Новости

13.06.2013 00:20

Долг с платежом не путать

Может ли проблемный банковский актив превратиться в "хороший" и принести выгоду финансовой структуре?
С разными долгами и работают, как известно, по-разному. О том, как это делается в Сбербанке, рассказывает Светлана Сагайдак - вице-президент Банка, директор управления по работе с проблемным активами.

Ваша служба была создана в 2009 году, каких результатов удалось добиться за четыре года?

Светлана Сагайдак: Управление по работе с проблемными активами было создано в ответ на развивающийся экономический кризис. Пик кризиса пришелся на начало 2010 года. Удельный вес кредитов юридических лиц с NPL90+ (ред. Non-performing loan/просроченный кредит более 90 дней) на 01.01.2010 достиг тогда 9,2%. Многие заемщики испытывали в этот период существенные экономические трудности, и решение этих проблем требовало реализации нестандартных подходов к урегулированию задолженности.

В настоящее время объем кредитов NPL90+ уменьшился с 386 млрд руб. до 221 млрд руб., составляет 3,0% в портфеле.

При этом с 01.01.2010 по 01.05.2013 возвращено и урегулировано свыше 664 млрд руб. проблемной задолженности.


Светлана Сагайдак: Банку удалось создать и внедрить прозрачную систему работы с проблемными долгами.

В 2012 году продолжилось улучшение качества кредитного портфеля. Удельный вес просроченной задолженности за 2012 год снизился с 3,5% до 2,8%, что значительно лучше аналогичного показателя по банковской системе РФ в целом (без учета Сбербанка) - 5,1% на 01.01.2013. Коэффициент покрытия просроченной задолженности резервами по состоянию на 01.01.2013 составил 2,1, что выше соответствующего значения банковской системы.

Что касается эффективности взыскания проблемных долгов, то согласно независимому отчету одной из крупнейших аудиторских фирм с мировым именем соответствующий показатель по Сбербанку составляет 79%. При этом такие страны, как Великобритания, Германия, Франция, где законодательной защите интересов кредиторов уделяется намного больше внимания, имеют уровень возврата в размере 74%, 61% и 54% соответственно.

Поэтому результаты, можно сказать, положительные. Но мы на этом не останавливаемся.

Просроченные долги не сразу превращаются в плохие. Что такое проблемные активы в Сбербанке?

Светлана Сагайдак: Действительно, наличие просроченных обязательств не может являться единственным критерием для определения проблемности. С учетом накопленного опыта урегулирования задолженности нами разработана система критериев, позволяющих определить уровень "токсичности" таких долгов.

Портфель проблемных активов Сбербанка построен на принципах оценки влияния имеющихся критериев на возврат задолженности. В зависимости от этой оценки задолженность может быть отнесена к проблемной или потенциально-проблемной. На каждом этапе работы перед банком стоят конкретные цели и задачи по урегулированию, при исполнении которых задолженность может быть снова отнесена к "стандартной" либо - при неисполнении - перейти в более серьезную зону проблемности. В зависимости от зоны проблемности определен коэффициент участия подразделения по работе с проблемными активами.

Когда они попадают на обработку в ваше управление?

Светлана Сагайдак: Все зависит от ситуации, признака проблемности. Может сложиться так, что кредит без просрочки переходит в зону ответственности нашего подразделения. Например, когда выявляются мошеннические действия руководства или бенефициаров заемщика. Но, конечно же, это не стандартный случай. Обычно кредит проходит все стадии проблемности.

Наши подразделения подключены к работе с задолженностью в качестве экспертов с пятого календарного дня просрочки. По наступлению 30-го дня просрочки происходит полное погружение в проблему, а с 90-го дня к подразделению по работе с проблемными активами переходит лидерство по проекту. Как правило, это требующие тщательной проработки и индивидуального подхода ситуации, когда урегулировать проблему на ранних стадиях не удалось.

Как превратить проблемный актив в хороший? Со всеми ли кредиторами у вас получается договориться?

Светлана Сагайдак: Как правило, мы идем на диалог с нашим клиентом, пытаемся выяснить причины возникновения той ситуации, в которой он оказался, и совместно выработать пути выхода из нее.

