Новости

23.07.2013 00:10
Рубрика: Спорт

Берег Турецкого

Перед стартом плавательного турнира на чемпионате мира знаменитый тренер напомнил, как нужно бить рекорды в бассейне
Геннадий Турецкий воспитал призера олимпиад Геннадия Пригоду, четырехкратного олимпийского чемпиона Александра Попова, двукратного победителя Игр в составе эстафет, многократного чемпиона и рекордсмена мира Майкла Клима...

На мировом первенстве, которое в эти дни проходит в Барселоне, будем наблюдать за новым учеником Турецкого - Андреем Гречиным. В Лондоне-2012 Андрей уже завоевал "бронзу" в эстафете 4х100 м кролем. Что у него получится в Каталонии, куда он не смог попасть с первой попытки, но все-таки доказал свое право быть в команде?

О перспективах Гречина и о пути развития плавания в целом Геннадий Турецкий рассказал в интервью корреспонденту "РГ".

Геннадий Геннадьевич, Андрей Гречин, изначально не попав в сборную, то ли в шутку, то ли всерьез сказал: "Не знаю, захочет ли теперь Турецкий работать со мной". Вы работали.

Геннадий Турецкий: Неудачи по-разному формируют спортсмена. Одни обижаются, опускают руки. У других, наоборот, открывается второе дыхание. Андрей относится ко второму типу. Не отобрался на основной старт сезона - неприятно. Но если эта ситуация заставляет задуматься, поменять установки, стимулирует к дальнейшей работе, то жизнь продолжается. Естественно, ему нужно было понять, почему так произошло. Его уровень спортсмена и мой уровень тренера не позволяет указывать на ошибки. Андрей должен сам проанализировать и сделать выводы. Я понимаю, что какие-то моменты в его подготовке были упущены. Были организационные сложности. Человеку 25 лет. У него своя жизнь. Достаточно сложно направлять ее только в одно русло - спортивное. Если не решать свои жизненные задачи, то постоянно будут возникать внутренние сомнения. Важно, чтобы существовал какой-то элемент комфорта как в жизни, так и в профессиональной карьере, чтобы было удовлетворение от занятий спортом.

Не просто тренер и учитель, а друг и партнер. Вы сразу пришли к тому, что схема общения со спортсменом должна быть именно такой?

Геннадий Турецкий: Некоторые специалисты в силу внутренней авторитарности хотят полного подчинения. Как правило, такие тренеры имеют проблемы с учениками. Я считаю, спортсмен высшей категории требует своего пространства. Мы как раз обсуждали это с психологом сборной России по плаванию Геннадием Дмитриевичем Горбуновым. Современный уровень наставника - это способность обеспечить креативную атмосферу, когда оба - и спортсмен, и тренер - находятся в поиске, в движении. Подобный подход требует определенной свободы. Но эта свобода не то что контролируемая, а осознанная. Вот такие взаимоотношения, такая связка спортсмен - тренер создают хорошие условия для достижения результата.

Есть четкая ассоциация Турецкий - Попов - олимпийское "золото". От союза с Гречиным многие тоже ждали чего-то подобного. А вы сами?

Геннадий Турецкий: У каждого спортсмена свой путь. Гречин начал плавать у меня в прошлом году. Что-то удалось, что-то нет. Что касается Попова, то он пришел ко мне в 19 лет. Мы вместе с Алексеем Федоровичем Красиковым, которого уже нет с нами, перевернули его со спины и за полтора месяца научили плавать кролем. Он начал с чистой страницы, у него не было заезженного навыка, поэтому новую технику он сразу воспринял положительно. А дальше я сказал: "Есть две вещи, благодаря которым ты сможешь обогнать мир намного и надолго. Первая - ты должен контролировать осанку, должен быть прямой, тогда технические навыки будут совершенны. Следующий пункт: плыть вторую половину стометровки быстрее 25 секунд". В мире этого никто не делал. И мало кто понимал, как это сделать. Я знал, как. Методически. 25,00 - та самая черта. Если ее преодолеть, то можно обогнать мир на десять лет. Прошло семь месяцев. Мы это сделали. Алексу Попову тогда было 20 лет.

Попов выиграл четыре золотых медали на Играх в Барселоне-92 и Атланте-96. Но в Сиднее-2000 на стометровке он финишировал только вторым. Почему?

Геннадий Турецкий: В 1998-1999 годах Питер Ван ден Хугенбанд и его менеджмент срисовали наши идеи. Мы не могли их вечно держать в секрете. И Питер проплыл 24,7 второй полтинник. А до этого момента никто не мог конкурировать с Поповым. Он создал модель и понимание плавания на будущее. До сих пор тренеры подходят и благодарят. Я каждый раз удивляюсь. А они говорят, плавание изменилось, стало более техничным. Взять хотя бы ситуацию с костюмами. Попову не нужен был костюм. А вот другому моему ученику Майклу Климу - нужен. У него не было такой жесткости. Если говорить о Гречине, то у него хорошая линия. Причем природная. С ним не сложно работать. Я думаю, все зависит от его точки отсчета. Если для него точка отчета обогнать Владимира Морозова - это одно, а если выплыть из 47 секунд - это совсем другое. Но это должно быть в нем, не во мне.

