Новости

07.06.2013 00:35
Рубрика: В мире

Турецкий гамбит

Какие тайные силы заставили сотни тысяч добропорядочных граждан стать участниками протестных акций
Век живи - век учись. И все равно останешься в дураках. Потому что окружающая жизнь в очередной раз окажется совсем не такой, какую ты себе изучил.

Год назад один из нас, основательно попутешествовав по Турции, взяв три десятка интервью у политиков, журналистов, бизнесменов, представителей властных структур и оппозиции, вернулся домой с твердым убеждением, что в этой стране никаких катаклизмов в ближайшее время произойти не может.

Да и чего им, туркам, волноваться? Экономика идет в рост, по темпам увеличения ВВП страна занимает второе место после Китая. Социальные программы делают доступным для большинства граждан качественное жилье. Правящая партия не замешана ни в одном коррупционном скандале. И с демократией вроде бы все почти в порядке. И гласность присутствует. Ну, упрекают премьер-министра в авторитарных замашках, ну есть какие-то малозаметные признаки сворачивания со светского пути в сторону исламизации, ну посадил он в тюрьму ряд генералов и полковников - так это же всего лишь издержки движения вперед, специфика восточной жизни.

И вот - на тебе! Очередной стереотип рухнул. Начиная с минувшей пятницы Турция - это не тихая заводь, а штормовое море. Причем далеко не факт, что все цунами уже позади.

Началось, кажется, с пустяка. Инициативная группа граждан выступила против вырубки скромного садика, примыкающего к площади Таксим. Деревья мешали воссоздать здесь давно снесенный исторический памятник в виде казарм, а также построить мечеть. Но ведь хорошо известно, что в условиях рыночной экономики и ручного управления государством вовсе не граждане решают, какие элементы должны стать украшением городской среды - парк или мечеть. Вот и послали этих защитников природы куда подальше, пригнали на площадь бульдозеры и...

...И вот тут-то началось нечто пока еще труднообъяснимое.

К малочисленной группе энтузиастов присоединились сначала сотни, затем тысячи, а затем и десятки тысяч других жителей Стамбула. А когда полиция попыталась по привычке поставить их на место, включив водометы, постреляв резиновыми пулями и применив слезоточивый газ, то поддержать стамбульцев вызвались жители других больших и малых городов. Короче говоря, скоро вся Турция зашлась в едином порыве: руки прочь от парка Гези! И запылали перевернутые автомобили, в полицейских полетели камни и бутылки с зажигательной смесью, повсюду стали воздвигать баррикады, на улицы вышли теперь уже сотни тысяч людей, а локальный конфликт стал почти национальной революцией.

Что же такого случилось, раз так много людей взволновались судьбой маленького сквера и вышли на тропу войны? Кто управляет этими крайне возбужденными гражданами и каковы их требования? Стали протестные акции стихийными или были инспирированы какими-то внешними силами? И, наконец, главный вопрос: что завтра - мир или эскалация насилия, компромисс властей с бунтарями или новые столкновения, а значит, и новые жертвы?

Миллион "обалдуев"

Скажем сразу: разбираться во всем этом очень непросто, а делать какие-то прогнозы и вовсе дело зряшное. Ну как, скажите, можно относиться вот к такому упреку в адрес властей: дескать, зачем это они проталкивают закон, запрещающий продажу алкоголя после десяти часов вечера? Да у нас в России подобный запрет если и вызвал у кого недовольство, так только у законченных алкашей. А здесь каждый из наших собеседников посетовал: власти нарушают гражданские права, диктуют, сколько и когда нам пить.

Но это один момент. Потом, постепенно, подобных больших и малых претензий накапливается много. И тогда картина складывается такая.

Люди вышли с протестами, направленными не против правительства и даже не против правящей Партии справедливости и развития. Их раздражает (если говорить мягко) конкретный человек по имени Реджеп Тайип Эрдоган. Это он инициатор закона об ограничении продаж алкоголя, с ним связывают реформу школьного образования, которое отныне будет с явным религиозным уклоном, попытки запретить аборты, закрутить гайки в СМИ, подмять под себя судебную систему, ограничить возможности военных и еще много всего другого, что расценивается как последовательные действия, призванные похоронить светское демократическое государство.

Выросших на заветах Ататюрка образованных и свободных от религиозных догм турецких граждан также беспокоит желание премьера баллотироваться на президентских выборах, которые должны состояться летом будущего года. Причем пошел слух, что Эрдоган вполне может изменить конституцию таким образом, что впредь должность руководителя государства будет не декоративной, как сейчас, а вполне самой главной. То есть он как бы решил остаться на троне навсегда, что тоже совсем не нравится креативному классу.

