Новости

02.07.2013 01:00
Рубрика: Культура

Антоновская яблоня

В музей имени Пушкина на место Ирины Антоновой пришел новый директор
Самые важные события происходят почти буднично. Ни цветов, ни стола, как во время пресс-конференций. Вместо них три стула перед одиноко торчащим микрофоном. В Итальянском дворике рассаживаются сотрудники Музея изобразительных искусств им. А.С. Пушкина. Кажется, для них причина неожиданного собрания - абсолютная загадка. Камер мало, журналистов чуть больше, но можно перечесть по пальцам. Подчеркнуто деловой стиль рабочего собрания, скорее всего, выбор самой Ирины Александровны Антоновой.

Министр культуры Владимир Мединский сообщает собравшимся, что главный повод встречи сегодня - это переход Ирины Александровны Антоновой на новую должность и представление коллективу нового директора ГМИИ. "Ирина Александровна - это человек-легенда. Это человек, который сделал легендой Пушкинский музей, - говорит Владимир Ростиславович. - Мы бесконечно благодарны Ирине Александровне и нижайше просим ее продолжить работу во благо Пушкинского музея и во благо русской культуры на должности президента Государственного музея изобразительных искусств им. А.С. Пушкина".

Он признался, что когда после прихода на работу в минкультуры он изучал личные дела руководителей крупнейших музеев, то с приказа о назначении И.А. Антоновой директором ГМИИ им. А.С. Пушкина сделал копию. "Исторический документ, подписанный еще Фурцевой", - объясняет Мединский. Сам он утром подписал документы, которым явно уготована та же судьба, - приказ о назначении Ирины Александровны на должность президента ГМИИ им. А.С. Пушкина и о назначении Марины Девовны Лошак на должность директора ГМИИ им. А.С. Пушкина. У Марины Лошак громадный опыт музейной деятельности... И я абсолютно убежден, что она придаст новый импульс и свежее дыхание нашему замечательному и горячо любимому Пушкинскому музею. А тандем Лошак и Антонова будет удивительным сочетанием новых подходов, креативности, опыта и знаний", - сказал министр культуры.

Ирина Антонова в своей речи была предельно кратка. Она сказала, что приветствует назначение Марины Лошак. "Помимо достаточно большого опыта, которым она обладает, она способна оценить то многообразие деятельности, которое характеризует наш музей. Я уверена, что она будет для музея очень и очень полезной. Поэтому я прошу моих коллег принять ее со всем свойственным нашему музею радушием", - сказала Ирина Александровна.

Она также поблагодарила коллег, с которыми проработала долгие годы. "Я пришла в музей 11 апреля 1945 года. Еще не закончилась война, оставался месяц до 9 мая. 16 лет я работала научным сотрудником. С 1961 года я являюсь его директором. Я люблю музей. Я благодарна музею за мою жизнь здесь, за эти годы. И благодарна всем вам, с кем в течение многих лет, как мне кажется, я достаточно успешно работала. Благодарю вас. Спасибо". - Этими словами она закончила свое выступление.

Речь Марины Девовны Лошак тоже была сжатой. Обращаясь к новым коллегам, она выразила надежду, что "все вместе без предубеждений, абсолютно дружески относясь друг к другу, с полной ответственностью, с сознанием общего дела мы будем делать все, чтобы этот музей развивался. Не преобразовывался, не разрушался. Чтобы в нем не происходило революций. Чтобы это развитие было естественным и традиционным движением". Обращаясь к Ирине Александровне, она подчеркнула, что речь не идет о прощании, что и коллектив, и она будут рады ее советам и взвешенным оценкам. Она не раскрывала своих планов, но заметила, что "самое важное - осознание того, что мы хотим в будущем". "Мы хотим, чтобы этот музей стал еще лучше, еще современнее... Нам очень важно, чтобы не только коллектив музея, но и все, кто связан с культурой, и все, кто думает в целом о будущем стратегическом развитии России и Москвы, понимали и сознавали, что развитие музея - общее дело", - заметила Марина Лошак. Она подчеркнула, что речь идет и о развитии "музейного городка". "Я надеюсь, что огромное количество людей, которые осознанно к этому относятся, будет вместе с нами. Я рассчитываю на поддержку всех тех, кто хочет блага Музею изобразительных искусств имени Пушкина", - заключила она.