В случае если финансовые трудности вызваны ухудшением рыночной конъюнктуры, то целесообразно поддержать заемщика и гармонизировать текущую финансовую модель и денежные потоки с графиком платежей.

Зачастую таких мер бывает недостаточно и необходимо реализовывать дополнительные меры: продать часть непрофильных активов, осуществить сделки leas-back, принять меры к реорганизации бизнеса и т.д.

В ряде случаев банк может предоставить свою помощь в организации процессов, переговорить с другими кредиторами и оказать помощь в реструктуризации всей задолженности должника.

Но договориться получается не со всеми. Иногда для должника, на которого давит груз накопленных долгов, выгоднее пройти через процедуру банкротства, которая помогает удовлетворить требования всех кредиторов хотя бы в части. Здесь немаловажным моментом является честное признание проблем и честное проведение процедуры.

Но бывает, что клиенты намеренно доводят ликвидные активы до банкротства, самостоятельно инициируя такие процедуры, и даже создают фиктивную задолженность через аффилированные компании, чтобы управлять процедурами, т.е. всячески препятствуют возвращению долгов.

Наверное, единой схемы для всех должников здесь нет, разрабатываются разные варианты?

Светлана Сагайдак: Да, конечно. В банке внедрены бизнес-процессы работы с задолженностью физических лиц, клиентов малого и среднего бизнеса - в ряде стандартных небольших кредитов мы используем типовую схему работы - это так называемая "конвейерная модель сбора". Работа с крупными, нестандартными активами подразумевает индивидуальный подход.

Бывают случаи, когда Сбербанк не идет на реструктуризацию задолженности?

Светлана Сагайдак: Реструктуризация возможна только при добросовестном поведении должника, его лояльности к банку, добровольном раскрытии им информации о своих активах. Второй аспект - реалистичность предлагаемого урегулирования. При этом соответствующими службами банка оцениваются все риски, и после этого коллегиальным органом принимается решение о реструктуризации.

Что вы делаете с залогами?

Светлана Сагайдак: Для нас залог является одним из мотиваторов должника вернуть вовремя кредит. В связи с чем в банке выстроена стройная система работы с залогами, начиная с момента рассмотрения кредитной заявки до момента реализации залога или погашения кредита. Система работы с залогами предусматривает строгий периодический мониторинг залога и подразумевает подключение всех служб банка для обеспечения сохранности залога (его стоимости) еще на стадии возникновения потенциальных проблем у заемщика.

Если должник нарушает принятые на себя обязательства, то залог зачастую становится основным, если не единственным, источником погашения задолженности. В этом случае нашей целью является минимизация потерь и проведение максимально открытых и прозрачных процедур реализации.

Работа вашего подразделения зачастую связана с громкими скандалами: "Энергомаш", "Эльград", ТагАЗ... В чем вы видите основную их причину?

Светлана Сагайдак: Каждый из названных вами проектов - уникальная ситуация. Во многих случаях на сопровождение нашего подразделения попадают те должники, по которым уже исчерпаны все мирные способы урегулирования задолженности. Многие из них не намерены погашать долги, а нацелены на отказ от исполнения обязательств перед банком и уход от ответственности. Они совершают очевидно незаконные действия, и в случае адекватной реакции банка, которая всегда осуществляется в правовом поле, выносят проблему в публичную плоскость. Для них выгоден образ притесняемых банком добросовестных заемщиков, попавших в сложное положение по объективным причинам.

Многие проблемные ситуации связаны с конфликтом интересов лиц, участвующих в процедуре урегулирования задолженности.

Так, определенными лицами уже несколько лет ведется информационная компания, направленная на создание негативного образа банка и предмета залога - ТРЦ "Эльград" (Электросталь). Другими кредиторами инициируются иски о признании его незаконной постройкой. Эти факты активно освещаются "независимой" прессой: сообщалось, что треть "Эльграда" признана самовольной постройкой, Сбербанк должен будет снести часть здания, а кредиторы этому препятствуют. На самом деле все обстоит совсем не так.

