30.05.2013 23:30
    Рубрика:

    "РГ" объяснила, в чем состоит политический феномен Гейдара Алиева

    Авторитет и популярность Алиева в СССР распространялись как на элиту исполнительной власти, так и на широкие слои населения
    Политический вес, аппаратное влияние и компетентность Гейдара Алиева в повседневной управленческой практике все еще не до конца оценены потомками. Хотя, в определенном смысле, его карьерный путь в советской системе актуален до сих пор и в контексте современных реформ и политических баталий. Многие люди старшего поколения и тогда 25 лет назад, и сегодня в имени Гейдара Алиева видят упущенную возможность модернизации угасающей мощи Советского Союза.

    Уход Алиева из синклита кремлевского руководства стал предвестником краха державы, спровоцированной подковерной политической борьбой и непродуманными реформами. Нужно констатировать факт - Алиева в России и вообще на постсоветском пространстве многие воспринимают через призму личной драмы: ведь распад страны коснулся многих семей, в то же время Алиев мог быть гарантом реформирования СССР. По воспоминаниям высокопоставленных советских чиновников он был главным субъектом ряда сценариев модернизации и сохранения Союза, которые могли бы осуществиться, будь период правления Юрия Андропова более продолжительным.

    Именно в этом кроется источник внимания к фигуре нашего героя: он поддается оценке не только специалистов, изучающих архивные документы, но и массы ныне живущих людей, которые видят плоды его деятельности в действующей поныне системе образования и здравоохранения, в работе многих малых и крупных предприятий на территории СНГ, в крупнейшей советской железнодорожной магистрали БАМ - это и многое другое было создано при его непосредственном участии или благодаря лично одобренной им инициативы.

    Алиев и судьба Советского Союза: две эпохи в одной личности

    Сегодня, спустя 10 лет после ухода Алиева из жизни, можно выделить как минимум несколько этапов его деятельности: в качестве руководителя советской республики; в качестве первого вице-премьера советского правительства (заместителя председателя Совмина СССР), члена Политбюро ЦК КПСС, то есть политика самого крупного калибра в СССР. И затем, бурное транзитное десятилетие в качестве президента независимого постсоветского Азербайджана. Эти периоды не совпадают по масштабам задач, уровню власти, который он имел, и географическому размаху возложенных на него обязанностей. При этом они слитны и интегрированы в судьбе одного человека. Работа в качестве руководителя советского Азербайджана стала ступенью к кремлевской "пятилетке" с ноября 1982 по октябрь 1987 года. Хотя и в Москве он постоянно держал руку на пульсе развития республики, но это были две более-менее независимые линии деятельности. Можно назвать их эпохой Алиева для Азербайджана и Алиева для России. Сегодня для массы обывателей в России и Азербайджане он стал символом self-made успеха азербайджанца в высших структурах власти Советского Союза, а по отношению к постсоветскому периоду его нередко называют азербайджанским Ататюрком. Однако по существу другое, более масштабное историческое наследие, в качестве одного из лидеров сверхдержавы, он оставил именно в Москве.

    Какие вехи выделяются в московском периоде Алиева? Под его контролем находились более 12 министерств: он курировал машиностроение, торговлю, легкую промышленность (только в этой отрасли были заняты до 3 млн человек, насчитывалось порядка 3700 предприятий), все виды транспорта и связь, в его ведении находились также культурная и образовательная сферы. С 1984 года Алиев возглавлял комиссию по реформе советской школы, в 1986 году занял пост председателя бюро Совета Министров СССР по социальному развитию. Он принимал активное участие в реализации и ряда непрофильных для своей сферы проектов в смежных областях. Его подпись можно встретить под десятками важнейших постановлений Совмина и Политбюро СССР того периода. Так, например, он возглавлял Комиссию по оперативным вопросам Совета Министров, в нее входили заместители председателя правительства и ряд министров. С приходом Алиева, комиссия превратилась практически в руководящий орган Совмина, решала многие насущные вопросы экономического управления Советским Союзом, приглашала на доклады и раздавала поручения руководству отраслей. Иногда ее называли "вторым Политбюро". Кроме того, Алиев участвовал в системе внешнеэкомических связей и играл заметную роль в международных контактах СССР на азиатском и ближневосточном направлениях.

