Новости

09.08.2013 01:00
Рубрика: Экономика

Процент и про копейку

Ставки по депозитам будут падать, но стоимость ипотечных кредитов тоже должна снизиться
Центробанк начал отслеживать, не слишком ли высокие бонусы начисляют себе банкиры. И если сочтет, что эти выплаты "зашкаливают", сможет потребовать замены руководства кредитных организаций.

А уже с осени этого года у ЦБ будет право напрямую влиять на ставки по вкладам. Куда они будут двигаться дальше и о том, когда подешевеют кредиты, в интервью "РГ" рассказал директор департамента банковского регулирования Банка России Василий Поздышев.

Ставки по депозитам уже несколько месяцев подряд идут вниз. Так будет продолжаться и дальше, Василий Анатольевич?

Василий Поздышев: В этом году банки будут больше конкурировать за кредиты, чем за депозиты населения. Это вызвано объективными причинами: при общем замедлении экономической активности компании более осторожно относятся к своим инвестиционным проектам. Так что возможностей выгодно разместить деньги банкам надо будет поискать.

Соответственно, агрессивная политика по привлечению депозитов за счет высоких ставок пойдет на снижение. Этот процесс в числе прочего будет связан и с замедлением роста необеспеченного потребкредитования по чрезвычайно высоким ставкам. В конце прошлого года ЦБ объявил о том, что в отношении таких займов вводятся довольно жесткие меры регулирования. Нормы вступили в силу поэтапно с 1 января и с 1 июля. Кредитные организации, как мы и предсказывали, заранее отреагировали на такие шаги, бурный рост необеспеченного потребкредитования замедляется. Это должно сказаться и на ставках по депозитам. Потому что если у банков была возможность продавать деньги населению под 40-50 процентов годовых, то и обещать по вкладам они могли высокие проценты. Теперь этой возможности нет.

Ставки по вкладам уже достигли того уровня, который устраивает ЦБ?

Василий Поздышев: Какой-то оптимальной ставки, безусловно, быть не может. Это ценовая политика каждого банка, она зависит от его возможностей по привлечению рефинансирования, конкретной ситуации с ликвидностью и многих других факторов. Что очевидно: уровень ставки по депозитам не должен быть ниже инфляции. Потому что иначе вкладчики понесут потери.

Но отслеживая размер средневзвешенной ставки, мы не только соотносим его с инфляцией, а следим за максимальными ставками по рынку у 10 крупнейших банков за каждые 10 дней. Превышение этого уровня на полтора-два процента на рынке вкладов - фактор для надзорного воздействия. Пока в таких случаях ЦБ рекомендует снизить ставку. С осени этого года мы будем вправе требовать ее снижения. Такие права ЦБ получил по закону о надзоре.

Не получится так, что банки введут заградительно низкие ставки по вкладам, как в Европе?

Василий Поздышев: Во многих странах Европы в результате мер количественного смягчения (вливания дешевых денег в банковскую систему) и сокращения кредитования ставки по депозитам физических и юридических лиц, действительно, уже близки к нулю и могут в перспективе даже стать отрицательными. Так произошло, например в конце прошлого года в Швейцарии, где избыточные объемы швейцарского франка в депозитной базе банков вынудили их применять заградительные тарифы. Но нам сегодня это вряд ли грозит.

Во-первых, к нам нет такого притока денег извне. Скорее, наоборот. Во-вторых, активы наших банков растут довольно высокими темпами. И в-третьих, ЦБ у нас не вступает в конкуренцию с населением, предоставляя банкам много дешевой ликвидности (как это делается в некоторых странах). Так что пока спрос на деньги в нашей экономике превышает их предложение, и именно поэтому у денег есть цена. И пока наша банковская система растет темпами в разы превышающими темпы роста ВВП, а не сокращается, средства населения банкам будут нужны.

Но налицо несправедливость: по вкладам ставки идут вниз, а по кредитам - не очень...

Василий Поздышев: Нужно время, чтобы банки убедились: тенденция к снижению ставок по вкладам это не краткосрочный тренд. И учли это в своей ценовой политике. Ставки по вкладам стали снижаться с апреля. Мы видим, что активное предложение кредитов идет с начала года, наблюдаем больший объем "перекредитования" (замещения уже выданных кредитов более дешевыми). Изменение ценовой политики по новым кредитам должно стать следующим шагом банков. Разумеется, уровень инфляции 2013 года будет иметь важное значение в этом вопросе.