После этого Владимир Мединский в сопровождении Ирины Александровны, Марины Девовны и журналистов отправился смотреть выставку Тициана.

И это все о ней

 

Михаил Пиотровский, директор Эрмитажа:

Ирина Александровна стала президентом ГМИИ. Для смены поколений в музейном пространстве использован уже применявшийся не раз прием назначения предыдущего директора на пост президента. Успех зависит от отношений двух первых лиц музея. Насколько я знаю, Ирина Александровна принимала участие в принятии оглашенных решений. Поэтому Антонова не уходит, а меняет форму своего участия в том стратегическом плане развития ГМИИ, которому она верно служит уже много лет. Ее усилиями музей прирос целым комплексом зданий и идей создания музейного квартала. Это огромная задача, для решения которой ее огромный опыт будет бесценен. Ирина Александровна - символ целой эпохи в отечественном музейном деле. Ее решения и поступки всегда отличались самостоятельностью и верностью конечной цели. Это многому нас всех научило.

Юрий Башмет, музыкант:

Ирина Александровна Антонова - это целая эпоха. Мы так уже все привыкли, что именно она на протяжении вот уже многих лет руководит музеем, устраивает такие интересные выставки, реализует оригинальные проекты, что сейчас очень огорчает новость о ее уходе с этого поста... В том, что музей популярен, всегда идет в ногу со временем, пользуется любовью посетителей - конечно, ее заслуга...

Михаил Жванецкий, писатель-сатирик:

Сила Ирины Антоновой была в том, что весь мир живописи и художников, в котором она работала, ей доверял. Многие выставки, которые она привозила, давались только под ее честное слово. Не дай бог случись что - оплатить и выплатить это было бы почти невозможно. Под честное слово Антоновой давали и Тициана, и Пикассо, и так далее, и так далее.

А я с Ириной Александровной провел много лет рядом в жюри премии "Триумф". Конечно, она человек той породы, которую мы сейчас потеряли. Я имею в виду ясность и очень большую четкость мышления. Стоило только что-то попросить у Ирины Александровны, она не забывала ничего. Ждал пропуск, либо записка, либо звонок. Четкость во всем неимоверная. И я понял, почему ей доверяет мир.

Единственный мой концерт в Пушкинском музее был в тот день, когда мне дали звание народного артиста. Она попросила, а для меня это было честью. Хотя, конечно, собралась такая публика - все свои, и было трудно рассчитывать на какой-то особенный прием, потому что на незнакомого человека я произвожу лучшее впечатление, более сильное, чем на знакомого. Там, в этой музейной обстановке, Ирина Александровна затеяла эти концерты, где звучала классическая музыка, великие произведения... Это было прекрасно. А после выступления, когда мы все собрались в Греческом зале, для меня это было даже лучше, чем концерт. Все были вместе. Все дружны. И эту атмосферу создала она.

Пожелаем, чтобы и Марина Лошак была такая же. Уж если сама Ирина Александровна предложила Марине занять этот пост, она знала, кому это предлагает. Мы с Наташей - моей женой - обсуждали это событие и говорили о том, что нет сейчас в стране никого, кто мог бы возглавить музей так, как это сделает Марина Лошак.

