществляет ее самостоятельно и на свой риск и вправе самостоятельно и единолично оценивать ее эффективность и целесообразность. Поэтому оценивать налоговому органу разумность затрат и особенно их цели таким грубоватым способом, мягко говоря, неуместно. Как раз в таких категориях дел должна проявляться компетентность налоговых инспекторов с учетом общих принципов налогообложения и правовых позиций, сформированных высшими судебными инстанциями. Например, хотя бы не забывать смысл правовой позиции Конституционного суда РФ, выраженной в постановлении от 24.02.2004 N 3-П, в соответствии с которой судебный контроль не призван проверять экономическую целесообразность решений, принимаемых предпринимателями, которые в сфере бизнеса обладают самостоятельностью и широкой дискрецией, поскольку в силу рискового характера такой деятельности существуют объективные пределы в возможностях судов выявлять наличие в ней деловых просчетов.

Вообще пределы необходимости доказывания налогоплательщиком экономической целесообразности в современных налоговых спорах достаточно размыты. В рассматриваемом деле судам показались достаточными реальности затрат по выплаченным процентам и того обстоятельства, что в результате финансовых взаимоотношений с компанией учредитель увеличил долю своего участия, что привело наряду с другими факторами к росту экономических показателей, интенсивности и масштабности бизнес-процессов налогоплательщика.

Однако остается еще немало категорий расходов, ясности по которым нет. Например, в ближайшее время в арбитражном суде должен быть рассмотрен налоговый спор о возможности учета в качестве расходов затрат, понесенных по добровольному возмещению убытков. При этом, насколько это известно из сути спора, возмещенные убытки возникли неоднозначно вследствие действий налогоплательщика, а решение о возмещении причиненного ущерба было принято для сохранения долгосрочных партнерских отношений с контрагентом. Очевидно, что в указанном деле в отсутствие однозначно сложившейся арбитражной практики, как по процентам за полученные кредиты, пределы разумности и необходимости доказывания экономического смысла понесенных расходов, судья будет оценивать по собственному внутреннему убеждению. Это еще раз говорит об условной "проблеме" влияния личности судьи на разрешение налогового спора при размытых критериях экономической обоснованности многих видов предусмотренных НК РФ расходов.

Экономика Финансы Налоги