Новости

30.07.2013 00:30
Рубрика: Власть

Из Парижа по делам

Французы довольны условиями ведения бизнеса в России
В России впервые побывала с официальным визитом заместитель министра по делам французов, живущих за рубежом, Элен Конвей-Муре. По последним данным, в нашей стране проживают около шести тысяч французов. Мы встретились с г-жой Конвей-Муре, чтобы узнать, легко ли иностранцам открыть свое дело в нашей стране, сколько налоговых изгнанников покинуло Францию и на чем экономят в министерствах Пятой республики.

- Элен, вы впервые в качестве министра посетили Россию. В каких городах удалось побывать?

- Да, это первый мой приезд в Москву. Я успела побывать в Санкт-Петербурге и два дня провела в Москве. Мой визит в вашу страну имеет две цели. Во-первых, дать понять нашим российским партнерам, что мы считаем очень важным партнерство между нашими странами и придаем большое значение нашим двусторонним отношениям. Во-вторых, поскольку я курирую вопросы "зарубежных французов", то должна была встретиться с нашими соотечественниками, чтобы узнать, как они живут здесь, каковы их ожидания, как мы можем улучшить французское присутствие в России, сделать его более насыщенным. А также понять, какие существуют возможности, чтобы наши компании смогли без проблем приезжать в Россию работать. Мы исходим из того, что у Франции есть свои специфические знания, умения, навыки в различных областях, в том числе в технологической сфере, банковском и страховом деле. Наши соотечественники активно открывают у вас малые предприятия. Например, в Петербурге я встречалась с французами, которые занимаются обработкой древесины в деревообрабатывающей промышленности. Есть примеры успешного бизнеса в гостиничном деле. Каждый по-своему приносит свой вклад в российское хозяйство. Чем активней будет развиваться экономика России, тем лучше для Франции, потому что это стимулирует более активный товарооборот и инвестиции.

Во Франции тоже живет немало россиян. Я встречалась с послом России во Франции до моего путешествия сюда, мы понимаем, что наша форма взаимодействия - это обмен, взаимное обогащение наших контактов в различных сферах экономики, образования, культуры.

Главная задача моего приезда в Россию - это создание благоприятной обстановки для того, чтобы французы приезжали сюда работать, активнее открывали собственное дело.

- Какие проблемы у французских бизнесменов в России?

- Проблемы у бизнеса во многом схожи у наших стран. Я не считаю их спецификой только для России, у нас тоже часто с этим сталкиваются. К примеру, пресловутая административная тяжеловесность бюрократии. Были, конечно, небольшие замечания местного характера, ведь деловые люди всегда подвижны. Поэтому одна из часто встречающихся проблем - визы. Здесь, в Москве, наши консульства выдают максимальное число виз по сравнению со всеми нашими консульствами в других странах. Так, ежегодно выдаем разрешение на выезд во Францию примерно 400 тысячам россиян, причем около 40% из них - это многократные долгосрочные визы, сроком на пять лет. Таким образом, заявителям не приходится за каждой визой являться с новым запросом.

Встречаясь с российскими коллегами, я каждый раз вела разговор о том, чтобы и нашим деловым людям было также просто приезжать в Россию, как и бизнесменам во Францию. Должна признаться, что мои французские собеседники мне говорили совершенно откровенно, что они счастливы в России, что не все, может быть, идеально, иногда бывают какие-то сложности, но в общем у них дела неплохо идут в вашей стране. В России у них есть хороший потенциал для развития их деловой активности. Разумеется, большинство из них специалисты, наиболее востребованные в России. К примеру, в области авиастроения у нас неплохо налажено партнерство по созданию самолета Суперджет (SSJ-100). Пул основных игроков на вашем рынке сложился достаточно давно. В топливно-энергетической сфере лидирует Total, в машиностроении - Renault, в промышленности стройматериалов - Saint-Gobain и Lafarge, в торговле - Auchan, в банковском бизнесе - Societe Generale. Вместе с тем это не значит, что в Россию не приходят другие французские инвесторы. К примеру, компания "Альстом" запустила большой проект по модернизации системы трамваев и подвижного состава в Санкт-Петербурге. У нас есть и другие программы по обустройству крупных российских городов.

- Какие проблемы возникают с трудоустройством на совместных предприятиях?