Юрий Кублановский, поэт:

Ирина Антонова - человек уникальной энергии, как бы сегодня сказали, пассионарий. С ней напрямую связан рассвет московской музейной жизни, начавшийся благодаря ей еще в советские времена. Мне посчастливилось быть учеником Антоновой на искусствоведческом отделении истфака МГУ в лучший его период. Еще преподавали у нас Виктор Лазарев, Дмитрий Сарабьянов, Виктор Гращенков, да всех и не перечислишь. И среди этой научной элиты преподавательский голос Антоновой звучал, как равный. А те очереди на выставки, которые стояли и стоят на Волхонке, - зримые свидетели ее музейной энергии. О деятельности Антоновой знает Европа, знает и мир. Это явление общенациональное и многодесятилетнее...

Понадеемся только, что рассвет Музея имени Пушкина не погаснет. А Ирине Александровне желаю долголетия, которое - при ее энергии - убежден, менее плодотворным не станет.

Подготовили Елена Новоселова, Сусанна Альперина, Оксана Нараленкова.

Продолжение легенды

1 июля произошло событие, которое безусловно войдет в историю российской, и не только российской, культуры. Ирина Александровна Антонова покинула пост директора Государственного музея изобразительных искусств имени А.С. Пушкина. Сам по себе этот факт, возможно, и был ожидаем, но мне, да и не только мне,казалось, что она в качестве директора,и этот музей связаны навечно, то есть до той поры пока будет длится ее земная жизнь. Ирина Александровна оказалась мудрее меня, - он подала прошение об отставке и даже назвала кандидатуру преемницы, которая удовлетворила высшие власти. Марина Лошак, арт-директор московского выставочного объединения "Манеж" заняла легендарное место в кабинете музея на Волхонке 12. Легенда, как это и положено легенде, потребует продолжения и развития. Возможно, и обновления.

Ирина Александровна Антонова во многом была создателем этой легенды. Она не просто продолжила дело начатое Иваном Владимировичем Цветаевым, не просто, научилась опасным и захватывающим играм с властью, пройдя школу другого (во многом противоположного И. Цветаеву) директора - Сергея Дмитриевича Меркурова, обласканного коммунистическими вождями скульптора-монументалиста, известного не только своими ранними работами знаменитыми памятниками Достоевскому и Тимирязеву, но и многочисленными Лениными-Сталиными, за которые он был удостоен самых разнообразных советских премий. Более чем за полвека своего директорствования (она заняла эту должность в 1961 году, через шестнадцать лет после того, как поступила на работу в музей), Ирина Александровна сумела доказать всему  культурному сообществу, что ГМИИ имени А. С. Пушкина входит в клуб важнейших музеев мира. И неважно, что его коллекция уступает собраниям "Эрмитажа", Лувра или Метрополитен, - она, парадоксальным образом развив идеи В.И. Цветаева, превратила музей в центр высокого просвещения, подобный Московскому университету. Не университетский музей, не музей при университете, а музей как университет, как место, где посетители открывают мир и формируются как люди мира.

Она не даром в 1940 году поступила в ИФЛИ, где давали пусть коммунистически идеологизированное,  - но блестящее гуманитарное образование, связывая литературу, искусства и философию. От своей мамы, замечательной пианистки, она унаследовала не просто любовь к музыке, но тот музыкальный вкус, который и поныне ценят в ней великие музыканты. Ирина Александровна обладает энциклопедическим пониманием жизни и творчества, той широтой взглядов, которая помогла ей превратить музей на Волхонке в важнейшее место жизни  московской интеллигенции. На ее "Декабрьских вечерах", которые она открыла вместе со Святославом Рихтером в 1981 году, по сей день собираются люди, которые в культуре обретают полноту бытия, - вне зависимости от тех социальных бурь, что бушуют за музейными стенами Именно поэтому ей поверили коллекционеры, которые боялись советской власти в той же степени, в какой власть подозревала их во всех смертных грехах. Еще в 1972 году вместе с И. С. Зильберштейном И. Антонова задумала представить широкой публике частные коллекции, которые, - зная нравы и обычаи советской страны, -  владельцы тщательно оберегали от посторонних глаз. Ей удалось открыть Отдел личных коллекций в музее только в июле 1985 года, - сколько сил было потрачено, чтобы возникло взаимное доверие с людьми по-разному понимающими предназначение  собирательства в искусстве.

