Новости

В детских садах с малышами надо играть и не устраивать подобие школьных уроков
Осенью детские сады должны начать работать по новому стандарту. Подобный документ для дошкольных образовательных учреждений в России разрабатывается впервые. Что же ждет малышей и их родителей? Об этом рассказывает один из разработчиков проекта Федерального государственного образовательного стандарта дошкольного образования, директор Института социологии образования, академик Российской академии образования, профессор Владимир Собкин.

Владимир Самуилович, так что изменится?

Владимир Собкин: Дошкольное детство - очень важный и сложный этап развития личности ребенка. Его надо прожить в полной мере со всеми кризисами трех и семи лет, с проявлением негативизма. В это время формируется фантазия, речь, социальные навыки, принятие ролей и нравственных норм. Если этот период не скомкать, то и дальнейшая учеба в школе, и вся жизнь человека сложится более успешно.

Детей в садике не надо учить в школьном смысле этого слова. Они к этому еще не готовы. Если их заранее перегрузить знаниями и уроками, это не поможет развить интеллект, но помешает гармоничному развитию. Для каждого занятия есть свой возраст, в детском саду с малышами надо играть, а не устраивать подобие уроков. По такому принципу работают уже сейчас многие воспитатели. Теперь же будет единый документ, который обяжет распространить эту практику. Новый стандарт сделает так, что вся система общественного дошкольного воспитания будет работать на ребенка, строиться вокруг его интересов.

В моем детстве садик был этапом подготовки к школе. Именно там нас учили, как вести себя на уроке, поднимать руку, рассказывали про треугольники и буквы. Теперь этого не будет?

Владимир Собкин: Я против сколяризации дошкольного образования. Пусть детей учит учитель начальных классов. Для педагога на самом деле не слишком важно, чтобы ученики уже знали печатные буквы, немного считали. Важнее, чтобы они могли фиксировать внимание, у них была развита правильная речь, произвольное поведение, сформированы нравственные критерии, они были любознательны и открыты миру, чувствовали себя защищенными, не боялись нового.

Когда все это у ребенка есть, то он готов к школе, его легко и интересно учить. Но эта готовность не формируется за партой. Дети так устроены, что для них главный способ познания мира - игра. Игра с образами - надели ребята маски, и Ларочка стала Белочкой, а Алешка - Мишкой. И Мишка обращается к Белочке, а не к Ларочке. Казалось бы, что тут важного? Но потом, чуть позже, когда они уже в школе начнут изучать буквы, будет проще понять, как закорючка на бумаге может обозначать звук. Готовность к школе надо формировать не моделированием поведения ученика в классе, а вот такими играми.

В России появляется новая ступень образования - дошкольное. Оно встраивается в цепочку: садик-школа-вуз-работа. Как вы считаете, воспитатели готовы стать базисом такой пирамиды?

Владимир Собкин: На мой взгляд, это неверная установка. Как будто живут только взрослые, а дети все время готовятся к жизни. Студенты - работать, школьники - поступать в вузы, детсадовцы - учиться в школе. Но жизнь начинается от самого рождения, и человек должен быть счастливым и успешным на всех этапах.

В детском саду - райском саду, если вспомнить, откуда пошло название - надо заниматься одним, в школе - другим.

Разве так важно, как и чем с детьми будут заниматься в садике? Лишь бы были все здоровы...

Владимир Собкин: Когда один воспитатель работает с группой из 30 малышей, от него сложно требовать какого-то развития своих подопечных. В лучшем случае он поможет всем раздеться-одеться, проследит, чтобы все поели и днем легли спать. И если в такой ситуации педагог пытается играть с детьми, то получается очень странная картина. Воспитатель оказывается игроком, а дети - фишками или кубиками, объектом игры. Это неправильно. Ребята должны сами играть, а взрослый - только направлять их действия, ввести правила, объяснить их, быть арбитром. В огромных группах воспитатель физически не в состоянии уделить внимание каждому, проследить за его развитием и здоровьем. Хотя воспитатель, как профессионал, может и должен обращать внимание родителей на психические проблемы, трудности с речью, посоветовать обратиться к психологу или логопеду. Причем эти специалисты должны быть в каждом садике.