- Ни россияне, ни французы, с которыми я встречалась, не говорили о трудностях с трудоустройством. Наоборот, встречаясь в Санкт-Петербурге с российскими сотрудниками, работающими в концерне Accor, занимающемся гостиничным бизнесом, мне рассказывали о проводимой в России программе по подготовке кадров и развитию сети гостиниц. У них неплохие перспективы роста, они надеются удвоить количество гостиниц своей сети в России уже в ближайшее десятилетие. Естественно, инвестиции создают рабочие места, но главное - это то, что существующие здесь компании непосредственно создают рабочие места для людей, которые здесь работают.

- Накануне нашей встречи вы принимали участие в официальной церемонии открытия нового здания Французского института. Кто будет в нем обучаться? Насколько я знаю, раньше на этом месте был французский культурный центр.

- Французский институт и культурный центр - это одна и та же организация. Вообще, это замечательный пример партнерства, потому что архитекторами выступили россияне. Это здание просто превосходно. В институте могут проходить обучение около четырех тысяч человек, посещающих французские курсы. Здесь работает также ресурсный центр, это и библиотека, и аудиовизуальные материалы в различных формах, на различных носителях. Я думаю, что молодежь все больше ориентируется именно на такие объекты. Понятно, что все стремятся говорить на английском языке, который дает большие возможности общаться без барьеров. Для того, чтобы получить какую-то добавочную языковую компетенцию, молодым людям хочется выучить французский, испанский, итальянский языки. Французский, потому что есть большое сообщество франкофонных государств в мире, испанский - потому что есть Латинская Америка, это тоже очень активно развивающаяся зона, в том числе в группе стран БРИКС.

- Российское правительство сейчас взяло курс на экономию бюджетных ресурсов. В Европе режим экономии своих расходов еще более жесткий, министерства и ведомства вынуждены сокращать свои расходы. Как ваше министерство, учитывая его специфику, придерживается этой общей политики?

- Да, безусловно, и нам приходится затягивать пояса. От нас прежде всего требуют как и во всей дипломатической службе во всем мире, чтобы мы сокращали должности. Потому что основная часть бюджета формируется за счет зарплат кадров. Административные расходы у нас относительно ограничены. Мы сворачиваем наши должности, и одновременно приходится улучшать условия работы тех, кто работает в консульствах и посольствах, потому что их меньше и на них наваливается больший объем работы. Так что я в течение года, что нахожусь на этой должности, приложила очень много усилий для упрощения и интенсификации рабочего процесса в нашем ведомстве. Это была также ревизия всех наших целевых программ действий на территориях. В ряде стран даже пришлось просто закрыть наши представительства.

- Много сотрудников получили уведомления о сокращении за этот год?

- Пока нет. Но в течение трех предстоящих лет мы будем планомерно сокращать должности. Потому что трехлетний бюджет уже утвержден. Вот почему сейчас я провожу тщательный анализ наших реальных потребностей в присутствии в том или ином государстве, сосредотачиваясь на главных приоритетах. Самый беспроигрышный вариант - это почетные консулы, когда есть необходимость обозначить французское присутствие. Порой в некоторых странах самое главное - это культурные связи. И в таком случае директор культурного центра будет фактически являться главой нашего представительства в этом городе.

- Этот год начался с бурного обсуждения в СМИ получения Депардье российского гражданства из-за чрезмерно высоких налогов у него на родине. В одном из интервью вы сказали, что уже "должны остановить свое внимание на некоторых людях, которые пытаются уклониться от уплаты налогов". Тем не менее примерно 2,5 млн французов сейчас живут за рубежом. Сколько из них могут быть, по вашим оценкам, налоговыми изгнанниками?

- Что касается налоговых изгнанников, то нам очень трудно получить официальные данные, сколько их на самом деле. Потому что при выезде из страны они не заявляют о своих целях, нет такой графы, где бы указывалось, что они покидают Францию именно по налоговым причинам. Мы к людям не подходим с микрофоном, чтобы взять у них интервью и спросить, каким мотивом они руководствуются. Они отправляются за рубеж для того, чтобы жить и работать в удобной для них стране, это личное решение каждого человека.

Как правило, "налоговое изгнание" существует в странах, которые граничат с Францией. Это Бельгия, Швейцария, Монако, Андорра, где налоговая система отличается от французской.

Власть Работа власти Внешняя политика Экономика ВЭД