Ирина Александровна безусловно обладает даром убеждения, талантом привлекать на свою сторону людей, которые далеки ей и по уровню понимания искусства и по социальным воззрениям. В советское время, которое было беспощадно не только к политическому, но и художественному инакомыслию, она представляла широкой публике такие произведения мирового искусства, которые вряд ли могли быть представлены в других музеях страны. Во второй половине 60-х годов значение ГМИИ имени А.С. Пушкина в советской культуре было сопоставимо с новаторством  мастеров-реформаторов - в музыке, живописи, театре. И. Антонова смело раздвигает границы своей деятельности: новаторскими оказываются выставки А. Матисса и А. Тышлера, концерты из сочинений И. Стравинского и А. Шнитке,  свободные  эстетические (и политические) дискуссии на "Випперовских чтениях", начало которым было положено в 1967 году. Она играла поистине смелые игры с властью, - без этого никогда бы не был реализован грандиозный проект "Москва-Париж" 1981 года, который стал  важнейшим культурным событием европейской культурной жизни.

Мы часто спорили с Ириной Александровной по поводу судьбы "перемещенных", "трофейных" ценностей, - у нас, наверное, и по сей день разные представления о том, как развязать этот узел. Но, и споря, я всегда восхищался ей, - как женщиной и высочайшего класса профессионалом, которая при всем своем опыте не утратила высоких страстей, одухотворяющих все, что она делает. Именно ее воля и профессиональная одержимость позволила ей реализовать замысел И. В. Цветаева о создании музейного квартала в центре Москвы.

Уверен, что с новым директором они поймут друг друга, какую бы судьбу для себя ни предопределила И. А. Антонова. Марина Лошак - одна из самых ярких индивидуальностей российского культурного ландшафта. Почти за тридцать лет своей работы в Москве она доказала, что умеет разгадывать художественную ценность вещей, сопрягая образы искусства и обыденной жизни. Визуальные мимолетности обретали почти музейное достоинство в сочиненных ею выставках, которые неизменно становились событиями в избалованной московской художественной среде. Для нее искусство никогда не было только  бизнесом или средством самоутверждения. М. Лошак - всегда отстаивала высокую миссию искусства и его наиважнейшую роль в социальной жизни. Где бы она ни работала, она умела привлечь на свои выставки не только высокобровых интеллектуалов, но  и "людей с улицы". Она такая же затейница, как и И.А. Антонова, и так же, как она верит в волшебную силу художественного просвещения. М. Лошак приняла ГМИИ имени А.С. Пушкина в труднейший момент его истории, - помимо развития собственно музейной деятельности, ей предстоит реализовать огромный строительный проект, начатый ее великой предшественницей.

Удачи обеим!

Уроки жизни от Ирины Антоновой (Из интервью "Российской газете")

Как держаться в прекрасной форме. "Знаете, расскажу вам одну вещь. У нас в музее работала очень красивая женщина, она заведовала архивом. Я очень с ней дружила. Когда ей было около пятидесяти лет и мне было примерно столько же, она начала говорить, что все, жизнь прошла, все неинтересно. Я говорю ей: "Ты с ума сошла. Как это жизнь прошла? Только все начинается. Освободились от известных волнений, самое время начинать жить". - "Нет, нет". - "Ну, что ты сникла? Ну, будет у тебя меньше поклонников, разве это так важно?" Но я увидела, что это была не фраза, она стала терять интерес к жизни. Она очень рано умерла.