Но в садик ходят не все. Многие "сидят" с бабушками, с мамами. Кто имеет больше шансов на то, что проживет полноценное детство - домашний ребенок или "детсадовец"?

Владимир Собкин: Семья - великое благо для ребенка. И родители, безусловно, могут дать и дают для своего малыша гораздо больше, чем любой другой взрослый. Но тут есть одно большое "но". Точнее, даже два. Во-первых, дома дети лишены опыта общения со сверстниками. И добрать его практически негде. Раньше все малыши играли во дворе, летом - на улицах дачных поселков. Сейчас этого нет. Родители боятся отпускать маленького человека на улицу одного. Сами все время сопровождать его тоже не могут. Поэтому домашние дети даже у самых замечательных мам и пап оказываются лишены опыта жизни в коллективе, опыта общения. Они не вырабатывают важные социальные навыки.

И второй очень важный момент. Мы провели исследования и выяснили, что каждый день играют со своими малышами или читают книги меньше половины родителей. К пяти-семи годам того или другого оказываются лишены около 60 процентов детей. Почему родители позволяют себе не уделять время ребенку - отдельный вопрос. Но компенсировать дефицит тепла и внимания можно только в детском саду.

Насколько стандарт ограничивает право семьи на воспитание собственного ребенка?

Владимир Собкин: Стандарт - это ориентир. Он на самом деле разумный и здравый. Но если родители хотят воспитывать своего малыша иначе, - никто им в этом мешать не будет. Хотя, я думаю, любой разумный родитель найдет в этом стандарте что-то полезное и важное для своей системы воспитания.

А смогут ли наши садики вот так взять и перестроиться из "камеры хранения" в "райский сад развития"?

Владимир Собкин: Переход на новый стандарт займет несколько лет. Где-то педагоги уже сейчас работают по похожим принципам. Там процесс пойдет быстрее. Но нам все равно нужны будут новые воспитатели. Причем счет идет на десятки тысяч специалистов. Их надо найти, выучить. Надо строить новые сады. Потому что важно не только количество квадратных метров на одного ребенка, но и соотношение взрослых и детей. Если в группах будет больше 15 воспитанников, вряд ли педагоги смогут корректно реализовать то, что прописано в стандарте. Поэтому вслед за нашим стандартом потребуется принять управленческие решения. Сделать работу воспитателя престижной, открыть новые сады. Это забота властей, тут потребуется политическая воля.

Многие родители опасаются, что при введении нового стандарта под шумок садики резко повысят плату за посещение. Такая опасность есть?

Владимир Собкин: По закону все образовательные услуги в рамках стандарта государство обязано предоставлять бесплатно. А вот за питание, присмотр и уход платят родители. Некоторые чиновники, когда увидели наш стандарт, сразу почему-то решили, что теперь бюджету надо будет платить только за то время, пока воспитатель занимается с детьми чем-то развивающим. А все остальное можно смело переложить на плечи семей. Нам пришлось объяснять, что это не так.

Когда ребенок пришел в садик и воспитатель помогает ему переодеться - это присмотр или обучение? Я считаю, обучение. Потому что малышу объясняют, как и что снимать, как складывать, что одевать взамен. Воспитывать на занятиях вообще очень трудно, воспитывать можно только своим поведением и примером. Очень важно, чтобы ребенка в садике встречал позитивно настроенный взрослый. Это тоже воспитательный момент. Поэтому мы настаиваем, что любые действия педагога с детьми - это образовательная услуга в рамках стандарта. А вот работа повара, кастелянши и все остальное - это уже не образование, это те самые присмотр и уход. Эту часть расходов, возможно, придется оплачивать родителям.