Банкиры сетуют: снижая маржу, они чуть ли не несут убытки, лишаются возможности привлечь новый капитал. Они лукавят?

Василий Поздышев: У российских банков здесь еще есть резервы. Рентабельность на капитал у отечественных кредитных организаций достаточно высокая - от 15 до 25 процентов. То есть на каждый рубль, вложенный в капитал банка, собственник (инвестор) получает 20 копеек прибыли в год. По сравнению с финансовыми институтами других стран, это высокая доходность. И у российских банков есть возможность эту доходность сохранить и даже улучшить за счет снижения операционных издержек. Так что даже при меньшей марже они смогут выплачивать акционерам обещанную норму прибыли.

По закону о консолидированном надзоре ЦБ сможет еще и влиять на систему оплаты труда в банках. Для чего это делается?

Василий Поздышев: Для того, чтобы ключевые сотрудники банков, принимающие участие в принятии решений кредитного комитета, чьи зарплаты и бонусы привязаны к объему выданных кредитов, получали вознаграждение с учетом рисков, которые по их решениям несет банк. То есть, попросту говоря, чтобы у них не было соблазна работать по принципу "бери больше, кидай дальше" - чем больше выдали кредитов, тем больше заработали. Чтобы они несли прямую материальную ответственность за принятые решения. Чтобы у людей, которые имеют право распоряжаться средствами населения, была правильно выстроена денежная мотивация и не было желания "забросить" средства населения как можно дальше и безвозвратно.

Таковы международно признанные принципы правил системы оплаты труда в банках. Они были приняты Советом по финансовой стабильности G20. Россия, как член "большой двадцатки", к ним присоединяется.

И как такая система может выглядеть на практике?

Василий Поздышев: Например, существенная часть бонусов банкиров должна выплачиваться с учетом анализа работы этих людей на протяжении, как правило, трех лет. И с возможностью либо снижения выплат, если кредиты не вернулись, либо их полного аннулирования.

Оценивать риски, связанные с несоответствием существующих систем оплаты труда принципам и стандартам Совета по финансовой стабильности Группы 20, ЦБ уже начал с 1 июля этого года. С 2014 года у ЦБ появляются дополнительные полномочия - требовать устранения этих несоответствий.

И какие наказания для банков за это могут предусматриваться?

Василий Поздышев: При необходимости ЦБ сможет применять к банкам меры надзорного воздействия, включая, например, замену руководителей банка или ограничение выплат им на срок до трех лет.

Если бы эти нормы уже действовали, многих бы пришлось наказать?

Василий Поздышев: Пока мы только начинаем делать оценку ситуации в банках.

В Госдуме рассматривается проект закона, который даст банкам право страховать риски по ипотечным залогам. Это скажется на стоимости ипотеки?

Василий Поздышев: Банкам и сейчас никто не запрещает страховать любые свои риски, в том числе и риски, связанные с залогами. Этот законопроект упорядочивает вопросы страхования рисков, связанных с ипотекой. Уже хорошо, что сейчас речь идет о добровольном, а не об обязательном страховании (такое предложение было на ранних стадиях обсуждения).

Новшество заключается в специфическом виде риска - страхование риска того, что стоимость залога будет недостаточна для покрытия кредита (то есть риска падения цены на недвижимость). И здесь еще есть вопросы. Первый - у кого банки будут в массовом порядке покупать эту страховку и выдержит ли сам страхователь обесценение залогов? Ведь страховая компания тоже может просчитаться и разориться точно так же, как и банк.

Но у нас есть достаточно крупные страховые компании...

Василий Поздышев: Только страхование именно такого риска в России ранее не осуществлялось. Если нет массивов данных, то чрезвычайно трудно сделать тарификацию, то есть определить корректную стоимость страховки, которая покроет риски. А риск, связанный со стоимостью недвижимости (т.е. залога), - очень сложный риск, там очень много нюансов, начиная от того, кто и как делает оценку залога, и заканчивая макроэкономикой.

А второй вопрос?

