Новости

27.05.2013 00:39
Рубрика: В мире

Откуда пришли "мясники" Вулича?

После варварского теракта в Лондоне Британия ищет ответ на вопрос: где истоки зла и можно ли было это злодейство предупредить
Чудовищное, не имеющее аналогов по своему хладнокровному цинизму убийство военнослужащего в лондонском Вуличе потрясло мировую общественность. Для самой Британии минувшая среда стала черной средой.

Искать преступников не пришлось - они сами искали полицию, терпеливо дожидаясь, пока 14 минут спустя после поступившего на пульт 999 вызова стражи порядка прибудут на место преступления. Дожидались посреди шумной улицы, среди бела дня, в окружении толпы людей. Им нужна была трибуна и мировая слава. Окровавленные руки убийцы, сжимающие мачете - таких кадров в новостных репортажах мирного времени на экране своих телевизоров вряд ли кто припомнит.

Были ли эти двое маньяками? Накачавшимися наркотиками, невменяемыми? Отпетыми уголовниками? Нет, не были. Они были нормальными, обычными, образованными. Обезглавивший мясницким ножом свою жертву вырос в добропорядочной уважаемой семье, переселившейся в Британию из Нигерии. Он учился в английском университете, его друзья и подруги помнят его славным парнем, отзывчивым и добрым товарищем. Они отказываются верить, что вуличский монстр и тот, с кем они учились и дружили, одно и то же лицо.

Можно ли было в таком случае предупредить и не допустить? Ответа на этот вопрос требует сегодня от своих спецслужб устами премьер-министра Дэвида Кэмерона руководство страны. И уже на сегодняшнем, предварительном, этапе начатого расследования известно, что оба совершивших страшное преступление попадали под радар спецслужб. Так один из них, Майкл Адиболаджо, семь лет назад был подвергнут аресту за участие в беспорядках, затеянных в Лондоне экстремистами. Есть предположение, что он пытался отправиться в Сомали с целью присоединиться к террористической группировке "Аль- Шабааб", но его вернули в Британию. Один из проповедников радикального ислама уверяет, что он лично "обратил" Адиболаджо в радикального исламиста. Все эти факты взяты сейчас под расследование.

Однако реальность такова, что при наличии сегодня под радаром британской контрразведки 3 тысяч экстремистов, МИ-5 стоит перед весьма непростой задачей определить, кто именно из этих 3 тысяч представляет реальный риск и кого, стало быть, необходимо мониторить 24 часа в сутки. Помимо того, что такой мощный мониторинг - это вопрос мощного бюджета спецслужб, а с последним у экономящей сегодня на всем Британии есть свои проблемы - мониторинг это еще и вопрос упирающийся в законы демократического общества. Нашпигованная камерами наружного наблюдения, как ни одна другая страна в мире, Британия давно уже снискала прозвище общества "Большого Брата", читай - тотальной слежки. На самом же деле это во многом не более чем красивое литературное преувеличение. Над "Большим Братом" висит дамоклов меч закона о регулировании полномочий расследования, предписывающий, чтобы "слежка" носила пропорциональный характер и чтобы содержала доказательства ее необходимости в принципе. Так, доказательства о "деятельности, связанной с терроризмом", должны получить свое подтверждение через суд. Но даже получив "добро" на взятие под наблюдение, оное нельзя вести сколь угодно долго - есть на то свои лимиты.

Демократическое общество, поставившее права и свободы своих граждан превыше всего, в какой-то критический момент оказывается поэтому заложником своих свобод. Границы "можно" и "нельзя" проводятся с трепетной боязнью эти свободы пересечь. Именно поэтому "воспевание" терроризма было поставлено в Британии вне закона только в 2006-м как следствие пережитых этой страной в июле 2005-го кровавых лондонских терактов. Но самого по себе "воспевания" недостаточно для несения ответственности перед законом: потребуется еще доказать, что у пламенного оратора были очевидные намерения спровоцировать террористическое нападение. Иначе общество рискует оказаться на грани наступления на свободу слова.

Ткань демократии, увы, тонка, и порвать ее легко, а залатать трудно. Именно поэтому британская полиция берет под охрану витийствующих в своих речах имамов возле здешних мечетей, обеспечивая им право выражать свои, не всегда отвечающие настроениям британского общества, взгляды и убеждения. Возможно, многих поразил тот факт, что вуличским убийцам тоже предоставили "свободу слова". В телерепортажах, где были показаны записи видеокамер с места преступления, отчетливо слышались все их воззвания. Однако столь парадоксальный на первый взгляд ход был неслучайным. "Мясникам" Вулича дали возможность во всей красе продемонстрировать своим соотечественникам абсурдность и убогость их "идейной" платформы. Что, собственно, и было доказано многотысячными откликами в социальных сетях.

