Новости

30.05.2013 00:07
Рубрика: Культура

Все на продажу

Комедия 1709 года вновь оказалась актуальной
В Театре им. Комиссаржевской сыграли комедию 1709 года.
Евгения Игумнова в комедии "Тюркаре".  Фото: Э. Зинатуллинна Евгения Игумнова в комедии "Тюркаре".  Фото: Э. Зинатуллинна
Евгения Игумнова в комедии "Тюркаре". Фото: Э. Зинатуллинна

Автор сатирической комедии "Тюркаре" прожил 80 лет в гордой нищете. Имея на руках большую семью, он выживал тяжкой литературной поденщиной, занимаясь переводами испанских романов. Он был неподкупным адвокатом, а потому ушел из этой золотоносной профессии. Она пригодилась ему на писательском поприще. "Тюркаре", которую "Комеди Франсез" не рискнул взять к постановке, была спасена наследником престола: разгневавшись на "налоговиков", он приказал ее сыграть. Ее автору Лесажу давали громадную по тем временам взятку в сто тысяч франков, чтобы тот забрал пьесу из театра. За непреклонность он и поплатился: после премьеры его пытались убить. Что же так испугало в пьесе заказчиков преступления? И почему она ни разу не ставилась на русской сцене?

Даже в наши дни трудно считать героем глупого, но хитрого сластолюбца, - лакея, нажившего миллионы на махинациях и шантаже. Интереснее другой персонаж: слуга Тюркаре, ради своего семейного счастья обобравший до нитки своего "шефа" и устроивший его в тюрьму. За ним, за Фронтеном, - будущее.

Ироничный склад ума режиссера Игоря Коняева всегда сказывается на выборе литературного материала. Актуальность пьесы Лесажа столь очевидна, что режиссеру не понадобилось ее актуализировать: обстановка нашей "позолоченной" богемы мало отличается от будуара баронессы, в котором и происходит действие пьесы. А поскольку сегодня все тайны - на экранах персональных компьютеров, то и сатира неизбежно снижается до анекдота.

Утратив последние атомы совести, высший свет живет по своим понятиям. Лакированная блестящая жизнь светской львицы, овдовевшей и обедневшей баронессы, поймавшей в свои сети Тюркаре, художником Андреем Запорожским выражена предельно лаконично: в громадных золоченых рамах на колесиках зияет пустота. Игра светотени рисует в пустоте прекрасную иллюзию роскоши, погоня за которой и составляет смысл существования персонажей.

Томная, жеманная баронесса Евгении Игумновой появляется на каталке под золотой простыней. Массаж ей делает служанка, а говорят они, конечно, о любви и деньгах, которые не всегда сходятся, вот и приходится бедной баронессе выкачивать деньги из влюбленного Тюркаре, а любить игрока маркиза, в чей карман деньги эти плавно перетекают.

Владеющая сценической иронией маленькая примадонна театра роль свою укрупняет, выводя ее на первый план. Она - дирижер этого пошлого домашнего театрика. Она держит стиль и нерв спектакля. От гризетки-куколки-служанки до ее жениха - циничного Фронтена. В исполнении Владимира Крылова - он еще не Фигаро, хотя именно с него Бомарше "списал" своего знаменитого героя. Да и Тюркаре далеко до графа Альмавивы. В исполнении Владимира Богданова это самодовольный плебей, в подлости и жадности поднявшийся до миллионщика.

В этом спектакле все актеры играют с удовольствием, у каждого есть свой ударный номер. Даже эпизодическую роль мадам Тюркаре прекрасная Елена Симонова превратила в феерическое шоу.

Культура Театр Драматический театр
Добавьте RG.RU 
в избранные источники