Новости

13.08.2013 00:45
Рубрика: Экономика

С гарантией и недорого

Правительство и Банк России разрабатывают меры, которые позволят снизить стоимость займов для бизнеса. Речь идет о системе мер, направленных на развитие кредитования, стимулирование малого и среднего бизнеса и повышение темпов роста экономики. Банк России выдвигает предложения, которые касаются его зоны ответственности по нескольким направлениям.

Это денежно-кредитная политика, где прежде всего важно снижение инфляции, потому что ее уровень является основным фактором в стоимости ресурсов для предприятий реального сектора.

Еще один момент касается расширения перечня инструментов рефинансирования банков. Обсуждается возможность закладывать в Банк России кредиты, обеспеченные госгарантиями; рефинансирование под плавающие ставки на срок до года и под залог ценных бумаг, обеспеченных кредитами малому и среднему бизнесу. Еще одним из направлений является снижение издержек банков. К таким предложениям относится сокращение сроков хранения архивов и расширение возможностей хранить документы в электронном виде. Еще одно - обеспечение полноты и корректности информации в бюро кредитных историй. Следующее важное направление работы - изменение залогового законодательства: облегчение условий реализации залога, создание базы данных заложенного движимого имущества и введение банковских счетов нового вида - залоговых счетов, с которых банки могли бы беспрепятственно списывать средства должников. Наконец, рассматриваются и предлагаются меры, которые могут упростить кредиты для малого и среднего бизнеса с точки зрения регулирования. Например, изменения в положение 254-П. Оно обязывает банки с января 2014 года дополнительно проверять заемщиков на реальность или нереальность их деятельности. И в зависимости от этой оценки формировать резервы на возможные потери по ссудам.

Но малый бизнес от такой оценки и резервов будет почти полностью избавлен путем прямого исключения из этой процедуры индивидуальных частных предпринимателей и кредитов, которые не превышают 10 миллионов рублей. Более 90% кредитов малому бизнесу укладываются в эту сумму. Такая мера во многом снимет административную нагрузку с банков, кредитующих малые предприятия.

- В этом положении также предусмотрены послабления при рефинансировании кредитов. Поясните, в чем там дело?

Василий Поздышев, директор департамента банковского регулирования Банка России: Вступает в силу изменение, которое касается оценки ссуды, направленной на рефинансирование уже имеющегося кредита.

Ранее (по причине финансового кризиса) необходимость перекредитовки была вызвана, как правило, плохим финансовым состоянием заемщика. Но в условиях снижающихся ставок перекредитовка - совершенно нормальное и даже иногда позитивное явление. Скажем, изначально инвестиционный кредит, выданный на три или пять лет, может быть дорогим по причине высоких рисков и срочности. Но потом, когда прошла первая, самая трудная инвестиционная фаза - дом уже построен, квартиры в нем продаются или завод начал производить первую продукцию, - риски снижаются. И тогда клиенту может быть выгодно за счет более дешевых заемных средств вернуть первоначальный кредит.

Новая версия 254-П это учитывает, позволяя банку самостоятельно принять решение по оценке ссуды, выданной или ушедшей на рефинансирование в зависимости от ситуации и качества клиента.

- Один из способов снизить ставки по кредитам малому и среднему бизнесу - это предоставление гарантий. Но предприниматели жалуются: кредиты, имеющие гарантию муниципальных властей, относятся ко второй категории риска. И предлагают приравнять их к кредитам, имеющим госгарантию.

Поздышев: Ну, во-первых, кредит второй категории качества - это очень даже хорошо (под него можно создавать резервы от 1%, что очень мало). Лучше таких кредитов только активы первой категории, под которые резервы разрешается совсем не создавать, то есть вероятность потерь по таким кредитам нулевая.

Если смотреть на эту ситуацию серьезно, то тут речь должна идти о качестве обеспечения: одно дело, когда на покрытие рисков по кредиту выдается госгарантия (их количество, объемы и использование жестко контролируются министерством финансов). Всем понятно, что если заемщик не выплатит ссуду, государство этот риск покроет. И совершенно другое дело, когда гарантия выдана, например, муниципалитетом (который сам как-то управляет своими финансами) или муниципальным гарантийным фондом, за которыми никто особо не наблюдает, у которых нет ограничений ни на выдачу гарантий, ни на возможность заимствовать средства. Объективно две эти гарантии - две большие разницы.

Чтобы повысить доверие к муниципальным и иным гарантиям, надо устанавливать более жесткие правила работы таких фондов, вводить контроль за их работой, а также контроль над самими гарантиями. Не забывайте еще и о том, что на российском рынке немало фиктивных гарантий, как фондов, так и банков. То есть сначала надо навести в этой области больше порядка и контроля, а потом уже учитывать это в регулировании. В противном случае мы можем привнести в банковскую систему непокрытые риски.

- Банковское сообщество настаивает, чтобы максимальный срок рефинансирования был увеличен с года до трех, а то и пяти лет. Вы готовы пойти навстречу этим пожеланиям?

Поздышев: Ведь если дать много долгосрочной ликвидности в банковскую систему - не факт, что эти деньги будут направлены только на заявленные цели. Могут пойти в спекулятивные операции и надуть биржевой пузырь, а могут и совсем уйти из страны. К сожалению, контроль над использованием средств пока не самая сильная сторона нашей экономики.

Что же касается крупных долгосрочных инфраструктурных проектов, для их финансирования существуют специальные организации - Внешэкономбанк, МСП Банк, международные банки развития. Они могут финансировать, софинансировать и рефинансировать проекты и на три, и на пять, и на десять лет.

