Новости

09.07.2013 00:35
Рубрика: В мире

Многомерный восток

Социальная Система, выйдя из равновесия, не сразу восстанавливается. Обычно долго продолжаются колебания, прежде чем будет найдена новая точка устойчивости (мы об этом знаем не понаслышке хотя бы на примере 1989-1993 годов).

Поэтому нет ничего странного, что в Египте как начались в 2011-м, так до сих пор продолжаются толчки политической почвы.

Интересен не сам факт новых потрясений, а их направление. Фактически вектор развернулся в обратную сторону по отношению к событиям 2011-го. Разумеется, нет "зеркальной контрреволюции" и реставрации режима Мубарака под другим именем (кстати, сам Мубарак, как известно, остается в тюрьме). Но движение, к которому присоединилась армия, на сей раз против "Братьев-мусульман" и исламизации. Как положено, многие из тех, кто тогда был за "братьев", сегодня - против.

Это, пожалуй, единственный пример, который можно считать "антиисламистской революцией". Никто, естественно, не покушается на ислам как государственную религию. Речь, как я понимаю, лишь о том, чтобы законы шариата не подменяли уголовные и гражданские законы, чтобы не было принудительной религиозной регламентации повседневной жизни. Наконец, антиисламисты выступают против воинствующего антихристианства, веры в джихад по отношению к неверным, против антиамериканизма, антизападничества.

Пример Египта позволяет усомниться в теории "народно-демократической исламизации", согласно которой в арабских странах борьба против светски коррумпированного режима = демократизация = фундаментализм.

Известно, что не работает и противоположная, "линейно-прогрессорская" теория, согласно которой "освобождение народов Востока" = демократизация = вестернизация. Именно этот взгляд близок - хотя бы в словах - правительству США. Они считают, что их социально-политическая модель универсальна, а в конечном счете оптимальна для всех стран. Между тем единственное вполне (?) вестернизированное государство региона - Израиль, единственное не мусульманское государство Бл. Востока. И вовсе не "палестинский вопрос" (палестинцев арабские страны совсем не жалуют!), а религиозно-культурная "чуждость" Израиля вызывает дружную ненависть у соседей. Впрочем, и ее абсолютизировать не стоит. Как ни велик "антисемитизм семитов", но он не позволил ни одному режиму - ни в Сирии, ни в Египте, ни даже в Иране - переключить внимание народа со своих реальных проблем на Израиль.

В общем, кризис Бл. Востока совпал и с "кризисом арабистики". Политологи-арабисты часто продолжают нанизывать ситуацию лишь на одну ось координат: "исламизация - вестернизация". Это хорошо соответствует общей парадигме "войны Цивилизаций" и т.п. не слишком точным, но эмоционально заразительным определениям.

Между тем ограниченность данного подхода ясно видна на том же египетском примере. Скажем, Саудовская Аравия, Объединенные Эмираты, другие "образцово исламские страны" поддержали переворот. Пусть он против исламизации - но для них, видно, реальная политика куда важнее, чем общеидеологические символы. У арабских монархий плохие отношения с "Братьями-мусульманами" - и хорошие с США. Поэтому военные и умеренные силы, которые оказались у власти в Каире, им близки, а исламисты - чужды. Зато куда более светская (по сравнению со странами Залива) Турция выступает против переворота - "Братья-мусульмане" политически больше устраивают турецкое руководство, чем нынешнее правительство Египта. К тому же, вероятно, Эрдоган не хочет, чтоб турецкая армия видела "дурной пример" успешной политической деятельности своих египетских коллег...

Так что внутри многомерного исламского мира противостояние идет далеко не только (и не столько) по оси: "исламистские - светские" режимы, но и по многим другим.

Тем более нет жесткого противостояния "исламизация - вестернизация" в частной жизни.

Арабы, персы живут в странах ЕС, в США. И повседневная жизнь миллионов этих людей не сводится к "битве Цивилизаций", да и едет большинство из них вовсе не проповедовать, тем более не взрывать и убивать, а с куда более простыми целями. Сотни тысяч арабов, персов, пакистанцев благополучно вписались в средний класс западных стран. Не разрываясь пополам, одновременно следуют и исламу (случаев перехода в христианство почти не замечено), и обычным общегражданским законам - бизнесмены, адвокаты, врачи. Говорят, в Лос-Анджелесе есть поговорка: "хочешь найти перса - поезжай в Беверли-Хиллз", т.е. в один из самых дорогих районов.

В общем, часть - может быть бОльшая - мусульман плохо вписывается в западную культурную матрицу (некоторые ее агрессивно отрицают, борются), зато другие - такие же мусульмане! - вполне успешно. Происходит ли при этом полная культурная ассимиляция или нет - можно бесконечно обсуждать (как и спорить, что вообще под этим понимать), но факт тот, что мирное сосуществование (в том числе западных и исламских ценностей "в отдельно взятой голове") вполне возможно.

Здесь есть аналогии с Россией.

Часть наших имперски-коммунистически-национальных фундаменталистов (странное, но реальное сочетание!) тоже исповедует исламистскую теорию Большого Сатаны, который противостоит России (разумеется, это все те же США, Запад) и малого Сатаны (для исламистов это - Россия, для "наших" - исламисты). Поэтому наши фундаменталисты сопереживают исламистским странам "против Запада" и грезят о политическом союзе с ними.

Утопический взгляд. Самообман (или расчетливый "обман трудящихся"). На примере арабского мира видно, что не только и не столько идеология определяет - и реальную политику, и маркировку друзей/врагов.

В мире Африка Египет Колонка Леонида Радзиховского Ситуация в Египте