Новости

06.06.2013 00:11
Рубрика: Культура

Лабиринт, который построил Джони

В Венеции показали "Энциклопедический дворец"
Я честно пыталась объять необъятное. Напрасно, разумеется.

До закрытия павильона, где показывался основной проект в Жардини, оставалось семь-десять минут. Служители методично направляли меня к выходу, он же вход, где в одном зале показывалась знаменитая "Красная книга" с рисунками Карла Густава Юнга (чуть ли не впервые за все время ее существования), а в другом - рисунки цветными мелками Рудольфа Штайнера, сделанные в 1920-1923 годах. Вообще-то антропософ писал на обычной школьной доске, объясняя свое представление о мироустройстве ученикам. Но одна из учениц догадалась поверх доски положить черную бумагу. А потом сохранила эти рисунки. Поняв, что в этой "энциклопедической" прогулке я рискую даже Юнга со Штайнером не заметить, я рухнула на низкую скамейку, вроде тех, что стояли раньше в спортзалах, пытаясь выиграть время. И тут обнаружила, что кроме меня и пары служителей, в зале еще трое не слишком молодых людей, сидящих прямо на полу, поглощенных своими движениями и двигающимся в такт звукам, напоминающим то щелканье птиц, то мычание... Они не обращали внимание ни на оставшихся посетителей, которые были заняты рисунками Штайнера, ни на служителей... Они жили в своем параллельном пространстве. "А это кто?" - спросила я у служителя. "Это перформанс Тино Сигала", - ответил он тихо. И почему-то перестал меня торопить.

Но дело, конечно, не в том, что почти случайно, в последнюю минуту я увидела перформанс, созданный англичанином Тино Сигалом, который получит "Золотого льва" 55-й Венецианской биеннале. В основном проекте под названием "Энциклопедический дворец", который сделал 40-летний куратор Массимилиано Джони, самое важное имеет обыкновение появляться рядом с совершенно неожиданными объектами, вроде 387 макетов домиков, церквей, бенозоколонок и прочих полезных сооружений, которые клеил скромный страховой агент в Австрии Петер Фритц. Эти бережно завернутые макеты уже после смерти их создателя обнаружили в крохотном антикварном магазинчике в 1993 году молодые художник Оливер Кроу и Оливер Элсер. Идеальный "найденный объект", он же "архив", открывающий чей-то личный маршрут побега из скучной повседневности, никак не претендует на место в истории искусства. Но "Энциклопедический дворец" дальше всего от идеальной иерархии и ясной "ренессансной" перспективы, где можно выделить "главное" и "не главное", основные фигуры и фон.

Гораздо больше он напоминает лабиринт, в котором смешаны знаменитости, как Ричард Серра, Мариса Мерц или румынская авангардная художница Гета Братеску и рисунки, сделанные в середине XIX века на Соломоновых островах аборигенами, которые впервые держали в руках карандаш, или коллекцию камней Роже Кайуа, основателя Колледжа социологии во Франции. Иначе говоря, речь идет даже не о том, чтобы перебросить мостики от современного искусства к прошлой традиции, или о том, чтобы наладить коммуникацию между профи и "наивными" художниками. Речь не о размывании профессиональных критериев, а о границе между искусством и знанием. Сам куратор замечает, что искусство слишком важно, чтобы отдавать его исключительно на откуп индустрии развлечений или бизнеса.

Искусство для него, похоже, выступает посредником между знанием и неведомым, между человеком и миром. Как заметила одна самодеятельная китайская художница Гуо Фенжи (Guo Fengyi): "Я рисую не потому, что я знаю, я рисую для того, чтобы знать".

В этом смысле проект Массимилиано Джони выглядит, как ни странно, полемичным по отношению к проекту 54-й Венецианской биеннале, которая апеллировала к эпохе Просвещения и просвещению во всех смыслах. Джони фокусирует внимание на воображаемых мирах, интуиции и их роли в познании если не мира, но человека.