- Общество поделено на две примерно равные части: сторонников курса премьер-министра и тех, кто против, - говорит известный политолог Фатих Озбай. - Эти, вторые, очень раздражены тем, что у оппозиции, таким образом, нет ни малейших шансов в обозримом будущем получить доступ к управлению государством. Они давно копили обиды. И вот теперь их энергия выплеснулась наружу.

Сам политолог явно принадлежит к первым, то есть к лицам, симпатизирующим главе правительства. Он полагает, что упреки в исламизации надуманны.

- Турция все последние десять лет была обращена лицом к Европе, - напоминает Ф. Озбай.

- Разумеется, конфликт возник вовсе не из-за каштанов Гези-парка, считает другой наш собеседник бывший генерал ВВС Яшар Демиргулак. - А по той причине, что общество не хочет жить при авторитарном режиме. Эрдоган в последние годы упрятал за решетку две сотни генералов и старших офицеров по ложному обвинению в подготовке военного переворота. Но при этом он недооценил интеллигенцию, средний класс, молодежь.

Другие наши собеседники напоминали о том, что в тюрьмы брошены не только военные, но и более сотни журналистов, чья позиция не соответствовала представлениям властей о том, что такое свобода слова.

- Мы и сами не заметили, что гласности уже давно нет, - считает видный турецкий дипломат, бывший член парламента и посол в ряде европейских стран доктор Онур Оймен. - Когда полиция травила мирных демонстрантов перечным газом, один из ведущих телеканалов показывал фильм про пингвинов, а по другому шла передача про дегустацию турецких блюд.

Кстати, протестанты тоже обратили внимание на этот "прокол" массмедиа и в отместку организовали многотысячную демонстрацию прямо у здания телекомпании NTV. Люди пришли туда в майках с надписью "Я тоже обалдуй". Именно так в сердцах обозвал участников протестных акций турецкий премьер.

По словам О. Оймена, Турция за последние годы в рейтинге демократических государств опустилась на 89-е место, а международная организация "Журналисты без границ" и вовсе поставила ее на 142-е место.

А надо сказать, демократические традиции здесь действительно сильны и давно пустили крепкие корни. Интеллигенция твердо убеждена в том, что все успехи страны на ниве экономики, просвещения, социальной сферы, культуры связаны исключительно со светским развитием государства, и откат от этого курса люди - а таких по меньшей мере половина от всего населения - воспринимают как тревожный сигнал.

Кто за кулисами

Теперь надо ответить на вопрос: какие силы стоят за столь организованным и массовым протестом? Увы, как всегда в подобных случаях находится немало сторонников конспирологии, теории заговора. Да и сам премьер, отправляясь сразу после выходных в вояж по странам Магриба, обронил загадочную фразу про то, что во всем происшедшем виноваты некие внешние и внутренние враги.

- Я твердо убежден в том, что произошло абсолютно стихийное народное выступление, - считает О. Оймен. - В пользу такого мнения говорит следующий факт: ни одна политическая партия до сих пор не взяла на себя ответственность за массовые акции и не возглавила протест.

И это чистая правда. Как правда и то, что на площади Таксим, ставшей наподобие Тахрира центром восстания, нет лидеров оппозиции, нет тех вожаков, которые захотели бы воспользоваться ситуацией в своих политических целях.

Что касается внешних сил, то и здесь самая буйная фантазия неизменно наталкивается на железный аргумент: а кому выгодны беспорядки в Турции? Американцев вполне устраивает Эрдоган, с монархиями Залива он дружен, с Евросоюзом эта страна продолжает вести диалог о возможном партнерстве, Россия задействована в многомиллиардном контракте на строительство АЭС... Шиитский Иран вряд ли имеет хоть малейшие шансы воздействовать на общественное мнение в суннитской Турции. Гонимая Сирия тоже не располагает ни малейшим ресурсом для организации подобных масштабных акций, хотя Асаду все случившееся явно на руку. Израиль? Ну, если так, тогда можно будет снять шляпу перед тайным могуществом еврейских спецслужб.

Правда, некоторые "подстрекатели" уже названы, это, как и в случаях "арабской весны", социальные сети, с помощью которых мгновенно формировались многотысячные толпы демонстрантов. А каких-то "зачинщиков" из числа блогеров, якобы призывавших горожан к силовым акциям против сотрудников правопорядка, полиция даже арестовала. Арестованы и хулиганы, громившие под шумок магазины и кафе. Вице-премьер Бешир Аталай вчера заверил общественность в том, что полиция и правительство проведут серьезный анализ и отделят мирных демонстрантов от провокаторов и хулиганов, разрушавших город.

Эрдоган в цейтноте?

