Новости

05.06.2013 00:50
Рубрика: Власть

Украл и даже не испугался

В законодательстве немало дыр, "покрывающих" коррупционеров
В России могут ввести налог на операции с офшорными зонами, вернуть конфискацию имущества и инициировать репатриацию незаконно вывезенных капиталов. На этих радикальных мерах настаивают участники Второго международного Евразийского антикоррупционного форума, который открылся в Счетной палате.

Новый налог мог бы не только принести в бюджет дополнительно до 46 миллиардов долларов, подсчитал глава ведомства Сергей Степашин, но и внести вклад в деофшоризацию российской экономики. А репатриация капиталов убавила пыл преступников и коррупционеров. В связи с этим глава Степашин привел пример сотрудничества России со Швейцарией, которая арестовала банковские счета бывшего руководителя Банка Москвы Андрея Бородина. Через подставные компании и офшоры тот вывел из страны более 7 миллиардов долларов, пояснил Степашин.

Еще одним действенным методом борьбы с коррупцией Степашин считает создание сети общественно-государственных организаций, через которые граждане могли бы реально контролировать власть. Он подчеркнул, что вместе с Общественной палатой и Фондом содействия реформированию ЖКХ его ведомство готовится вскоре запустить пилотный проект по созданию в России "сети специализированных общественных организаций", которые бы снизу" контролировали эту сферу.

Степашин также уверен, что независимых экспертов из народа можно было бы смелее привлекать к проверкам достоверности деклараций чиновников о своих доходах и имуществе. А спикер Госдумы Сергей Нарышкин призвал компетентные органы активнее реагировать на важные сигналы интернет-пользователей, отметив их нарастающий интерес к этой сфере.

Руководитель Федеральной службы по финансовому мониторингу Юрий Чиханчин вернулся к прикладной теме форума - финансовым механизмам против коррупции. По его словам, здесь может помочь международное сотрудничество. По одному из самых громких раскрытых в России последних коррупционных дел (какое именно, Чиханчин называть не стал, так как впереди суд) работали 15 финанразведок мира. Преступники похитили 100 миллионов долларов, из них 10 миллионов легализовали в США и 10 миллионов долларов в России. Их, как правило, прикрывают коррупционеры, в том числе с помощью "фирм-однодневок", заметил Чиханчин. В борьбе "с однодневками", или как теперь их называют в финразведке "фирмами-оболочками", поможет закон о подозрительных финоперациях. По словам Чиханчина, проект готов и содержит ряд действенных мер. Гораздо сложнее, по его словам, причем не только в России, но и в других странах, раскрытие бенефициаров собственников бизнесов, которые прячутся в офшорах. "Сегодняшнее давление на европейские офшоры провоцирует уход собственников в юго-восточные страны, где такие юрисдикции вновь создаются", - сказал Чиханчин.

Инициатива

Глава Следственного комитета РФ Александр Бастрыкин обозначил проблемы, которые должны срочно решить законодатели.

Напомнив, что государство по-прежнему ничего не знает о конечных владельцах аэропорта Домодедово, имена которых теряются в кипрских офшорах, он предложил накануне нового масштабного этапа приватизации установить обязанность претендента на покупку госпакетов раскрывать конечных выгодоприобретателей. И проверять эти данные при помощи оперативно-розыскных операций. А в случае обмана - снимать с торгов и не допускать к ним впредь.

Бастрыкин также порекомендовал не ждать "много крови" от дела "Оборонсервиса". По его словам, за каждым объектом "стоят лицензированные оценщики, и они предъявляют документы". Следователи должны оспаривать материалы оценки, назначая сложные экономические экспертизы. Бастрыкин предложил ввести в законодательство уголовную ответственность не только для оценщиков за заведомо необоснованные данные, но и для руководителей компаний, которые подписывают такие сделки. Иначе это так и останется законодательной дырой, позволит уходить от ответственности. И такого рода дыр, "покрывающих" госслужащих, в правовом поле много. Бастрыкин привел пример из "дела по томографам". Переплатив бюджетными деньгами за медицинскую аппаратуру стоимостью 20 миллионов рублей еще сто миллионов и спрятав разницу в карман, один из чиновников отделался 25 тысячами рублей штрафа и тремя годами лишения заниматься "любимой" деятельностью. По словам Бастрыкина, проблема привлечения к ответственности обвиняемых в коррупционных преступлениях связана с либерализацией наказания за экономические преступления. Срок давности по ним с 10 лет сокращен до 2, более 300 составов преступлений, включая "отмывание", не имеют нижнего предела санкций. "Это по сути является мягкой амнистией похищенного у государства имущества", - подытожил глава Следственного комитета. При этом Следственный комитет видит все основания для привлечения основателя британского инвестфонда Hermitage Capital Уильяма Браудера к уголовной ответственности за коррупцию в России.