Новости

28.05.2013 00:10
Рубрика: Общество

Солнечный человек

Сегодня на Новодевичьем кладбище похоронят Петра Тодоровского
Кинооператор Юрий Райский поделился с "РГ" вспоминаниями о режиссере Петре Тодоровском:
 
 
 
 
 

 

Петр Ефимович очень солнечным человеком был. Я никогда не видел его угрюмым, сердитым. Всегда был весел, обаятелен. Всегда лучился своей знаменитой улыбкой. Мне посчастливилось с ним снять две картины "Анкор, еще анкор!" и "Какая чудная игра". Атмосфера на съемках была удивительная.

Помню, снимая фильм  "Какая чудная игра",  я поставил камеру... под кроватью. Тодоровский посмотрел: "Юра, что ты делаешь? Зачем ты туда ее ставишь?". Отвечаю: "У нас же там прячется герой". А мы снимали сцену в общежитии. "Да нет, наверное, это будет как-то странно.  Давай как-нибудь попроще снимем", - говорит Петр Ефимович. Кончилось тем, что он  тоже залез под кровать и мы целый час оттуда снимали сцену - с точки зрения героя, прячущегося под кроватью в общежитии.

Сам он был фантастическим оператором. Он мне рассказывал, как в одном из первых своих фильмов добивался кадра "под Урусевского". Тогда все увлекались открытиями Сергея Урусевского: у того были потрясающие съемки движущейся камерой, неожиданные точки съемки...  Короче, Тодоровскому очень хотелось снять бегущих героев в движении с неожиданной точки. Но возможности у нас были скромнее, чем наши желания. И что придумал Петр Ефимович? Он решил поставить камеру на лист железа, который привязал к грузовику. Только представьте! Пробег героев. Рядом с ними едет грузовик. За грузовиком волочится лист железа. На железе - камера. За камерой - Петр Ефимович, осуществляющий мечту - снять бег движущейся камерой с нижней точки.

Он любил изображение. Но во главу угла все равно ставил артиста. Он был потрясающий актерский режиссер. Обожал артистов. Умел с ними работать. Создавал такую обстановку на площадке, в которой им очень комфортно было с работать. И актеры готовы были для него на все. Как он переживал, когда на съемках картины "Какая чудная игра" Лене Яковлевой с Сергеем Никоненко нужно было в 15-градусный мороз ночью бегать в одной сорочке по городку. Как  он торопил нас: "Быстрей, быстрей! Их надо согреть".

Он абсолютно точно знал, что он хочет от каждой сцены и каждого конкретного артиста. В фильме "Анкор, еще анкор!" был такой персонаж - интендант Суховол. Тодоровский рассказывал о прототипе: "Я  знал этого человека. Это был такой высушенный, высокий человек. Очень замкнутый.

Из Германии привез дикое количество ликера "Шартрез" в бочках. И пил его...". Режиссер упорно искал артиста,  высокого и сухого. Нет подходящего. А Володя Ильин не сказать, чтоб высокий и сухой.  "Петр Ефимович, что Вы себя мучаете? Володя вам сыграет и высокого, и сухого, какого угодно....". Он подумал и говорит: "Знаешь, а ты прав...".

В результате сыграл Ильин.

Он снимал картины о том, что очень хорошо знал. А военное и послевоенное время он не просто знал. Он прошел войну, и этим все сказано. Он снимал про людей, про то, что между людьми происходит.

Суть людей, как правило, не меняется. И Петр Ефимович умел рассказать эти истории и в фильмах, и в прозе. Между прочим в основу очень известного сериала Андрея Кавуна "Курсанты", который был номинирован на премию "Эмми", легла повесть Петра Тодоровского "Вспоминай - не вспоминай". О ребятах, молодых артиллеристах, которые после училища в
1942 оказались на фронте.

С ним работать было - радостно. Даже трагические картины, например, "Какая чудная игра", у него светятся юмором, молодостью. Помню: после съемок - всегда с гитарой, все время какую-то мелодию подбирал... Он, кажется, излучал тепло...

Общество Утраты Персона: Петр Тодоровский
Добавьте RG.RU 
в избранные источники