Мировой рекорд 2009 года от бразильца Сезара Сиело - 46,91. А каков, на ваш взгляд, предел человеческих возможностей в плавании?

Геннадий Турецкий: Теоретически, с точки зрения физического обоснования скоростей считается, что лодка длиной два метра должна плыть два метра в секунду. Если быстрее - она должна глиссировать (скользить с резким уменьшением сопротивления. - Прим. авт.). Но это для лодок с постоянной скоростью. А биологическая система несовершенна. И что может происходить с увеличением скорости, никто точно не знает. Возможно, на больших скоростях взаимодействие с водой будет лучше, плавать будет эффективнее и легче. В физике есть метод подобия и число Рейнолдса, благодаря чему можно делать вот такие сравнения... Брассист проплывает стометровку за минуту. Он взаимодействует с водой так же, как молот, который летит со скоростью 100 км/час. Если человек плывет два метра в секунду, то его скорость сопоставима со скоростью самолета на взлете - 220 км/ч. Но любые отклонения (например, кисть не так в воду вошла) могут все эти расчеты нарушить. Да и тренируемся мы на более медленных скоростях, которые соответствует 40-50 км в час. Есть протяжки, гидроканалы. Но самый главный потенциал - тренерский гений и "жесткость" спортсмена. Пловцы сняли костюмы, и посмотрите, какие они стали красивые. Сколько они занимаются в зале, делают упражнения, чтобы создать каркас. В балете это известно больше 200 лет. Теперь пришло в плавание. И слава богу.

Есть разные системы тренировок. Вы за какую?

Геннадий Турецкий: В Германии идет жесткий мониторинг. Все засекают, записывают, спортсмена вынуждают выполнять задания. Там преобладает научный подход. В Америке плавание, как баскетбол, - командная работа. Они друг друга тренируют. Фелпс - вообще отдельная история. Его мировоззрение сформировано тренером. Когда Майклу было 15-16 лет, я спросил у Боба Боумена: "А что ты будешь с ним делать, когда он в университет пойдет?" Боумен спокойно ответил: "Он не пойдет". Все-таки американцы законодатели мод. Где-то в районе 1992 года мы выбили у них почву из под ног - Денис Панкратов, Алекс Попов. Но американцы имеют очень хорошее качество. Они умеют учиться.

А на формирование методики Турецкого что повлияло?

Геннадий Турецкий: С удовольствием расскажу. Мы были на базе "Озеро Круглое", готовились к Олимпиаде в Барселоне. Перед тренерами выступал олимпийский чемпион по греко-римской борьбе Анатолий Иванович Колесов, который долгие годы был, так скажем, в олимпийском комитете Советского Союза. Он интересно сказал: "Я слежу за спортом. Вы, наверное, самую большую работу в мире делаете. Но чего-то не хватает. Думаю, способности бить личные и мировые рекорды на тренировке. Вот в тяжелой атлетике это происходит. В гимнастике делают на тренировке три оборота, а на соревнованиях два. Нужен принцип опережающего достижения". Колесова не так давно не стало. Но его слова повлияли на мою тренерскую работу, повернули мое сознание.

Попов по этому принципу бил рекорды?

Геннадий Турецкий: В декабре 1993 года я намекнул Попову, что олимпийскому чемпиону неплохо бы оформить мировой рекорд. Через неделю мы приехали в Гонконг на Кубок мира по короткой воде. Я ушел по делам и не успел на его заплыв. Когда появился в бассейне, меня все поздравляли: Попов проплыл полтинник за 21,7. В мелком бассейне, без разминки, небритый... За тот год он установил 17 мировых рекордов, но все по короткой воде. Или вот еще пример. Саша любил вечерком проплыть сотенку. Он подходил к бассейну, снимал ботинки, штаны и показывал 48,7. И это в мае месяце, когда идет базовая работа. Спортсмены, которые были свидетелями таких заплывов, не могли поверить своим глазам. Но это то, о чем говорил Колесов. В период загруженности надо быть в состоянии прыгать выше головы. Тогда у этой работы будет совершенно другая проекция.

Кстати

После двух дней чемпионата мира сборная России возглавляет турнирную таблицу. Два "золота" традиционно выиграли синхронистки. Сначала Светлана Ромашина победила в технической программе солисток, а потом в дуэте вместе со Светланой Колесниченко.

"Серебро" на счету Виктора Минибаева и Артема Чесакова. В синхронных прыжках с 10-метровой вышки ребята уступили немцам Саше Кляйну и Патрику Хаудингу, но обошли олимпийских чемпионов Лондона, китайцев Цао Юаня и Чжана Янгуана. Это серьезная победа европейской школы прыжков в воду.

Спорт Виды спорта Водный спорт
Добавьте RG.RU 
в избранные источники