    Социальная модернизация и реформы

    Особняком стоят его реформы в социальной сфере и здравоохранении. По инициативе Алиева были созданы первые комплексные диагностические центры. Благодаря его поддержке советским хирургам было разрешено проводить первые операции на открытом сердце. Алиев дал старт Центру микрохирургии глаза Святослава Федорова и пролоббировал для него создание мобильной лаборатории на речном теплоходе, курсировавшем по Волге. В августе 1987 года было опубликовано постановление ЦК КПСС "Об основных направлениях развития охраны здоровья и перестройки здравоохранения СССР на период до 2000 г.". По оценке специалистов, это был один из самых заметных документов "ранней" перестройки, который позитивно сказался на состоянии медицины, давал возможность обновить ее материально-техническую базу. Во многом нынешнее состояние медицинских технологий и материальной базы медицинской науки в России использует именно тот алиевский "задел". В рамках модернизации системы здравоохранения предусматривалась организация в каждой республике, области, крае сети диагностических центров, в которых должно быть сосредоточено сложное и высокоэффективное современное оборудование и медицинская техника, а также создание во всех республиках онкологических центров.

    12 министерств и более двух десятков ведомств курировал Гейдар Алиев на посту первого заместителя председателя Совета Министров СССР

    Теперь о другой важной реформе, инициированной аппаратом Гейдара Алиева. Четвертого января 1984 года был опубликован проект постановления ЦК КПСС об "Основных направлениях реформы общеобразовательной и профессиональной школы", разработанный комиссией под руководством генсека ЦК КПСС Константина Черненко. Главным разработчиком проекта и куратором школьной реформы был Г. Алиев. Спустя несколько месяцев реформа среднего образования вступила в силу: организация подготовки педагогических кадров и прочие изменения в системе дошкольного воспитания были изложены в печати 12 апреля 1984 года, когда были опубликованы пять постановлений ЦК КПСС и Совмина СССР, к которым прилагалось отдельное постановление о повышении заработной платы учителей и улучшении социальных условий их жизни.

    Старт начальной школе предлагалось давать на год раньше, с 6 лет; период обучения в средней общеобразовательной школе растягивался с 10 до 11 лет. В школах появился новый предмет - основы компьютерной техники и программирования, массово закупались персональные компьютеры советского производства. Реформа поднимала общественный престиж школы и авторитет профессии учителя (увеличивался оклад на 30% и вводились гарантии социально-бытовых условий), менялась структура управления образованием.

    К 1989 году алиевский проект предусматривал строительство общеобразовательных школ на 7 миллионов ученических мест и восемьсот профтехучилищ. На это выделялось порядка 11 млрд рублей (около $22 млрд по курсу советского Госбанка), из них 3,5 млрд на зарплаты учителям. Закон "Об образовании в РФ", подписанный Владимиром Путиным в декабре 2012 года, является эволюционным развитием той базы, что закладывалась с помощью Алиева в 1980-е годы.

    Давайте посмотрим на конкретные цифры статистики, проявившиеся в результате реформ образования и здравоохранения, в которых непосредственное участие принимал Алиев. В 1988 году расходы государства из общественных фондов были таковы: на одного учащегося в среднеобразовательных школах - 290 руб., в средних специальных учебных заведениях - 914 руб., в вузах - свыше 1400 руб. (78% студентов получали стипендию). На содержание одного ребенка в дошкольных заведениях расходовался 571 руб., из которых 71% оплачивало государство. На содержание одного больного в стационаре выделялось более 12 руб. в день. Какова была стоимость этих денег, можно судить по тому, что билет на проезд в метро стоил 5 коп., а литр молока 32 коп. В результате этих мер к 1989 году доля населения с высшим образованием, занятого в экономике страны, составила 20,2 млн человек (14,5% от всего населения).

    Советская модернизация 1980-х

    Трудно передать одной фразой, что же такое было СССР для граждан страны, ее элиты и внешнего мира. Конечно, это была держава контрастов, где крайняя отсталость в аграрных районах сочеталась с передовыми достижениями в науке, военном деле и инженерно-техническом развитии. При этом огромное государство с громадными территориями, вообще не заселенными людьми, имело высокую степень урбанизации и технологической мощи (40,3% советских городов были созданы после 1945 года). Но многие районы России, Центральной Азии и Кавказа были оснащены достаточным уровнем различной инфраструктуры именно благодаря рывку в 1970-1980-е годы. Гейдар Алиев имел к этой работе самое непосредственное отношение. В эти годы были разведаны, обустроены и введены в строй основные мощности топливно-энергетического комплекса будущей независимой России. Огромная роль в этом процессе принадлежит азербайджанским нефтяникам. Была также построена единая энергетическая и транспортная система, ставшая впоследствии связующим механизмом для СНГ. Все главные социальные, экономические, административные и военно-научные системы были обеспечены научным сопровождением высшего класса.

