Новости

29.05.2013 00:29
Рубрика: Общество

Кто рангом выше?

Выборы президента РАН могут не выявить победителя
Сегодня должна завершиться кампания по выбору президента Российской академии наук. Кандидатов трое: академики Жорес Алферов, Александр Некипелов и Владимир Фортов. Их программы мог оценить любой желающий, они вывешены на сайтах, представлены в СМИ, обсуждены в отделениях и институтах. Теперь слово за Общим собранием РАН, а окончательное - за президентом России, который утверждает нового главу академии. Первым в списке стоит Владимир Фортов, именно его предлагает выбрать президиум РАН. Кстати, ранее его выдвинуло в кандидаты наибольшее число отделений РАН. Но право участников Общего собрания не согласиться и поддержать другою кандидатуру.

Кого оно предпочтет? Помимо "гаданий" о шансах кандидатов, в академических кулуарах совсем не исключают неожиданный вариант: никто из претендентов в трех турах не наберет необходимых 50 процентов плюс один голос от числа участников Общего собрания. И тогда не менее чем через 4 месяца должны состояться новые выборы, где кандидатами будут уже новые люди. А на этот срок академию РАН возглавит один из вице-президентов.

Дело в том, что для академии сегодня сложилась, прямо скажем, экстраординарная ситуация. Все три претендента утверждают, что речь идет ни много ни мало - о спасении РАН. Так, Александр Некипелов заявил, что сегодня ситуация даже более опасная, чем в самые трудные кризисные 90-е годы, когда речь шла о выживании академии. А Жоресу Алферову в 2001 году предлагали участвовать в выборах президента, но он отказался, считая, что у академии хорошие перспективы. Сейчас же он видит явные угрозы самому существованию РАН, а потому изменил свою позицию.

74,7 лет таков сегодня средний возраст российских академиков

Решение участвовать в выборах далось Жоресу Алферову очень непросто. Фото: Аркадий Колыбанов.

Каковы признаки угрозы? Главный - урезано финансирование. За последние пять лет оно сократилось с 34 до 23 процентов от общих расходов на гражданскую науку. Причем изъятые у РАН деньги перетекли в вузовскую и прикладные науки. Это реализация идеи министра Дмитрия Ливанова, который мечтает перевести сильные академические коллективы в вузы, а саму РАН превратить в клуб ученых. Его идеал - американские университеты, где, по его мнению, делается наука. Именно они лидируют в мировых научных рейтингах, где, кстати, наша наука опускается все ниже. Нет ее и среди лидеров по 100 наиболее перспективным направлениям исследований. Там тоже преобладают американцы, которых теснят китайцы.

Академики пытаются отбиваться, приводят, казалось бы, весомые аргументы. Например, что в Германии и Франции передовая наука сосредоточена вовсе не в университетах, а в аналогичных РАН организациях, что даже в США фундаментальными исследованиями занимаются не сами университеты, а созданные при них институты. А главное, что бюджет всей РАН такой же, как у среднего американского университета. Нельзя за такие деньги идти вровень с лучшими мировыми научными центрами. Чудес не бывает.

Однако это мало кого убеждает. Почему? Многие ученые, в том числе и Жорес Алферов, убеждены, что нападки на РАН связаны сугубо с меркантильными интересами различных влиятельных сил. Они якобы мечтают заполучить огромную государственную собственность, которая находится у академии в оперативном управлении. Может, доля истины в этом есть, но далеко не вся.

Облик РАН в глазах общества несколько поблек. Чему она сама во многом способствовала. К примеру, практически каждые выборы в члены академии сопровождаются скандалами, недоумениями, почему проходят кандидаты, у которых нет "выдающихся научных работ", как того требует Устав РАН. Кстати, Нобелевский лауреат Виталий Гинзбург неоднократно писал в "РГ", что после выборов новых членов РАН ему стыдно, потому что ряды академии пополняют люди с сомнительными научными достижениями.


Александр Некипелов: РАН, по сути, держат на голодном пайке, и это на фоне резкого роста вложений в вузовскую и прикладную науку. Фото: Сергей Михеев.

Сильно подмочила репутацию РАН скандальная история с Виктором Петриком, которого поддержала группа академиков и даже посчитала достойным Нобелевской премии. После этой экспертизы "великий изобретатель земли русской" рассчитывал получить из госказны на свои идеи почти триллион рублей. И только возмущение группы физиков и Комиссии по борьбе с лженаукой РАН остановило эту аферу. Все удачно закончилось, но неприятный осадок остался.

Сегодня средний возраст академика почти 75 лет, члена-корреспондента РАН - почти 68 лет. Неудивительно, что в обществе сложилось устойчивое мнение, что в академии царит застой, что она - "парк советского периода", где седовласые старцы не дают дорогу молодым талантам. Как следствие - "утечка мозгов".

