Новости

04.06.2013 00:52
Рубрика: Власть

Фильтр-суд

Конституционный суд взялся за ошибки следствия
Вчера В Конституционном суде рассматривали сразу две жалобы, каждая из которых показывает, что уровнем справедливости недовольны не только рядовые граждане, но и судебная система в целом.

У каждой жертвы преступления есть возможность добиваться справедливости не только в ходе следствия, но даже и во время судебного процесса. Именно так поступил, к примеру, Баходир Гадаев (у этого уроженца Узбекистана есть вид на жительство в Санкт-Петербурге): в мае 2011 года у магазина он поссорился с напавшим на него Ефимом Бытком и тот выстрелил в Гадаева восемь раз из травматического оружия. Однако обидчику заявителя в КС предъявили обвинение в совершении умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего за собой потерю зрения (он был ранен, помимо всего прочего, в правый глаз), а не в покушении на убийство. Хотя Гадаев обращался с ходатайством о возврате уголовного дела прокурору для переквалификации действий подсудимого, ему отказали. Так он оказался в КС.

Но проблема гораздо шире, чем одно дело, что наглядно показал запрос судебной коллегии Курганского облсуда, тоже обратившегося в Конституционный суд, когда к ним попало дело о недоброкачественных медикаментах. В результате небрежности пяти сотрудников ЗАО "ФармФирма "Соттекс" в августе 2008 года, в аптечную сеть поступили бракованные ампулы препарата "Листенон", которые еще и промаркированы были как "Милдронат". В итоге в 2009 году погибли двое и тяжело пострадали еще одиннадцать человек в Челябинской, Курганской, Нижегородской и Ростовской областях. Хотя сотрудники ошиблись на подмосковном заводе, дело направили для рассмотрения туда, где было больше всех пострадавших - в Курганскую область. Потерпевшие на досудебной стадии никаких ходатайств не заявляли, но когда дело попало к курганским судьям, те были уверены: материалы дела свидетельствуют об умышленных действиях обвиняемых, а это противоречит формулировке предъявленного обвинения о неосторожности. Судебная коллегия по уголовным делам Курганской области обратилась в Конституционный суд, указывая, что сейчас у них нет возможности вернуть дело в прокуратуру.

Так в КС опять всплыла проблема "поворота к худшему". При подготовке Уголовно-процессуального кодекса вокруг полномочий суда возвращать дело на доследование было сломано немало копий, о чем в ходе слушаний в КС вспомнила и представитель минюста Мария Мельникова. Тогда победили либерально настроенные юристы, но уже в 2007 году КС был вынужден уточнить ситуацию с возможностью возвращения дел следователям, потому что в его зале сидела толпа потерпевших, жаловавшихся на ошибки следствия. При этом надо было создать такую конструкцию, которая бы не позволяла вечно возвращать одно и то же дело на доследование и держать обвиняемого в камере.

Поэтому сегодня КС проверял на соответствие Конституции часть первую статьи 237 Уголовно-процессуального кодекса.

Адвокат заявителя Гадаева, Валериан Асландзия подробно рассказал об обстоятельствах дела, настаивая, что действия обидчика его доверителя были умышленными: "Потерпевший не создавал ситуации для конфликта, конфликт был исчерпан. Подсудимый имел лицензию на ношение и хранение оружия, знал о боевых качествах данного оружия. А выстрелы были произведены где-то на расстоянии вытянутой руки - около 58 сантиметров, причем они создавали смертельную опасность для жизни не только для потерпевшего, но и для окружающих".

Представитель Совета Федерации в КС Александр Саломаткин признал, что никаких законодательных предложений по изменению оспариваемой нормы в его палате нет. Хотя перемены просто необходимы, как стало ясно из выступления судьи Верховного суда Александра Червоткина. В прошлом году ВС проводил обобщение судебной практики и вынужден был даже классифицировать ошибки следствия, с которыми сталкиваются суды по трем группам. Например, факты в ходе следствия установлены верно, а обвинительное заключение - с ошибками. Или факты установлены верно, но закон при составлении заключения применен не тот. Или ошиблись с самого начала, еще на стадии фактов, и в ходе судебного процесса все эти ошибки всплыли.

- В разных субъектах федерации в подобных случаях применялись разные по своему характеру решения, ряд региональных судов полагает, что закон в принципе не предполагает возможности возвращения дела прокурору по основаниям, ухудшающим положение обвиняемого, и суд постановляет приговор в пределах предъявленного обвинения, - и Червоткин сообщил, что так поступают в Ивановской Новгородской, Смоленской и Сахалинской областях, республиках Бурятия, Хакасия и Татарстан.

В других регионах суды возвращают уголовные дела прокурору для предъявления другого обвинения, причем даже если это предполагает ухудшение положения обвиняемого - так действуют краснодарские и ставропольские суды, в том числе и по собственной инициативе, а не только из-за ходатайства потерпевшего или прокурора. А в Иркутской области, а также в Пермском и Камчатском краях судьи сперва ждут ходатайства.

Червоткин констатировал "противоречивость" нормы и отсутствие необходимой регламентации в ситуациях, когда возникает необходимость изменения предъявленного обвинения.

В общем, он надеется, что КС ситуацию изменит.

Решение по делу КС вынесет в течение месяца.

Власть Право Уголовное право Судебная власть Конституционный суд Уголовно-процессуальный кодекс