Новости

16.07.2013 00:20
Рубрика: Общество

Поляк в полях

Польский путешественник создает у соотечественников новый имидж Сибири
Был период, когда поляки доминировали в Иркутске. В 1881 году выходившая там газета "Сибирь" сетовала: "Скоро польский вытеснит из употребления наш язык. Везде - в гостиницах, магазинах и на улицах слышно польскую речь, - рассказал "РГ" известный польский путешественник Яцек Палкевич.

Член Королевского географического общества и Русского географического oбщества отправляется в экспедицию по следам поляков - исследователей Сибири и Дальнего Востока. Его цель доказать, что Сибирь, которую многие в Польше воспринимают лишь как место ссылки их предков, объединяет наши страны и в позитивном направлении. Подробности стартующей завтра экспедиции он рассказал "РГ":

Яцек Палкевич: Во второй половине XIX века поляки сделали многое для освоения обширных территорий Сибири и Дальнего Востока. Ведь кроме ссыльных там были еще и люди, которые ехали туда добровольно. Купцы, инженеры, врачи, адвокаты могли найти для себя в Сибири и на Дальнем Востоке обширное поле для деятельности. В Иркутской губернии, которую у нас в те времена многие называли "Новой Польшей", в моде было все польское: польские портные, польские лекари, польский хлеб, пиво, мебель. У поляков были первые появлявшиеся там фортепиано, они устраивали балы на европейский манер и т. д. Сейчас для многих в Польше Сибирь - это страшные, проклятые земли, символ страданий целых поколений поляков. Я считаю, что мы должны развенчать этот черный миф. Поводом для проведения этой экспедиции послужила необходимость напомнить об обширном наследии поляков в Сибири. Но еще одна причина - необходимость в потеплении образа России в Польше и Польши в России. Нужно сделать какие-то конкретные шаги, чтобы улучшить отношения между людьми, сделать их добрососедскими. А если потеплеют отношения между нашими народами, то можно надеяться на улучшение межгосударственных отношений. Я много лет путешествовал по миру и пришел к выводу, что иногда важнее сосед за забором, чем брат за горой.

В последние несколько лет в Польше наблюдается повышенный интерес к Сибири: на полках польских книжных магазинов появилось несколько книг о Сибири и Дальнем Востоке, в конце прошлого года большая группа журналистов из Польши ездила туда за темами для публикаций...

Яцек Палкевич: И мне кажется, что это замечательно. Я думаю, наши народы почувствовали, что уже хватит этих бесконечных претензий и оглядок назад, будем делать что-то конкретное, чтобы исправить ситуацию. Время пришло. По крайней мере у меня есть такое ощущение. У многих стран были в истории моменты сильного напряжения в отношениях. Несмотря на очень сложную историю взаимоотношений Франции и Германии, именно эти страны впоследствии стали основой для создания объединенной Европы. А мы - славяне, и такой сильной связи на эмоциональном, духовном уровне в других этноязыковых группах нет. Я воспринимаю русских как дальних родственников. Когда были закрыты границы, а у меня был итальянский паспорт и я мог ездить по всему миру, я встречал российские суда в самых отдаленных точках планеты. И когда я в чем-либо нуждался, я приходил туда и говорил: "Панове, я славянин". В 1975 году я отправился в одиночное плавание на спасательной шлюпке через Атлантику. Матросы с корабля "Максим Литвинов" в Дакаре взяли меня на борт и я пробыл у них в гостях столько времени, сколько было нужно на ремонт и подготовку лодки, чувствуя себя у них как в большой семье.

Кто входит в состав вашей группы и в чем будет заключаться ваша задача в ходе экспедиции?

Яцек Палкевич: Со мной едет писатель Кшиштоф Петек, который уже начал писать об этом книгу, и фотограф Гжегож Литыньски, который будет вести фотодокументирование экспедиции, а потом проведет выставку своих работ. Мы будем в течение трех недель в Иркутске и Петропавловске-Камчатском искать следы поляков. Конечно, мы не планируем открыть Америку - сегодня это невозможно. Но мы собираемся работать в архиве Русского географического общества, встречаться с людьми, искать какие-то не слишком известные до сих пор истории и рассказывать о них на страницах одной из крупнейших польских газет Rzeczpospolita. Но и, конечно, не забудем об известных польских ученых, именами которых там названы географические точки, к примеру об Иване (Яне) Черском, в честь которого названа высшая точка Байкальского хребта гора Черского. Еще одна важная миссия - установка мемориальной доски крупному ученому - врачу, биологу Бенедикту Дыбовскому. Он, будучи в ссылке за участие в польском восстании, занимался исследовательской деятельностью и обогатил науку целым рядом новых открытий. После освобождения он побывал на родине и... вернулся на Дальний Восток. На сей раз уже добровольно - в качестве окружного врача в Петропавловске-Камчатском. Он подробно изучал природу, в частности, Командорских островов и лечил бедное местное население, причем не брал за это деньги, так как считал это своей миссией. А жил он за счет своей научной деятельности. Черский, Дыбовский и Александр Чекановский начали эпопею исследования Байкала. К сожалению, пока мы не можем установить эту мемориальную доску из-за разного рода трудностей с местными властями. Например, дома, в которых жил Бенедикт Дыбовский, либо не сохранились до наших дней, либо уже невозможно найти доказательства, что он там жил, а администрация Петропавловска-Камчатского не соглашается на установку доски в местном этнографическом музее, в котором находятся его работы. Но я сохраняю оптимизм.

Общество История