Новости

03.07.2013 00:04
Рубрика: Культура

Последний император

В Москве представили ораторию о Николае II
Московская премьера новой партитуры Александра Чайковского "Государево дело", посвященная последнему русскому императору Николаю II и 400-летию дома Романовых, прошла в Концертном зале им. П.И. Чайковского. Премьеру представили Симфоническая капелла России под руководством Валерия Полянского, солисты и чтецы - Оксана Мысина и Александр Галибин.

В том же составе оратория "Государево дело" впервые прозвучала 12 июня в День России в Ельце Липецкой области, на родине Тихона Хренникова, где отмечали в этом году 100-летие композитора. Исполнение стало тогда и посвящением учителю, в классе которого Александр Чайковский изучал композицию.

Уже из Пролога стало ясно, что "Государево дело" - это не каноническая оратория, а многослойное музыкальное "действо", ядром которого является персона русского императора, помещенная в современный дискурс. Николай II фигурирует здесь не просто как "царь", а как человек, живший в страшных катаклизмах революций, войн, террора, сам - личность противоречивая, сокрушительная в ошибках, одновременно - стойкая в испытаниях, умевшая любить, прощать, жертвенно уйти - канонизированный "страстотерпец Николай". В Прологе цитируются дискуссии интернет-пользователей о его неоднозначной роли в российской истории, а в самой структуре оратории, состоящей из 19 номеров, смешиваются разные контексты: молитвы, художественные цитаты из Пушкина, Алексея Хомякова, Великого князя Константина - поэта К.Р., историческая хроника, мистические пророчества. И это многомерность - не фон к "портрету императора", а эссенция истории четырех веков династии Романовых.

Чайковский ввел в "Государево дело" четырех персонажей, причем двое из них - исторические персоны: император Николай II (Олег Долгов, тенор) и императрица Александра Федоровна (Людмила Кузнецова, меццо-сопрано), а двое - "мистические": Старец (Михаил Гужов, бас) и мальчик из дома Шуйских (Максим Сажин, тенор). В итоге историческое в оратории смешалась с метафизическим. А партии чтецов (Оксана Мысина и Александр Галибин) встроились в музыкальную ткань, подобно комментариям к древнегреческой трагедии. Звуковой мир оратории соответствовал "катаклизмам": фанфарные унисоны, как метафора славы российских императоров, и Вальс, закручивающий в жуткую звуковую "воронку" текст о 300-летнем юбилее дома. Тут же - звуковая "картечь" и барабанные дроби, скандирование и молитвы хора, Колыбельная императрицы, жаждущей прекращения войны.

Александр Чайковский развернулся здесь во всех стилях, включив в партитуру и духовную музыку, и развернутые батальные картины - со звуковыми эффектами боя, со страшно нарастающими на крещендо тремоло, с обрушивающимися тутти. В третьей части, где звучит пророчество о возрождении России, в плотное симфоническое полотно проник звук колоколов, нагнетавший звон, как набат. Но неожиданно "Государево дело" закончилось тихой молитвой Оптинских старцев, "краской" вечности, которая смиряет все - время, людей, историю, династии. Правда, молитва эта вряд ли завершит диспут интернет-пользователей: кем он был в истории - последний русский император?