Ну а что дальше? Пар выпущен, требования властям заявлены, можно бы и угомониться? Однако теперь все ждут реакции правительства и в первую очередь - премьер-министра. Сам он в четверг вечером возвращается в Стамбул после турне по странам Магриба, а на следующий день должен прибыть на открытие международной конференции, посвященной вопросам взаимоотношений Турции и Евросоюза. Фокус в том, что это авторитетное собрание запланировано провести в Swiss-Hotel, который расположен недалеко от бушующей площади и оккупированного революционной молодежью Гези-парка. И вот вопрос: пустят ли эти решительные ребята своего премьера и его еврогостей в один из самых шикарных отелей Стамбула, а если пустят, то не сделают ли их потом заложниками?

Правда, в среду появились признаки того, что правительство, кажется, готово пойти на некоторый компромисс. Так вице-премьер Бюлент Арынч, человек очень близкий к Эрдогану, заявил, что "инициативная реакция наших граждан на угрозу уничтожения парка была, безусловно, легитимной и патриотичной, а реакция полиции, безусловно, неверной". Он принес свои глубокие извинения всем пострадавшим и пообещал, что полиция впредь не будет использовать газ против мирных демонстрантов. Б. Арынч также поблагодарил лидеров трех основных оппозиционных партий "за их понимание и стремление не нагнетать обстановку", призвал мирных демонстрантов дистанцироваться от маргинальных групп и хулиганов.

И президент Абдуллах Гюль тоже сделал свой шаг навстречу, пообещав, что, возможно, не подпишет спорный закон на ограничение продажи алкоголя в случае, если найдет в нем несоответствие с положениями конституции.

Это воспринято здесь как позитивный мессидж. Хотя что касается самого главы правительства, то многие уверены в его неспособности давать задний ход, соглашаться даже на маленькие уступки своим оппонентам. Практически все, с кем мы встречались в эти дни - и сторонники, и противники Эрдогана, - подчеркивали, что последнее слово он всегда оставляет за собой. Более того, все понимают, что на кону стоит политическое будущее премьера. Проявит он сейчас хоть малейшую слабость - и все, прощай президентские амбиции, готовься к пенсии. Но, с другой стороны, и твердость чревата непредсказуемыми последствиями, например, столкновениями его электората с либералами и левыми, а это - эскалация насилия, кровь, жертвы.

Бывший посол и депутат О. Оймен не считает, что на возможном президентстве Эрдогана можно теперь ставить крест.

- Так говорить еще рано. Не в его характере отступать. Он выжидает, анализирует ситуацию. И что-то явно задумал.

А вот профессор Джангиз Октар придерживается другого мнения:

- Нет, - говорит он. - Президентом ему уже не быть. Даже до Таксима, по нашим опросам, он не набирал больше 30 процентов голосов. Теперь его рейтинг упал еще ниже. А вот позиции Абдуллаха Гюля, напротив, укрепились.

Таксим на всякий случай готовится к худшему: здесь развернуты пункты оказания медицинской помощи, все примыкающие к площади улицы перекрыты баррикадами. "Но, - оговариваются наши собеседники, - гражданская война исключена, потому что турки - мирный народ". И приводят еще один аргумент в доказательство того, что за Эрдоганом не пойдут сражаться даже его ярые поклонники: никто из них за все последние дни не выступил в защиту премьера ни в газетах, ни по телевидению. И в социальных сетях, как ни странно, активность исламистов не обнаружена.

Другой интригующий момент связан с армией и ее возможной ролью в этой истории. Вооруженные силы всегда претендовали на особую роль и место в обществе и издавна считались гарантом светского развития страны. У них свой статус, оговоренный в конституции, свой многомиллиардный бюджет и право вмешиваться во внутренние конфликты. Эрдоган, укрепляя вертикаль власти, последовательно опускал военных, видя именно в них угрозу для себя. Более ста генералов и полковников упекли за решетку по обвинениям в антигосударственной деятельности, других уволили. Но никто не может сказать с уверенностью, против кого направят ружья новые командиры.

Словом, следующий ход теперь за правительством, а если быть точным - за Эрдоганом. И от того, каким он будет, зависит все остальное. Хотя один результат этих пяти дней уже налицо: турецкое общество стало другим. Исчез страх. Но опять-таки есть вопрос: надолго ли?

Кстати

Нобелевский лауреат и коренной стамбулец писатель Орхан Памук, родившийся и проживший долгое время недалеко от Гези-парка, в своем заявлении поддержал демонстрантов и выразил надежду на их победу.

В мире Ближний Восток Турция Беспорядки в Турции в 2014 году
Добавьте RG.RU 
в избранные источники