Новости

11.06.2013 00:42
Рубрика: Экономика

Вправе - не значит должны

Антикоррупционные поправки создают почву для злоупотреблений
Текст: Алексей Завалев (директор по правовым вопросам компании "3М Россия")
Борьба с коррупцией в России идет с переменным успехом. Вводятся новые законодательные нормы, вступают в силу документы, но их эффективное применение на практике под большим вопросом. В 2013 году вступили в силу поправки в Федеральный закон от 25 декабря 2008 года N 273-ФЗ "О противодействии коррупции", которые не только не улучшают положение компаний, но и несут неопределенность хозяйствующим субъектам.

Основную сложность для компаний составляет включение в законодательство требования разрабатывать и внедрять меры по предупреждению коррупции. Во вступившем в силу законе приведен перечень таких мер: определение лиц, ответственных за профилактику коррупционных и иных правонарушений; сотрудничество с правоохранительными органами; внедрение стандартов и процедур, направленных на обеспечение добросовестной работы; принятие кодекса этики и служебного поведения работников; предотвращение и урегулирование конфликта интересов и недопущение составления неофициальной отчетности и использования поддельных документов.

Инициатива вполне соответствует международным тенденциям в этой области. Кроме того, большинство из этих мер отражает существующие и реально работающие практики. Однако ряд положений закона изложен довольно опасно для бизнеса. Определенные трактовки могут быть использованы контролирующими органами против юридических лиц, как только дело дойдет до проверок соблюдения антикоррупционных мер в компаниях. Так, пункт 1 статьи 13.3 гласит: "Организации обязаны разрабатывать и принимать меры по предупреждению коррупции". Казалось бы, совершенно очевидное и разумное требование, однако возникает вопрос: на какие именно компании будет распространено это требование? Гражданское законодательство считает организацией юридическое лицо, которое, в свою очередь, может быть хозяйственным обществом (например ООО или ЗАО), унитарным предприятием (государственным или муниципальным) или некоммерческой организацией. Соответственно, новые требования закона распространяются на все российские юридические лица, включая малый бизнес и компании "семейного" типа с несколькими сотрудниками в штате. Причем к небольшой фирме и производственным компаниям со штатом в тысячи человек предъявляются абсолютно одинаковые требования. Помимо прочего, в сложных холдинговых структурах, состоящих зачастую из десятков взаимозависимых юридических лиц, выполнение данного требования будет также затруднено. Потому что с формальной точки зрения наличие мер по предупреждению коррупции должно быть обеспечено и в так называемых SPV (special purpose vehicles), то есть не ведущих хозяйственной деятельности и не имеющих штата сотрудников - юридических лиц, основная цель создания которых состоит в распоряжении правами собственности на те или иные активы, или создаваемых для реализации конкретной сделки. Такие юридические лица не стоит путать с компаниями-однодневками, хотя и на них требование антикоррупционного закона тоже распространяется.

Наличие шести пунктов, которые могут включать в себя меры по предотвращению коррупционных действий, только усложняет соблюдение законодательства законопослушными бизнесменами, предпринимателями или руководителями некоммерческих организаций. Дело в том, что в статье 13.3 говорится: "...меры по предупреждению коррупции, принимаемые в организации, могут включать..." Однако как юристами, так и представителями контролирующих органов "могут" часто восприниматься в значении "должны". Такая трактовка выгодна как инспекторам, так и некоторым юридическим консультантам, настоятельно предлагающим свои услуги по внедрению всех шести мер по предупреждению коррупции. В то же время закон лишь указывает на набор мер, которые могут быть внедрены, не настаивая при этом на применении всех перечисленных активностей. Кроме того, документ не запрещает использование и других корпоративных инструментов, направленных на противодействие коррупции. Как минимум две из предлагаемых мер (сотрудничество с правоохранительными органами и недопущение составления неофициальной отчетности и использования поддельных документов) вытекают из ряда уже действующих в России законов. При этом меры носят не рекомендательный, а обязательный характер.

Что мы имеем в сухом остатке: законодатель требует от каждого юридического лица внедрить некий комплекс мер, направленных на предупреждение коррупции, и приводит лишь примеры активностей, которые могут осуществляться с этой целью. Часть перечисленных мер дублирует положения действующего законодательства, другая часть представляет собой общепринятые мировые практики. То есть с точки зрения борьбы с коррупцией документ не содержит новых инструментов. Компании уже пользуются определенными антикоррупционными механизмами в силу утвержденной законодательством обязанности или в соответствии с международной практикой противодействия взяточничеству в рядах сотрудников своей компании.

А вот что в действительности меняет документ, так это то, что с его вступлением в силу сам факт отсутствия у юридического лица комплекса мер по предупреждению коррупции является формальным нарушением требований законодательства, что создает почву для злоупотреблений со стороны проверяющих органов, так как формально инспекторы с каждой компании смогут спросить наличие разработанного комплекса мер о противодействии коррупции со списком мероприятий и утвержденных ответственных лиц. Даже если контролеры не будут спрашивать внедрения всех шести мер противодействия коррупции от предприятия, соблюсти требование законодательства и разработать программу тем же малым компаниям будет непросто.

Экономика Бизнес Борьба с коррупцией