На наш взгляд, цель этих действий одна - сорвать торги и продолжать получать прибыль от деятельности "Эльграда". Дело в том, что "Эльград" - действующий торговый центр, приносящий ежегодно более 450 млн рублей прибыли. Ряду лиц выгодно, чтобы он как можно дольше не продавался, оставляя им часть этой прибыли.

Согласно мнению профессиональных участников рынка недвижимости, "Эльград" обладает существенным потенциалом увеличения доходности бизнеса и его стоимости. Кроме того, в настоящее время на рынке практически отсутствует предложение качественных торговых центров, аналогичных "Эльграду".

Поэтому все заинтересованные компании мы приглашаем принять участие в торгах, которые, как я надеюсь, состоятся 26 июня.

Начальная стоимость на торгах, организатором которых является "Фонд имущества Санкт-Петербурга", соответствует ставке капитализации 24% при среднем показателе для подобных объектов в 10-13%. Следовательно, приобретение "Эльграда" на торгах крайне удачная инвестиция.

Что касается "Энергомаша", там история перешла даже в уголовную плоскость. Вынесен обвинительный приговор за совершение преступлений, предусмотренных ст.201 УК РФ (злоупотребление полномочиями) и ст.30 ч.4. ст.159 УК РФ (покушение на мошенничество).

В настоящее время мы объявили о начале процедуры торгов по продаже прав требований банка к компаниям группы "Энергомаш", которые пройдут 19 июня. Все желающие смогут прийти и принять участие в аукционе. Кто предложит наибольшую цену, с тем банк и заключит договоры цессии.

Если говорить о ТагАЗе, то мы возложили на себя лидерство по восстановлению платежеспособности предприятия, этого можно достичь за счет увеличения объемов производства автомобилей и загрузки завода на длительный срок. Это положительно скажется на всех кредиторах, потому что по сути мы сохраняем актив как действующий бизнес, повышая его стоимость.

С начала года ведутся активные переговоры с различными международными автопроизводителями по размещению на мощностях ТагАЗа заказов по сборке автомобилей. Уже подписаны договоры на поставку 480 машинокомплектов; в течение первого года планируется собрать более 17 тыс. автомобилей марки Chery, во втором - более 18 тыс.

Что самое сложное в вашей работе?

Светлана Сагайдак: Сложностью с приоритетом номер 1 является построение эффективной профессиональной команды. Основная проблема - отсутствие на рынке подготовленных специалистов. Нашей задачей является развитие личностных и профессиональных качеств сотрудников. Разработаны и реализуются индивидуальные планы развития членов команды. Мы стремимся создать высокоэффективную команду профессионалов, способную решать самые сложные задачи с высокой скоростью.

Какими реализованными проектами вы гордитесь?

Светлана Сагайдак: Таких проектов довольно много! Это и проекты центрального аппарата банка, и территориальных банков. Чаще всего это проекты, в которых удается не только вернуть банку выданные им средства, но и сохранить производство или иной бизнес должника, помочь снова встать на ноги, начать генерировать прибыль, погашать задолженность перед кредиторами.

Самое главное - банку удалось создать и внедрить прозрачную систему работы с проблемными долгами. Мы применяем лучшие мировые практики, активно внедряем новые технологии в процессе сбора плохих долгов.

Сбербанк во многих проблемных ситуациях стал лидером по урегулированию задолженности, объединяя других кредиторов, открыто ведет диалог с профильными министерствами и ведомствами.

Учитывает ли банк ошибки, которые в итоге приводят к возникновению проблемной задолженности? Какие меры уже приняты и что еще вы намерены предпринять?

Светлана Сагайдак: Безусловно, мы учимся на допущенных ошибках, совершенствуя процедуры работы с проблемными активами, осуществляя постоянный мониторинг внедряемых изменений. Учитывая внешние вызовы и накапливаемый нами опыт, мы развиваем не только методику принудительного возврата долгов, но и процедуры мирного урегулирования, включая мировые соглашения, медиацию. Основываясь на принципах "кайдзен" - непрерывного постепенного улучшения, мы внедряем современные управленческие (CRM) и аналитические (Business Intelligence) системы.

