Новости

Квартира, с помпой подаренная властями многодетной семье, оказалась... фикцией
Год назад Алена Беккер и Александр Терлецкий стали известны на всю страну: у них родились сразу четверо малышей. Мэр Владимир Городецкий, навестив счастливую семью в роддоме, под вспышки фотокамер вручил им сертификат на новое жилье. Кстати, до сих пор на официальном сайте Новосибирска красуется новость под названием "Четверняшкам подарили трехкомнатную квартиру". Чем на самом деле обернулся этот подарок, родители "квартета" рассказали корреспонденту "РГ".

"Ну, вам-то мэр квартиру подарил", - слегка завистливо вздыхают соседи по новостройке. "Да что вы, - отвечают родители. - Какой подарок. У нас договор коммерческого найма". У собеседников, говорит Александр Терлецкий, в этот момент слегка вытягиваются лица. Люди еще верят в сказки и не хотят разочаровываться - ведь история Алены и Александра год назад очень напоминала сказку. Он - научный сотрудник Института молекулярной и клеточной биологии СО РАН, 30 лет отработал во благо науки и получил за это 15-метровую комнату в общежитии - не в собственность, конечно, а только пожить. Она - девушка с удивительно яркой улыбкой, любимица всех вокруг. И настоящее чудо - столько малышей. Две девочки - Марта и Эмилия. Мальчишки - Дима и Антон. Они всерьез собирались все вместе жить в 15-метровой комнате. Уже придумали чуть ли не трехъярусные кровати. И вдруг - такие хоромы. Красота.

Александр и Алена действительно какое-то время верили, что это подарок... Но потом им пришлось подписывать договор коммерческого найма муниципального жилого помещения. Сроком на пять лет. Жилье оказалось временным. Почти таким же, как комната Александра в ведомственном общежитии, только метров побольше. "Постоянную регистрацию вам мы оформить не можем", - сказали Алене в паспортном столе. И мать четверых детей теперь повсюду ходит с бумажкой о временной регистрации - с "аусвайсом", как она говорит. Что означает временная регистрация для молодой женщины, которая, возможно, когда-то захочет устроиться на работу или взять хотя бы небольшой кредит, - объяснять не нужно.

Но основная проблема даже не в этом. Новенькая квартира оказалась, мягко говоря, не подарком во всех смыслах. На пластиковых окнах зимой нарастала ледяная шуба. Рамы приходилось заклеивать - чтобы не свистело. В промерзающих углах появилась плесень. А стены комнат - в трещинах. С трещинами многодетные родители пока борются при помощи скотча. Но абсолютно ясно: чтобы зимовать в этой квартире, здесь нужен серьезный ремонт. А стоит ли его делать, если квартира не своя, а чужая, и если ты считаешь каждую копейку? "Это же недоделки застройщика! - возмущаюсь я, рассматривая полоски скотча на треснувших обоях. - Пусть он их устраняет!" Алена и Александр смотрят на меня с ласковым сожалением, как на пятого ребенка. Чтобы заставить застройщика ремонтировать сданный дом, с ним нужно судиться. А им некогда даже выспаться. Да и опять же, говорят Александр и Алена, мы ведь только временные наниматели, а не собственники, какой уж тут суд.

- Купить собственные квадратные метры мы не сможем никогда, - трезво оценивает свои возможности научный сотрудник Александр Терлецкий. - Но и без постоянного жилья, честно говоря, страшно. Мало ли что будет через пять лет. Мы поинтересовались в районной администрации, можно ли нам оформить договор социального найма, то есть бессрочный. Нам важно знать, что нас отсюда никогда не выгонят. В администрации ответили: попробуйте встать в очередь как нуждающиеся в жилом помещении. Только сначала нужно, чтобы вашу семью признали малоимущей.

Алена и Александр, которым до сих пор трудно выкроить время для сна и еды, напряглись и собрали 19 документов. И благополучно получили отказ - по новосибирским меркам они не малоимущие. В ответе из администрации Советского района есть цифры - семья располагает доходом в 863 тысячи рублей. А это больше "потребности в средствах на приобретение жилья в сумме 519 999,0 рублей". Как объяснила корреспонденту "РГ" руководитель отдела по жилищным вопросам администрации Советского района Ольга Устинова, имеется в виду доход семьи за предыдущий год. И в этот доход - внимание! - включается материнский капитал, который в 2012 году составлял 387 тысяч рублей, а в 2013-м вырос до 408 тысяч. Получается, если бы не материнский капитал, то семья с "квартетом" вполне могла бы получить статус малоимущей. Алена в декретном отпуске, не работает, весь ее доход - пособия на детей. Александр похвастать высокими заработками тоже не может. "Это только с высоких трибун утверждают, что средняя зарплата ученых 50 тысяч рублей, - говорит он. - А у меня без учета налоговых выплат шесть тысяч рублей аванс и 17 тысяч с копейками зарплата". Ах да. Еще у этой богатой семьи есть машина. Которую оценили аж в сто тысяч рублей. Но расстаться с ней они не могут: чтобы сэкономить на памперсах (а упаковка в 90 штук раньше уходила за два дня, сейчас чуть полегче), детском питании и прочих необходимых вещах, приходится ездить в торговые центры - в аптеке рядом с домом заплатишь чуть ли не в два раза больше. Да и до врачей с четырьмя детьми без машины не добраться.

- Действительно, ключевая позиция для этой семьи - это материнский капитал, - говорит Ольга Устинова. - И он будет включаться в доход до тех пор, пока мать его не использует. Единственный выход для них - это набраться терпения и подождать.

Стало быть, материнский капитал в этом случае вовсе не помогает семье с четырьмя детьми обзавестись постоянным жильем. Наоборот - мешает, как ни трудно в это поверить.

- Зимой нас собрались лишить продукции молочной кухни, - рассказывает Алена, грустно улыбаясь. - Мол, только малоимущим положено. Мы опять собирали справки, подтверждали доходы. И оказалось, для кефира мы достаточно бедные. Кефир нам можно, а в очередь на квартиру - нельзя. Почему?

Тут, как выяснилось, есть еще одна тонкость. Есть два понятия - малоимущие (это для жилья) и малообеспеченные (это для кефира и прочей социальной помощи). Они рассчитываются по-разному. Неподготовленному человеку понять эту разницу действительно не просто. Как и многое другое. Непонятно, например, почему в семье с четырьмя младенцами так и не появилась публично обещанная мэром во время визита в роддом патронажная медсестра. Не нашла новостройку в отдаленном микрорайоне? Слава богу, благотворительный фонд им оплачивает няню для постоянно расползающегося детского коллектива Беккер-Терлецких.

- Приходили к нам из соцзащиты, очень за нас радовались, говорили - мы так хотим вам помочь! - говорит Алена. - Какая, мол, нужна помощь? Спрашиваю: полы помыть раз в неделю можете? Времени катастрофически не хватало, Саша ночью, с двух до трех, мыл квартиру. Говорят - нет, не можем. Вы же не инвалиды, не ветераны. Ладно. А с детьми погулять? Нет, говорят, это мы тоже не можем, у нас лицензии нет. А на массаж свозить? Нет, у нас машина одна, и она сломалась. На этом все и закончилось. Месяца три о них ни слуху ни духу, хотя мы на учете у них стоим.

"А что вы жалуетесь? - спросила как-то Алену какая-то чиновница. - Вы же деток для себя рожали, а не для того, чтобы вам кто-то помогал?" "Да кто бы спорил, - говорит Алена. - Вот только - зачем же обещать?.."

Последние новости