    Как один из лидеров "андроповской" модернизации Алиев принимал участие в разработке постановления "О мерах по ускорению научно-технического прогресса в народном хозяйстве" от 18 августа 1983 г. N 814. Документ констатировал, что результаты значительной части законченных исследовательских работ не находят широкого и быстрого применения в экономике страны. Неоправданно растягиваются сроки разработки и освоения новых видов техники и технологии. Так, например, Советский Союз не успел войти в русло масштабной информационной революции, характерной для конца XX века. Работа Норберта Винера "Кибернетика" 1948 года на долгие годы была запрещена. К 1970-1980 годам отставание в линейке компьютерной техники было все более заметно (в 1985 году в СССР имелось 50 тыс. персональных компьютеров, тогда как в США их уже насчитывалось 30 млн штук). Нуждалась в дальнейшем совершенствовании система аттестации промышленной продукции. Однако данное постановление и в целом политика Андропова, создавали возможность советской промышленности за короткий срок обеспечить выпуск машин, оборудования, приборов и материалов, отвечавших по своим технико-экономическим показателям мировому уровню. Иными словами, Советский Союз во главе с такими руководителями, как Гейдар Алиев, мог пойти по китайскому пути постепенной коммунистической трансформации, но, к сожалению, тот шанс не был использован.

    Алиевская деятельность в Совмине была ответом на вызов необходимости технологической трансформации Советского Союза. Развитие методов хозрасчета и самостоятельного экономического планирования предприятий, внедрение новых технологий в здравоохранении или, к примеру, попытка развития индустрии репрографии (ксерокопирования), - все это выходило из-под пера Алиева, либо он активно содействовал тем энтузиастам, которые предлагали соответствующие инициативы. В середине и в конце 1980-х именно с Г. Алиевым был связан цивилизационный шанс избежать крупнейшей геополитической катастрофы XX века. Однако эти комплексные реформы после смерти Юрия Андропова утонули в атмосфере бюрократизма и межведомственной борьбы, а вскоре и вовсе были погребены под завалами рухнувшей политической системы.

    Каковы минусы советской системы с высоты сегодняшнего дня? Прежде всего вспоминают диктат идеологии и контроль над инакомыслием со стороны КГБ, политический диктат одной партии и отсутствие публичной политики. Но при этом многие сейчас с неизбывной ностальгией вспоминают и о духовности советского человека, точнее, "простодушности", чистоты его восприятия, соответственно и уровень доверия советских людей друг другу и к власти был на несколько порядков выше. Не стоит абсолютизировать, но по сравнению с текущим моментом, тогда в ходу было понятие нравственной нормы как действенного аргумента. Не существовало столь радикального как теперь социально-экономического разрыва между представителями власти, крупного бизнеса и остальным обществом. Сегодня моральная навигация, к сожалению, утеряна по всему постсоветскому пространству. Власть, как и само общество в постсоветский период, стали в значительной степени более циничными.

    На Гейдаре Алиеве прервалась цепочка романтического доверия граждан к советским руководителям. Но о его работе в период Советского Союза остались самые позитивные впечатления у многих, кто жил или успел наблюдать его в тот период. Именно благодаря Алиеву и тем немногим уникальным людям во власти, похожим на него, старшее поколение постсоветского пространства сегодня ностальгирует по "старым временам". Весной 2007 года радиостанция "Эхо Москвы" проводила рейтинговый опрос среди слушателей о самых выдающихся персонах России за последние сто лет. Слушатели могли голосовать в алфавитном порядке любым количеством претендентов. Каково же было удивление услышать, что на букву "А" в тройке избранных оказались Анна Ахматова, Юрий Афанасьев, ныне живущий историк и мыслитель, и наш герой - Гейдар Алиев. Русский Гейдар Алиев - удивительный факт, но полностью соответствующий оставленному следу в истории большой страны.

    Путь Алиева - это советская партийно-административная карьера, стартовавшая в системе госбезопасности. Конфликтность внутри советских административно-вертикальных систем была не ниже нынешних и, возможно, там имелись более сложные перипетии, учитывая огромный размер командного аппарата власти и различные группы интересов: капитаны нефтегазовой отрасли, директора предприятий ВПК, ученые, связанные с военной и фундаментальной наукой, собственно военные, спецслужбы, интеллигенция, партийное руководство областей РСФСР и республик Советского Союза. Все эти группы в основном сосредоточенные по министерствам и ведомствам, конкурировали друг с другом за получение ресурсов политического влияния и распределение финансовых средств. Всю эту громадную структуру покрывал Совет Министров, напрямую управлявшийся из Политбюро ЦК КПСС. Таким образом, Алиев вырос как руководитель в системе аппаратных рисков высокой интенсивности, усложненных идеологическими клише социалистической системы.