В то же время работа над расширением инструментов рефинансирования, пересмотром ломбардного списка ЦБ для включения в залоги новых активов ведется постоянно. В принципе очень хорошо, что после двухлетних дискуссий о ставке рефинансирования все перешли к разговору о стоимости реальных инструментов, которые используются для предоставления банкам ликвидности со стороны ЦБ.

- ЦБ долго вел борьбу с банкирами, кредитующими свои проекты. Успехи есть?

Поздышев: Возможность ограничивать операции банков со связанными сторонами - второй важный элемент закона. Кредитование проектов собственников за счет средств населения до сих пор является для российских банков одним из основных рисков. Закон закрепляет новый норматив, который ограничивает сделки банков со связанными сторонами 20 процентами капитала банка. Это требование вступит в силу с 1 января 2015 года.

- Человек владеет банком и не может профинансировать собственный проект? Что же ему, идти к "чужому дяде"?

Поздышев: Не обязательно идти к чужому дяде. Мы допускаем, что банк может кредитовать проекты, которые находятся на его собственном балансе. И с точки зрения рисков это лучше, чем кредитование проекта собственника, стоящего в стороне, потому что на "посторонний" проект банк никак воздействовать не может. Постановка такого актива на баланс снижает риски потерь вкладчиков при банкротстве банков. Сейчас при подобном исходе прокредитованные активы собственников и родственников, как и все прочие, в общую конкурсную, как правило, не попадают. В новой конфигурации они уже будут стоять на балансе банка. Значит, такие активы могут быть выставлены на продажу, и потом за их счет будут производиться выплаты кредиторам и вкладчикам, средствами которых эти проекты и финансировались. Это важно, потому что, принимая решение о выдаче кредита себе самому, собственник рискует не только собственными деньгами, но на 90% - деньгами кредиторов и вкладчиков.

- Связанные стороны - это кто?

Поздышев: Собственники банков, топ-менеджеры, родственники тех и других.

- У ЦБ не будет сложностей с выявлением связанности?

Поздышев: Страна у нас непростая, поэтому сложности, конечно, будут.

Чтобы сложностей было меньше, надо максимально четко прописать признаки связанности, привязав их к определениям связанных лиц, используемых международными стандартами финансовой отчетности. Одновременно Банку России дается право профессионального суждения на выявление связанности. То есть уполномоченные сотрудники ЦБ смогут давать определение связанности не только по формальным признакам, а исходя из содержательного характера сделок.

- После истории с Кипром много говорили о том, как сделать, чтобы ушедшие туда капиталы вернулись на родину...

Поздышев: Российские инвесторы под влиянием этой ситуации действительно могут пересмотреть свою позицию. Кипр стал прецедентом, а недавно властями ЕС принято решение, предусматривающее, что с 2018 года при возникновении сложностей в банках другие европейские страны тоже могут применять "стрижку депозитов". Это будет подталкивать наших обеспеченных соотечественников к тому, чтобы подумать об иных местах хранения своих средств. Будет ли это Россия? Пока рано говорить об этом.

- Пока ваш теперь уже бывший начальник министр экономразвития Алексей Улюкаев повышает прогноз по оттоку капитала - 50 млрд долларов. Почему? Банки у нас хорошие, налоги низкие, а деньги не идут...

Поздышев: Дело в том, что финансовая система - это всего-навсего посредник. Она мало влияет на отношение инвесторов к самой стране инвестиций. Так же, как в конечном счете и налоги. Вот все мы долгое время, говоря о привлечении инвестиций, останавливались на налоговых аспектах. Сейчас наше налогообложение - доходов физических лиц в виде дивидендов - достаточно льготное, налоговая нагрузка не выше английской, французской и даже некоторых европейских офшоров, например Герцогства Люксембург. Но поток инвестиций по-прежнему идет от нас к ним. Вывод напрашивается следующий - дело не в налогообложении, или не только в нем.

Первое условие - это возможность легко осуществлять бизнес-проекты. У нас пока построить, например, завод (сразу скажу, что в понимании западного частного инвестора "завод" - это для нас, привыкших измерять производство еще советскими масштабами, скорее "цех") и дороже, и дольше, чем, например, в США или в Канаде. Высоки административные издержки. А для бизнеса это очень важно. В динамичном и высококонкурентном современном мире бизнесу как никогда нужно четкое понимание сроков реализации, поставок, строительства, получения всяких разрешений. Значит, от налоговых аспектов надо переходить к административным.

Второе - надо развивать конкурентную инфраструктуру (транспорт, логистика, энергетика). Завод будет построен там, где есть "все удобства" (и недорого) для масштабного производства, хранения и доставки продукции в страны-потребители.

Ну и последнее - механизм принятия решений об инвестировании в страну примерно такой же, как механизм принятия опытным вкладчиком решения об открытии крупного депозита в одном банке или в каком-то другом. Опытный вкладчик, у которого много денег, не будет стремиться получить максимальную ставку, положив их в банк, обещающий самые высокие проценты. Для него главное - сохранность уже заработанных средств. Так же и опытный инвестор. Даже если ему даются налоговые бонусы, но он понимает, что есть вероятность потери всего, то перевесит стремление сохранить средства. Поэтому к нам по-прежнему приходят только "излишки" средств иностранных инвестиционных фондов (которые они готовы потерять), а основные инвестиции идут в те юрисдикции (этот термин не зря используется в мире инвестиционного банкинга), где правоохранительная и судебная системы гарантируют инвесторам их права.

Экономика Бизнес Малый бизнес Правительство Госфонды и контрольные органы Центральный банк Господдержка малого бизнеса
Добавьте RG.RU 
в избранные источники