Новости

03.07.2013 00:35
Рубрика: В мире

Мурси и Мандела

Текст: Федор Лукьянов (председатель президиума Совета по внешней и оборонной политике)
Нельсон Мандела, который борется за жизнь в южноафриканском госпитале, вошел в историю не только как человек, обеспечивший мирный демонтаж режима апартеида в ЮАР, но и как пример удивительной мудрости - возможно, просто на уровне интуиции. Просидев 27 лет в тюрьме, он не стал сводить счеты с белым меньшинством, поняв, что только общественно-политический компромисс обеспечит стране перспективу.

Такая позиция была отнюдь не общепринятой в рядах видных борцов с апартеидом. Так, нобелевский лауреат чернокожий епископ Десмонд Туту был настроен куда более радикально, полагая, что белые должны ответить за несправедливость. Однако Мандела оказался прав. Спустя почти 20 лет ЮАР, несмотря на несметное количество внутренних проблем, - член БРИКС, страна, которую считают одним из наиболее респектабельных государств мира. Пример другого рода - соседний Зимбабве, где президент Роберт Мугабе, когда-то тоже вызывавший восхищение здравым и умеренным подходом, столкнувшись с трудностями, взял на вооружение испытанное средство - обвинять белых во всех грехах. Результатом стало бегство фермеров, что поставило страну на грань экономической катастрофы.

Уроки ЮАР крайне актуальны сегодня для другой оконечности Африки - севера континента. Египет балансирует на грани гражданской войны. Вторая волна "весны" грозит развернуть вспять ход событий. Год назад многих удивила покладистость военных - после избрания президентом Мухаммеда Мурси руководство всесильной хунты мирно ушло в отставку, хотя предполагалось, что они будут защищать свои полномочия. Похоже, генералы оказались прозорливее остальных. Они не стали оспаривать волю народа, выраженную на президентских выборах, зарезервировав себе на будущее роль арбитра. Сейчас она потребовалась - масштабные протесты против правления нового фараона (прежде так именовали ненавистного Мубарака, теперь уже и его преемник "дослужился" до такого "звания") вот-вот перерастут во вторую серию революции.

Накал противостояния велик. За Мурси - "Братья-мусульмане" и, как минимум, половина населения, отдавших им свой голос. Но его противники крайне многочисленны - все те, кто шел в первых рядах протестантов в январе 2011-го, но потом почувствовали себя обманутыми. Два с лишним года назад отказ армии подавлять выступления стал решающим для краха прежнего режима, теперь ее слово снова решающее. Возможно, прав был умудренный знаниями и опытом Збигнев Бжезинский, который еще на пике египетской революции говорил - этой страной всегда управляли военные, и в той или иной форме они вернутся.

Египет - самая населенная страна арабского мира, Каир - один из его главных исторических центров. Происходящее здесь задает импульс всем остальным. Не случайно истинное начало "арабской весны" связывают именно с каирскими событиями, а не с предшествовавшей им сменой власти в Тунисе. Погрузится ли Египет в хаос или окажется под армейским правлением - и то, и другое будет иметь громкий резонанс. Пока Ближний Восток двигался только в одну сторону - настающей исламизации. Провал "Братьев-мусульман" в наиболее значимой стране может сбить тренд.

Как все это связано с Южной Африкой? Причина нового кризиса в Египте - попытка исламских властей, как считается - умеренных, трактовать победу на демократических и, по всей видимости, честных выборах как карт-бланш на фундаментальную трансформацию государства. Между тем, во-первых, перевес Мурси был минимальным, то есть симпатиями больше половины жителей страны (с учетом явки) он не заручился, во-вторых, даже если бы за ним стояло подавляющее большинство, нежелание принимать во внимание интересы влиятельных и активных меньшинств чревато. На Ближневосточном диалоге, который проходил полтора месяца назад в рамках Валдайского клуба, самое удручающее впечатление произвели бесконечные перепалки египетских участников. Они представляли разные политические партии, и договориться не могли ни о чем, включая самые базовые понятия - роль государства, отношение к религии и пр. Уже тогда показалось, что этим людям, политической элите нового Египта, потребуется очень долгий срок, чтобы прийти к согласованной модели, но вот будет ли у них это время? Тем более что самоуверенность делегатов от "Братьев-мусульман" не предвещала гибкости и готовности к компромиссу.

В статье, которая опубликована в только что вышедшем номере журнала "Россия в глобальной политике", ведущий индийский специалист по арабскому миру П.Р. Кумарасвами пытается разобраться, существует ли готовая общественно-политическая модель, которую могли бы перенять страны победившей "весны". Подробно разбирая турецкий (умеренный исламизм с модернизацией), иранский (плюралистическая теократия), алжирский (военное правление) и ливанский (обязательное распределение полномочий между разными этно-конфессиональными группами) варианты, он приходит к выводу, что все это имеет свою неповторимую специфику. Залогом успеха новых арабских правительство автор признает только опору на широкий консенсус, который будет учитывать интересы и мнение всех меньшинств. То есть модель Нельсона Манделы. Но политиков, сопоставимых с ним по калибру, в арабском мире сегодня нет.

В мире Африка ЮАР В мире Африка Египет Персона: Нельсон Мандела Колонка Федора Лукьянова Ситуация в Египте
Добавьте RG.RU 
в избранные источники