Много претензий к РАН и у самих ученых. Они отмечают очевидные недостатки академии, утверждают, что она теряет свои позиции, а ее структура архаична и неэффективна, что ее голос не слышен при обсуждении важнейших для страны вопросов. Ей крайне необходимы реформы. Центром науки должен быть не администратор, как сегодня, а талантливый ученый. На него должна быть заточена вся система организации РАН. Ключевой элемент этой новой системы - новый порядок финансирования. Львиную долю денег надо распределять не по смете, при которой процветает принцип "предварительных договоренностей между своими людьми", а на предельно открытых конкурсах с привлечением авторитетных иностранных экспертов. Именно такая схема давно принята в ведущих странах мира.

Однако руководство РАН категорически против такого подхода. Оно настаивает, что деньги должны идти в институт, а его директор решать, как их распределять. Такая схема имеет право на существование, но тогда руководителями должны быть признанные в мире научные лидеры. Сегодня в РАН около 450 институтов. Достаточно посмотреть рейтинги директоров, чтобы стало ясно, кто есть кто, подчеркивают критики РАН. В то же время они отмечают, что несмотря на сопротивление академии, в российской науке постепенно появляются ростки нового, она обретает современный облик. Во многих сильных лабораториях бюджетные деньги составляют менее 10 процентов, остальное они выигрывают по грантам. А значит, директора уже теряют былое влияние. И будущее за такими коллективами, они доказывают свой научный уровень не в аппаратных играх, где деньги распределяются келейно среди узкого круга "товарищей", а конкурсах с жесткой конкуренцией.


Владимир Фортов: РАН должна занять пассионарную позицию, взять если не полную, то идейную ответственность за российскую науку. Фото: ИТАР-ТАСС.

В ведущих западных научных центрах имеет смысл позаимствовать и принцип мобильности ученых. Постоянные должности в штате институтов должны занимать только научные руководители, ученые с высоким научным авторитетом, с остальными сотрудниками надо заключать срочные контракты. Только по ним надо принимать на работу новых сотрудников. Такая система позволит резко повысить эффективность работы ученого.

В то же время даже самые яростные в научной среде критики РАН подчеркивают: академия должна остаться, а попытки превратить ее в клуб по интересам похоронят отечественную науку. Но остаться она должна в новом, модернизированном облике, пройдя чистилище реформ. Они в том или ином виде предусмотрены в программе каждого из претендентов на пост президента. Если их удастся реализовать, это будет для академии почти революция. Но проблема в том, что такие реформы уже перезрели, их надо было проводить, что называется, еще вчера.

Сегодня перед Россией стоит грандиозная задача - модернизация экономики, переход от сырьевой иглы к наукоемким технологиям. По мнению большинства экономистов, у страны совсем немного времени, чтобы такой переход совершить. По сути, мы в цейтноте. Лидером модернизации должна стать наука. И здесь настоящее поле для РАН. Она должна взять на себя не только проведение на мировом уровне фундаментальных исследований, но и озаботиться, как их превратить в конкретные технологии. Кто-то скажет, что это не дело академии, ее задача - генерировать идеи. Но нынешняя ситуация вынуждает. Ведь лихими реформаторами в стране фактически разрушена отраслевая наука, доводить прорывные идеи до реализации просто некому. Иначе они так и останутся пылиться на полках или превратятся в иностранные технологии. Кстати, именно АН СССР была лидером создания отечественной космонавтики и атомного проекта.

РАН должна занять активную позицию, выходить во власть с прорывными проектами, инициировать их рассмотрение. Словом, от защиты от различных нападок академии надо самой переходить в атаку, к разработке научно-технической политики России, к созданию ясной программы ее движения вперед. РАН должна убедить власть, что только академия может обеспечить научное сопровождение модернизации. Такой подход дает академии шанс вернуть себе утраченные позиции.

Кстати

Попытки разогнать академию уже были. Это хотел сделать Хрущев, когда академия стала с ним спорить по поводу роли в науке Трофима Лысенко. И тогдашний глава академии Александр Несмеянов не испугался сказать руководителю страны: "Академию создал Петр Первый. И не Вам, Никита Сергеевич, ее закрывать". Хрущев выгнал его из кабинета, Несмеянову пришлось уйти с поста президента, но через несколько лет сняли и самого генсека.

Справка "РГ"

Президенты Российской академии наук 1917-2013

1917-1936 - Александр Петрович Карпинский,

1936-1945 - Владимир Леонтьевич Комаров,

1945-1951 - Сергей Иванович Вавилов,

1951-1961 - Александр Николаевич Несмеянов,

1961-1975 - Мстислав Всеволодович Келдыш,

1975-1986 - Анатолий Петрович Александров,

1986-1991 - Гурий Иванович Марчук,

1991 по настоящее время - Юрий Сергеевич Осипов.

Общество Образование Наука и образование РАН Научный подход с Юрием Медведевым РГ-Видео