Василий Поздышев: Кто за эту страховку будет платить? Ее будут покупать банки у страховых компаний, и, скорее всего, они переложат ее стоимость на заемщиков, то есть включат в стоимость кредита. Пока нет уверенности, что стоимость ипотеки с применением такого инструмента снизится. Поэтому начинать надо осторожно, на добровольной основе, и посмотреть, будет ли этот финансовый продукт востребован банками и населением и сколько за покрытие этих рисков надо будет заплатить.

Государство никак не может подогреть ипотечный рынок?

Василий Поздышев: Наша ипотека изначально развивалась на основе только рыночных инструментов. В то время как во многих странах при запуске ипотеки (это было еще в послевоенные годы) применялись в том числе и нерыночные (государственные) механизмы и структуры, которые выдавали населению кредиты, дотации, страховки, гарантии. Только лет через 15-20 своей работы эти госагентства перешли на рыночные рельсы. Такие инструменты есть до сих пор. Например, в Казахстане используют старый немецкий опыт. Там населению предлагается следующий вариант: льготная ставка по ипотеке при условии, что получатель кредита накапливает средства первоначального взноса на депозите в госбанке под низкие проценты. Скажем, вы кладете определенную сумму на депозит под два процента годовых, затем, по истечении нескольких лет, там же получаете ипотеку под пять процентов годовых. Хорошо работает.

У нас есть смысл использовать такой опыт?

Василий Поздышев: Если невидимые руки Адама Смита, то есть рынок, проблему жилья не решает, можно попробовать и такой способ. Но даже и без такой альтернативы постепенно, со снижением инфляции, ставки по ипотеке должны пойти вниз. Просто это небыстрый процесс. Обычно ипотека начинает бурно развиваться, когда ставки по ней преодолевают психологический рубеж двузначности, нам немного до него осталось. При таргетируемом уровне инфляции в 5 процентов ставки по ипотеке в 8 процентов годовых вполне возможны.

Шла речь о том, что ЦБ могут отойти от Роспотребнадзора полномочия по защите граждан. Как вам такая идея?

Василий Поздышев: Предложение отражено в законопроекте о потребкредитовании, принятом в первом чтении Госдумой. Там на самом деле предлагается, чтобы полномочия по защите прав потребителя были одновременно у двух органов - Роспотребнадзора и ЦБ. Это, на наш взгляд, не совсем правильно. Во-первых, если уж наделять два органа одними и теми же полномочиями, надо четко прописывать регламент их взаимодействия. Иначе будет "у семи нянек дитя без глаза".

Ну это поправимо, можно и прописать...

Василий Поздышев: Есть еще один, более существенный момент. Дело в том, что ЦБ все-таки решает задачи по стабильности финансовых организаций, их устойчивости. В то же время защита интересов клиентов банков может вызвать в том числе и неустойчивость финансовых организаций. Поэтому совмещение двух функций - защиты потребителя от банков и поддержания устойчивости банков, может привести к конфликту интересов. Так что правильнее сохранить функции по защите клиентов банков за Роспотребнадзором. Права потребителя должны защищаться одинаково, независимо от того, какие продукты и услуги он потребляет - финансовые или нефинансовые. А для досудебного решения спорных вопросов между гражданами и банками, как вы знаете, создается еще один институт - институт финансового омбудсмена. Потом, если проблема не решена, всегда остается судебная инстанция. Регулятор в этой уже довольно сложной системе защиты прав потребителя будет уже не третьим, а "четвертым лишним".

Так и сказал

Ставки процента по ипотеке, на которых все фокусируются, не первичная проблема, а все-таки вторичная. Первый вопрос в решении проблемы жилья для населения - это соотношение цены квадратного метра и заработной платы (дохода). Второй - в соотношении ежемесячных доходов и расходов населения, то есть в его возможности сберегать (накопить на первоначальный взнос и выплачивать за его покупку частями). Они должны быть такими, чтобы человек, имеющий среднюю зарплату, мог за 10-15 лет рассрочки выплатить стоимость квартиры в 70-80 квадратных метров. Люди не могут позволить себе купить жилье не только потому, что ставка высокая, а потому, что кредит надо брать большой. А кредит большой потому, что жилье стоит дорого и сбережений нет.

Последние новости