Сейчас у меня есть приятельницы даже моего возраста. Есть подруга с университетской скамьи. Мы вместе бегали на Якута в театр Ермоловой, на Качалова. Сейчас я ей звоню: "Слушай, в "Современнике" замечательная "Гроза" с Чулпан Хаматовой. Я уже видела, но мне так нравится, что я с тобой еще раз пойду". - "Нет, погода, трудно выйти". - "Я заеду на машине и назад привезу. Ты только спустишься, доедешь, посидишь в театре и вернешься". - "Нет, погода, давление, снег выпал". И это я вижу не только в своем возрастном окружении, но и в людях, которые на 20-30 лет младше".

Как сохранять интерес к жизни. "Я не могу хотя бы два раза в неделю не побывать на концерте или спектакле. Так сложилось с начала 30-х годов, от папы с мамой. Если что-то новое, интересное - надо идти и смотреть. Сохранять интерес к новой книге, музыке, искусству, жизни вообще. Если вам интересно жить, то и энергия сохраняется. Все бывает - болезнь, старость, хуже видишь, слышишь, хромаешь. Но поддерживает интерес к жизни. И поменьше цинизма, который этот интерес убивает".

Что вредит интеллигентам. "Для интеллигентного человека у меня цинизма слишком мало. И еще неинтеллигентная моя черта - отсутствие депрессий".

Где цинизм - там и депрессии. "Мне кажется, эти качества связаны. Цинизм должен быть, но умеренный. Он опустошает. И еще скажу непопулярную сейчас вещь. Я человек неверующий. И все-таки, мне кажется, моя вера не меньше, чем у приверженца той или иной религии. Это вера в некую шкалу ценностей внутри себя. В нравственный закон, о котором говорит Кант, что тот неизвестно откуда берется. В понимании того, что хорошо и что плохо. Это не значит, что я постоянно его не нарушаю. Нарушаю, конечно, я нормальный человек. Но я понимаю, что это отвратительно, плохо. Если этого нет, то никакая религия не поможет.

Я знаю таких верующих, они рядом со мной. Наверное, с верой им легче жить. Но религия не делает человека лучше, если у него нет этого каждодневного понимания, что такое хорошо и плохо".

Справка "РГ"

Марина Девовна Лошаак хорошо известна как искусствовед, арт-менеджер, галерист, коллекционер. Родилась она в Одессе в 1955 году, после филологического факультета Одесского госуниверситета работала в литературном музее. Перебравшись в 1986 году в Москву, трудилась в Музее В.В. Маяковского до 1991 года. Основала вместе с Еленой Языковой и Любовью Шакс галерею "Роза Азора".

В 1998 году стала руководителем PR-службы, затем "атташе по культуре" банка "СБС-Агро". В 1999-2003 годах возглавляла принадлежавший банку "Московский центр искусств" (МЦИ) на Неглинной, где организовала несколько выставок русского авангарда. В 2005 году стала директором Tatintsian Gallery, основанной нью-йоркским галеристом Гари Татинцяном. В 2007 году вместе с Марией Салиной открыла на "Винзаводе" собственную галерею "Проун", став в ней арт-директором. Кроме того Лошак - совладелец бутика винтажной одежды Brocade на Патриарших прудах.

3 июля 2012 года назначена руководителем Департамента культуры Москвы Сергеем Капковым на должность арт-директора музейно-выставочного объединения "Столица" (в его составе которого входят ЦВЗ "Манеж", МГВЗ "Новый Манеж", МВЦ "Рабочий и колхозница", ВЗ "Домик Чехова", Музей-мастерская Народного художника СССР Д. А. Налбандяна и музей Вадима Сидура.

Марина Лошак - член экспертного совета премии Кандинского, известна как коллекционер наивного искусства и головных уборов.

Муж, Виктор Лошак, известный журналист, долгое время возглавлял журнал "Огонек". У них есть дочь Анна и внук Матвей.

Культура Арт Музеи и памятники Правительство Минкультуры Филиалы РГ Столица ЦФО Москва
Добавьте RG.RU 
в избранные источники