Зверское убийство в Вуличе на сегодня квалифицируется как теракт одиночек. Связи с какой-либо организацией выявлено не было. Именно такого рода мелкие точечные операции становятся, по мнению британских спецслужб, сегодняшней стратегией исламистского террора, поскольку "Аль-Каида" истощила свои силы и способность планировать и организовывать крупные операции так, чтобы они не попали в поле зрения спецслужб. Но, как подчеркивают здешние обозреватели, для британской контрразведки именно вылазки таких фанатиков-одиночек с их примитивным вооружением - вылазки, которые практически невозможно предсказать и предупредить, становятся воплощением в жизнь кошмарного сна. После лондонских терактов 2005-го британские спецслужбы и полиция отследили и обезвредили уже далеко не одну готовившуюся крупную операцию. Выследить фанатика, не связанного с какой-либо группировкой, не готовящего масштабную акцию, но отправившегося в одиночку с кухонным ножом убивать - задание на грани невозможного.

Кто они, эти фанатики в Британии? Лежащее на поверхности предположение - конечно же, иммигранты мусульманского вероисповедания. Однако все не так однозначно. Вуличские террористы не иммигранты. Они родились и выросли в Британии, а стало быть, они свои. Беда, однако, в том, что немало в Британии тех по паспорту и месту рождения "своих", которые по духу и убеждениям этой стране чужие. Мультикультурное общество, о котором так долго мечтала Британия, радушно распахивая ворота прибывающим из ее бывших колоний, на деле пока так и не состоялось. Это общество, очевидно, разделено на общины, живущие своим укладом и слабо интегрирующиеся в британский образ жизни. О том, насколько вяло идет процесс интеграции, говорит хотя бы тот факт, что немалое число здешних иммигрантов в третьем поколении так толком и не научились, или не захотели научиться, говорить по-английски. Я спросила намедни моего коллегу, журналиста крупной британской газеты, почему, на его взгляд, в США мультикультурное общество состоялось давно и довольно успешно, превратив граждан в равных перед обществом и законом американцев, и почему в Британии этого пока не случилось.

- Возможно, причина в том, - пояснил мой коллега, - что в отличие от Америки, куда разношерстный народ стекался в поисках равенства и свободы и где он клялся на верность американскому флагу, в Британию стекался народ из ее бывших колоний. И ехал он в основном в поисках работы - той работы, на которую были не слишком охочи сами британцы. Видите ли, Британия до сих пор до некоторой степени классовое общество, где социальный статус имеет значение. Возможно, этот фактор тоже сработал на расслоение.

...В самом ли деле этот фактор ключевой или не в самом, но тревожный факт состоит в том, что в Британии вырастают собственные террористы - вырастают прямиком на домашней грядке. Что лишь подстегивает местных ультраправых бить в набат, требуя разобраться с приезжими "чужими".

Будут ли закручиваться гайки после теракта в Вуличе? Надо полагать, что до некоторой степени дисциплину подтянут. В эти дни в британских СМИ звучат предположения, что британские консерваторы, объединив усилия с оппозиционными им лейбористами, "протащат"-таки через парламент антитеррористические законы. И в частности, законопроект, который обяжет интернет-компании сохранять следы электронной переписки и телефонных звонков для возможных нужд следствия. Против этого законопроекта категорически выступают входящие в правящую коалицию с консерваторами либеральные демократы. Однако после кровавого события минувшей недели доводы и возражения либдемов рискуют оказаться в меньшинстве.

Есть во всей этой трагической истории и свой серебряный ободок. Она во многом сработала именно на сплочение британцев. Сила преступного действия оказалась равна силе общественного противодействия. Потрясенные цинизмом заявлений убийц, прикрывавшихся именем Аллаха, британские мусульмане выразили массовый протест против какого-либо отождествления их веры и убеждений с воззваниями вуличских "мясников". Сайт благотворительной организации "Помогите героям" обрушился в минувший четверг под лавиной пожертвований, поступивших в эту организацию со всех концов страны. Именно в майке с надписью "Помогите героям" возвращался в вуличские казармы Ли Ригби, замечательный парень и отличный солдат, павший от руки извергов на идущей сегодня невидимой, но исключительно жестокой войне. На войне с терроризмом.

Фоторепортаж
 
 
 
 
 
 
 
 
 
В мире Европа Великобритания Расследование убийства военного в Лондоне