Сама идея "Энциклопедического дворца" заимствована у итальянского самоучки Марино Аурити, который во времена Муссолини вынужден был эмигрировать в США. Там уже на пенсии он около гаража и строил свой "Энциклопедический дворец". Проект должен был стать приютом для всеобъемлющего музея, который он хотел предложить построить в Вашингтоне. Аурити даже запатентовал свой дворец, видимо, не считая проект утопическим. Этот небоскреб-дворец-музей никогда не был построен. Но, собственно, проект Аурити - лишь один из китов основного проекта. Судя по тому, что в Жардини экспозиция проекта начинается с "Красной книги" Карла Густава Юнга и с маски Андре Бретона, "дворец", который построил куратор, держится на трех китах. Теории архетипов Юнга, эстетике сюрреалистов и утопиях наивных мечтателей.

Тем не менее любопытно, что самой эффектной частью основного проекта в Жардини, похоже, стала инсталляция легендарного дуэта швейцарских художников Петера Фишли и Дэвида Вайса. На этот раз они показали более двухсот небольших глиняных скульптур, которые, на первый взгляд, похожи на "эскизы" из мастерской. Тут можно увидеть Архимеда над своими чертежами, Амундсена, спрашивающего у эскимоса дорогу на Северный полюс, родителей Эйнштейна, отдыхающих после зачатия гения, Жака Лакана в возрасте двух лет, который впервые видит себя в зеркале, японский сад камней и муранское стекло... Все, разумеется, из необожженной глины. Нетрудно заметить, что художники полушутливо-полувсерьез каталогизируют набор ключевых понятий европейской цивилизации, будь то геометрия Архимеда, покорение Северного полюса, теория относительности Эйнштейна или теория зеркала Лакана... Эти скульптуры, похожие то ли на макеты театральных мизансцен, то ли на карикатуры, то ли учебные пособия, сделаны вроде бы на скорую руку. Но за грубоватой примитивностью - эффектная обманка. За "небрежностью" эскизов прячется точность мысли, ирония и неожиданная теплота. Скульптура в роли домашних заметок "на память" пленяет мгновенно и навсегда. В частности, тем, что предлагает увидеть привычных героев, повседневность и абстрактные понятия с новой точки зрения, камерной, сниженной или простодушной. Эти точки зрения открывают позицию другой культуры, одновременно заставляя неожиданно вспомнить традицию вольтеровского "простодушного" героя... Понятно, что Кандидами оказываются сами художники, предлагающие примерить эту роль и зрителю. Надо ли говорить, почему для своих двойников-персонажей они выбрали в качестве нового медиа ....простую глину?

Цифры

150 художников из 38 стран представлены в основном проекте 55-й Венецианской биеннале "Энциклопедический дворец".

88 стран представили свои проекты в национальных павильнах в Жардини, Арсенале и площадках Венеции.

Из них 10 стран участвовали в биеннале первый раз, в том числе Ангола, Багамы, Бахрейн, Республика Берег Слоновой Кости, Косово, Кувейт, Мальдивы, Парагвай и Тувалу.

Призы
  • Почетный "Золотой лев" за вклад в искусство получили итальянская художница Мариса Мерц, одна из ключевых фигур искусства Arte Povera, и австрийка Мария Лассниг.
  • "Золотой лев" за лучший национальный павильон получила Ангола, показавшая проект "Луанда. Энциклопедический город".
  • "Золотого льва" получил английский перформансист Тино Сигал как лучший художник основного проекта.
  • "Серебряный лев" как многообещающей молодой художнице достался 35-летней француженке Камилле Генро.
Цитата

Массимилиано Джони, куратор основного проекта:

"Я не могу дать определение самому себе. Я думаю об энциклопедии, о которой говорят многие художники, например, обладатели почетных "Золотых львов" Мариса Мерц и Мария Лассниг, как о книге, которая предлагает не столько познание мира, сколько понимание самих себя".

Культура Арт Актуальное искусство Выставки с Жанной Васильевой Гид-парк