    Почему Алиев был популярен?

    Из многих фрагментов мозаики, собравшей воедино его "народный" образ советского руководителя, нужно привести наиболее контрастный и драматичный сюжет. Вечером 31 августа 1986 года на выходе из Новороссийской бухты происходит столкновение пассажирского теплохода "Адмирал Нахимов" с грузовым судном. В считаные минуты лайнер идет ко дну. В результате сотни погибших. Оперативно, в ту же ночь, создается правительственная комиссия во главе с Алиевым. Буквально через три часа он вылетает в Анапу. Заметим, что согласно неформальному бюрократическому регламенту член Политбюро мог вылететь на место трагедии лишь утром. От него требовалась лишь организация слаженной работы служб: размещение пострадавших и родственников, начало расследования происшествия и запуск прочих механизмов. Для этого необходимо максимум три дня. Алиев пробыл на месте аварии двадцать дней. По два раза в день на протяжении всего этого времени он встречался с родственниками погибших. Он берет на себя их боль. А ведь по существу не обязан. Даже при желании на этом деле невозможно в советских реалиях сколотить политический капитал. Но Алиев остается там из сочувствия. Свидетели помнят эпизод: на одной из встреч к Алиеву прорвался старик. Он потерял жену и дочь. Обеих увезли хоронить на родину, в Ленинград. Однако местные власти не разрешили захоронение на одном кладбище. Алиев на месте связался с ленинградскими властями и разрешил драму. В те дни это был обычный, будничный случай... Ни один из советских руководителей не проявлял такую отзывчивость к пострадавшим в дни крайней беды (впереди была целая череда катастроф). Зададимся вопросом - а много ли примеров подобной практики у современных высших российских чиновников?

    Понять в полной мере популярность Алиева в советский период, когда он оказался в составе Политбюро ЦК КПСС, можно лишь зная контекст эпохи и понимая стереотипы восприятия руководителей тех лет. Экстренный выезд на места техногенных катастроф, личные инспекции на крупнейших стройках страны, готовность общаться с представителями разных профессий и элит на понятном им языке - все это не было нормальной политической и административной практикой, такой, как мы ее знаем и иногда видим сегодня. Нужно четко уяснить, что все эти эпизоды, связанные с личным присутствием руководителя "на местах", в советский период являлись из ряда вон выходящим явлением. Сегодня, в век политтехнологий, популярность политика выстраивается похожими способами, но она чаще всего создается искусственно, ради рейтинга. В те годы такая активность была как минимум необычна для советского общества, а многих соперников Алиева в партийной вертикали раздражала. Выбор для высших советских руководителей был не велик. Либо ты сидишь в кабинете и плывешь по течению, и у тебя все отлично, если ты уже достиг высот по выслуге лет, либо находишь в себе силы идти на "передовую", обнаруживать там нелицеприятные вещи, погружаться в кризис, сталкиваться с инерцией системы власти, усложнять себя дополнительными обременениями и соответственно, публично демонстрировать собственные моральные установки. Алиев выбрал второй вариант, таково было его жизненное кредо.

    Главная, пожалуй, наиболее существенная психологическая деталь, присущая многим лидерам позднесоветского периода, - приспособленчество. Некоторые считали его "спасательным кругом" в океане советской системы, но такая позиция оставила глубокий изъян в системе и в конечном итоге подточила ее. Алиев остался последовательным, целостным, не растерявшим в себе качества настоящего борца.

    Стройка века

    Байкало-Амурская магистраль, стратегически важный объект СССР, теперь России, была призвана соединить железнодорожные транспортные узлы евразийского пространства с Тихим океаном. Как первый заместитель председателя Совета Министров СССР Алиев курировал эту стройку (4324 километра железнодорожного пути, 2230 мостов, перекинутых через десятки рек, из них - 11 крупных, 200 железнодорожных станций, города и поселки вдоль трассы). Но БАМ лишь одна из задач Алиева, которому был поручен контроль над всей транспортной сетью СССР. Он был вынужден налаживать новую автоматическую систему продажи билетов, исправлять ситуацию с подготовкой вагонов к рейсам, бороться с кошмарным обслуживанием пассажиров в пути. Люди, работавшие с Алиевым, отмечали его способность принимать креативные, сложные, порой непопулярные и рискованные решения в этой отрасли. Качество его управления оценили потомки. В июле 2008 года одной из крупнейших станций БАМа в городе Ангое было присвоено имя Гейдара Алиева...