Новости

Выступая недавно в одной из популярных телевизионных программ, Александр Андреевич Проханов вновь гневно осудил мою старую, более чем десятилетней давности "Культурную революцию" под названием "Русский фашизм страшнее немецкого".

Я бесконечно благодарен ему за память о моей скромной работе и рад, что он находится в столь бодром состоянии духа, что не забывает давние и на самом деле не такие уж значительные эфирные опусы. Александр Андреевич человек безусловно талантливый, умный и харизматичный, он-то вполне понимает, о чем я вел речь в той давней телевизионной программе, но его имперско-коммунистическое мировоззрение не позволяет усомниться в том, что ничто русское не может быть хуже или страшнее любой иностранщины. Я был бы готов пойти ему навстречу и предложить другой вариант названия, к примеру: "Русский фашизм милее и даже лучше немецкого", но из старой песни слова не выкинешь. Повторю, Проханов человек, безусловно, умный и все про все понимает. Весь вопрос в том, захочет ли он признаться в своем понимании. Мое дело еще раз повторить логику давних рассуждений. Она разве что укрепилась за эти годы.

Фашистское государство гарантировало определенный  социальный пакет законопослушным гражданам, требуя взамен душу и честь

Про русский фашизм я узнал в семнадцать лет совершенно случайно, после того как прочитал вторую часть романа Натальи Ильиной "Возвращение", вышедшую в 1965 году. Вполне мог бы и не обратить внимания на эту книгу, повествующую о судьбе русской эмиграции в Маньчжурии, если бы не одно внутрисемейное обстоятельство. Мой отчим, замечательный музыкант и в высшей степени образованный человек Михаил Михайлович Иков и его сестра Наталья Михайловна возмутились одним из эпизодов этого романа, в котором лидер российских фашистов Константин Владимирович Родзаевский пытается встретиться с Федором Ивановичем Шаляпиным, в 1935 -1936 годах гастролировавшим в Китае. Родзаевский требует встречи с великим певцом, чтобы заставить его спеть в концерте "Боже, Царя храни!", но Шаляпин посылает к незваному гостю своего секретаря и импресарио Эммануила Кащука, который был описан Ильиной в высшей степени саркастических тонах. На фоне агрессивного фашиста он выглядел попросту жалко. В фамилии реального человека автор "Возвращения" изменила всего одну букву, поменяв "ш" на "щ", а этим реальным Кашуком был родной отец моего отчима и его сестры, которого они, впрочем, никогда не видели. По словам их мамы, чей прах покоится на Новодевичьем кладбище, семья была разрушена в годы революции и Гражданской войны, а Э. Кашук все послереволюционные годы был ближайшим сотрудником Ф. И. Шаляпина, спутником в его странствиях вплоть до самой смерти певца. Его дети даже сочиняли гневное письмо Н. Ильиной, защищая честь своего отца, а я, ошарашенный прочитанным, пытался разобраться, что же такое русский фашизм.

Не надо долго объяснять, что для нас, чьи родители вернулись с войны победителями, разгромившими немецких фашистов, само это слово было сродни ненормативной лексике. Назвать человека фашистом означало страшное оскорбление, да еще с политическим уклоном. Поэтому русский не мог быть фашистом. В моем пионерско-комсомольском сознании два эти слова не складывались в одно понятие. Я был уверен, что если русский, то уж точно не фашист. Но с годами эти слова обнаружили горькую для меня способность к соединению.

Об идеологии можно спорить. О злодействе, зверстве спорить бессмысленно

Русский фашизм 20 - 30-х годов прошлого столетия, который был распространен не только в Маньчжурии, но и в Германии, и в США, равно как и в других европейских странах, был во многом сродни итальянскому фашизму, провозглашавшему господство национально-авторитарного государства, регулирующего частную жизнь его граждан, определяющего не только законы, но и моральные принципы повседневного существования. Фашистское государство гарантировало определенный социальный пакет законопослушным гражданам, требуя взамен душу и честь. Замечу, что социальной практикой итальянского фашизма интересовались политики и общественные деятели самых разных взглядов. Например, Бернард Шоу одно время состоял в переписке с Бенито Муссолини. Теоретики русского фашизма искали предшественников в отечественной истории, так Ф. Т. Горячкин в книге "Первый русский фашист Петр Аркадьевич Столыпин", вышедшей в свет в 1928 году, доказывал, что Столыпин гениальнее Муссолини. С этим трудно спорить, спорить нужно лишь с тем, что Столыпин был предтечей фашизма. У русского фашизма была лишь одна существенная особенность - он был пронизан ненавистью к Советской России, к СССР. Гимн фашистской партии был своего рода антисоветским заклинанием: "Крепче бей, наш Русский молот/ И рази, как Божий гром.../ Пусть падет во прах расколот/ Сатанинский Совнарком". Впрочем, в "Записках русского фашиста", которые выходили в России сравнительно недавно, в 2001 году, К. Родзаевский излагает программу, вполне похожую на программы всех фашистских партий межвоенной эпохи. Об идеологии можно спорить. О злодействе, зверстве спорить бессмысленно.

Во время Второй мировой войны стало ясно, что вести с фашистами теоретическую дискуссию преступно и аморально. Разумеется, существуют оттенки зла, но они не отменяют и не оправдывают зло как таковое. Бесчеловечная практика немецкого национал-социализма поставила всю фашистскую идеологию за пределы закона - Божьего и человеческого. Мы потеряли в Великой Отечественной войне десятки миллионов наших соотечественников. В войне с немецким фашизмом, который не знал жалости к неарийцам. Наши отцы и деды спасли нам жизнь, разгромив гитлеровскую Германию. Именно поэтому рождение на нашей многострадальной земле русского фашизма кажется безумием, химерой истории. Его появление можно объяснить отравляющими веществами, вырывающимися в атмосферу во время тектонических сдвигов, подобных распаду СССР. Можно объяснить. Только прощения не будет.

Общество История Колонка Михаила Швыдкого
Добавьте RG.RU 
в избранные источники