Новости

28.05.2013 00:10
Рубрика: Культура

Русский тенор из Болоньи

Сегодня Музыкальный театр имени К.С. Станиславского и Вл. И. Немировича-Данченко представляет оперу Россини "Итальянка в Алжире"
В грядущей премьере главную теноровую партию Линдора, требующую головокружительной виртуозности, исполнит специально приглашенная звезда Максим Миронов, чье имя уже десять лет значится на афишах всех лучших театров мира, когда дело, прежде всего, касается опер Россини. Дома же, в России он практически не выступает.

Как вам работается над предстоящей премьерой?

Максим Миронов: Здорово! Меня в театре встретили очень радушно, чего, честно сказать, я не ожидал. К тому же мне очень нравится, как работает режиссер Евгений Писарев, как он чувствует музыку Россини, хотя для него это дебют в опере. Его стиль работы напоминает молодого Пьера Луиджи Пицци или Паннеля. Жаль только, что, несмотря на все мои уговоры, все-таки купировали вторую, очень красивую теноровую арию. Но постановка еще не закончена, окончательно станет понятно, что у нас получилось, естественно, только после премьеры. Но получаю удовольствие, работая в этом театре: все очень удобно и четко организовано. Не сравнить, например, с театрами в Италии, где понятия "расписание" практически не существует.

А почему не сложился ваш дебют в Большом театре?

Максим Миронов: Я считаю, лучше сделать что-то хорошо за меньшие деньги, в данном случае, Россини в Германии, нежели рисковать на сцене Большого театра, исполняя в "Золотом петушке" Римского-Корсакова довольно странную роль Звездочета, в которой нет арии, а, следовательно, и возможности выигрышно показаться. Мне только 31 год, я могу позволить себе не торопиться и подождать другого, более интересного предложения от Большого театра.

Вы ностальгируете, приезжая в Москву?

Максим Миронов: Нет. Может, от того, что мне нечем гордиться в своем прошлом. Это было прошлое, этакой Фроси Бурлаковой, в котором было масса трудностей, лишений и мало приятных моментов. Хотя я с искренней теплотой вспоминаю дни своей учебы в школе Владимира Девятова, которая ныне, к сожалению, закрылась, или в Гнесинском училище, где было очень хорошо, потому что там работали люди, занимающиеся своим любимым делом. Именно там я встретил своего уникального педагога Дмитрия Юрьевича Вдовина, который сегодня руководит Молодежной программой Большого театра.

Насколько изменился тот парень, который учился и жил в каморке школы Девятова и Гнесинке?

Максим Миронов: Я стал много проще в общении с людьми, потому что когда ты чего-то добиваешься, ты становишься менее закомплексованным. Но я все тот же человек, который все еще добиться хочет чего-то серьезного и целеустремленно без всяких отвлечений продолжающий идти к своей цели - стать оперным певцом, которого бы запомнили.

А как вышло, что вам удалось сделать завидную международную карьеру, не получив диплома о высшем образовании?

Максим Миронов: Мне кажется, высшее образование не нужно для того, чтобы сделать творческую карьеру. Оно нужно для других целей. Как моим родителям, например, было нужно мое высшее образование в университете. Но биологом вопреки их желанию, я так и не стал. Хотя я для себя ничего в жизни не исключаю. Может быть, мне высшее образование и понадобится в будущем. Но честно сказать, для меня гораздо более привлекателен процесс самообразования, чем перспектива пять-шесть лет просиживать штаны в аудиториях, чтобы потом корочку с гордостью в тумбочку спрятать. Театрам твой диплом не нужен - нужен талант, который наличием того самого диплома далеко не всегда определяется.

Ваш театральный дебют состоялся, когда вам было всего двадцать лет, на сцене "Геликона" в опере Андре Гретри "Петр Великий"…

Максим Миронов: "Геликон" - потрясающий театр. "Петр Великий" был для меня прекрасным опытом, который я вспоминаю с большой нежностью. Правда, худрук театра Дмитрий Александрович Бертман обижается на меня, говорит: "Не заходит, не звонит". А я, наоборот, жду от них какого-то приглашения. Я вообще открыт для самых разных предложений, любого креатива. Мне тут сказали: "Ты, наверное, очень дорогой". Но для того, чтобы это выяснить, нужно просто позвонить. Я плачу по своим долгам. А "Геликону" я чувствую себя обязанным. Этот театр дал мне шанс сделать самые важные и трудные шаги в профессии. И я искренне желаю, чтобы эпопея с реконструкцией "Геликона" как можно быстрее и успешно завершилась.

Когда последний раз были в родной Туле?

Максим Миронов: Год назад. И в принципе мне там даже понравилось. Отец меня взял с собой на рыбалку. В Европе подобных вещей я не могу себе позволить.

Отец вас видел на оперной сцене?

Максим Миронов: Нет. Ни ему этого не надо, ни мне. Он очень горд тем, что я успешен в том деле, которым занимаюсь, и ему этого достаточно. Вот, например, у меня скоро в Вене будут спектакли. Я его приглашаю, а он говорит: "Ой, далеко ехать! Я лучше по телевизору посмотрю или на youtube".

Вас это не обижает?

Максим Миронов: Нет. Потому что невозможно заставить человека полюбить оперу силой.

А почему вы решили обосноваться в итальянской Болоньи?

Максим Миронов: Для человека, который поет итальянскую музыку, очень важно провести как можно больше времени в Италии. Понять национальный менталитет, научиться безупречно говорить на языке, углубиться в культуру страны, понять идиомы и юмор, который, надо заметить, довольно специфический. А почему именно Болонья - это очень удобный город для жизни с международным аэропортом, а на поезде всего за 40 минут можно добраться до Флоренции, за полтора часа до Венеции, за час - до Милана, за два - до Рима. Это очень удобно.

Гастрольная жизнь сделала из вас космополита?

Максим Миронов: Ни в коем случае. Человек не должен забывать о своих корнях. И в отличие от многих своих коллег, я не собираюсь отказываться от российского гражданства. Я думаю, у меня всегда будет только один паспорт - российский.

Культура Музыка Классика Гид-парк
Добавьте RG.RU 
в избранные источники