В чем разница между управлением, которое вы возглавляете, и дочерней структурой банка - Сбербанк Капитал?

Светлана Сагайдак: Во-первых, в отличие от Сбербанк Капитала наше управление - это внутреннее структурное подразделение банка. УРПА сопровождает проекты урегулирования задолженности, защищает интересы банка как кредитора в процедурах взыскания задолженности, включая банкротство.

Сбербанк Капитал - это самостоятельное юридическое лицо, которое на 100% принадлежит Сбербанку России. СБК является активным помощником при урегулировании проблемных ситуаций, где требуется квалификация узкопрофильных специалистов в управлении активами.

При этом Сбербанк Капитал, являясь частью группы Сбербанка, имеет четкие KPI s в работе с переданными ему проблемными активами и отчитывается на коллегиальном органе об их достижении.

Сбербанк с мая 2011 года пытался продать портфель проблемных кредитов физических лиц, но сделка так и не была заключена. Сейчас банк решил создать свое коллекторское агентство - "АктивБизнесКоллекшн", которое заработало с 1 июня 2013 года. Почему?

Светлана Сагайдак: Создание ООО "АктивБизнесКоллекшн" и продажа долгов не являются взаимосвязанными процессами. Создание компании рассчитано на повышение эффективности и снижение стоимости процесса взыскания собственными силами.

Скажите, какие цели и задачи ставятся перед ним?

Светлана Сагайдак: Основная задача "АктивБизнесКоллекшн" - построить эффективные и гибкие процессы работы с просроченной задолженностью при одновременном снижении стоимости взыскания. Мы рассчитываем, что к концу года компания будет работать с портфелем Сбербанка эффективнее других коллекторских агентств примерно на 20-30%.

В чем разница между Сбербанк Капитал и "АктивБизнесКоллекшн"?

Светлана Сагайдак: Сбербанк Капитал занимается активами юридических лиц, а "АктивБизнесКоллекшн" будет работать с проблемной задолженностью физических лиц. Это два разных направления работы, разные требования к организации процесса, квалификации персонала, IT-системам и KPI s. Работа с физическими лицами предполагает в большей степени конвейерный метод, а с юридическими лицами - требует индивидуального подхода.

Не является ли передача долгов дочерней компании возможностью для банка быстро улучшить свои показатели?

Светлана Сагайдак: Наша дочерняя компания будет работать по агентской схеме, аналогичной той, что мы используем для внешнего рынка, т.е. "АктивБизнесКоллекшн" возьмет на временный аутсорсинг часть процесса взыскания, что позволит хеджировать репутационные риски и, как уже говорилось, снизить стоимость взыскания.

В этой связи это не является передачей долгов с баланса банка дочерней компании, а является построением более эффективной модели взыскания.

Теперь с созданием собственной коллекторской компании как будет строиться взаимодействие с внешними коллекторскими агентствами?

Светлана Сагайдак: Сбербанк продолжит работать с внешними коллекторскими агентствами. Это будет способствовать проверке эффективности работы "АктивБизнесКоллекшн", а также развитию цивилизованного рынка коллекторских услуг в конкурентной среде.

Сбербанк дважды проводил аукцион по продаже проблемной задолженности юридических лиц и индивидуальных предпринимателей. Однако предыдущие торги не оправдали ожиданий. В настоящее время Сбербанк вновь выставляет на продажу часть своего просроченного портфеля. Есть предпосылки для положительного результата?

Светлана Сагайдак: При принятии решения о выставлении портфеля на продажу Сбербанк руководствуется экономической эффективностью сделки и социальной ответственностью. Предыдущие торги не состоялись, т.к. ценовые предложения оказались значительно ниже минимальной цены, за которую банк был готов продать эти долги. Внутренняя служба взыскания обеспечивает эффективную работу, и банку выгоднее было оставить данные долги для самостоятельной работы.

Сейчас на продажу выставлен более значительный портфель, который составляет свыше 10 млрд руб. Мы можем говорить о большом интересе к данной цессии - задатки перечислили уже четыре компании.