Новости

23.08.2013 00:51
Рубрика: Власть

Армия спасения

Военное ведомство не намерено поглощать МЧС
Министерство обороны официально опровергло информацию, что оно якобы выступило с инициативой взять под опеку министерство по чрезвычайным ситуациям. При этом армия и дальше будет подключаться к борьбе со стихией, какие-то особые полномочия ей для этого не нужны.

Дело в том, что накануне в СМИ появилась информация, будто бы руководство страны обсуждает вопрос о реорганизации МЧС и переподчинении ведомства министерству обороны на правах, скажем, подведомственной службы.

Журналисты поясняли, мол, на Дальнем Востоке в бой против паводка брошены большие армейские силы, а у МЧС просто нет таких мощностей, чтобы противостоять стихии и ликвидировать ее последствия сразу в пяти субъектах Дальневосточного округа. Зато у армии сил хватит и не на такое.

Сообщения звучали тем более убедительней, что нынешний министр обороны России Сергей Шойгу фактически и создал министерство по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий. Еще в апреле 1991 года он возглавил Российский корпус спасателей, который через несколько месяцев был преобразован в Государственный комитет РСФСР по чрезвычайным ситуациям, превратившийся в конечном счете в спасательное министерство. Именно под руководством Сергея Шойгу МЧС России стала эффективной и уважаемой в народе структурой. Может быть он, по старой памяти, решил вернуться к старой работе, так сказать, по совместительству?

Однако в министерстве обороны сообщили, что новость вызвала удивление, в том смысле, что о подобной инициативе даже не слышали. А привлечение войск к борьбе со стихии не повод отдавать спасателей под команду военных.

"Воинские части и подразделения Вооруженных сил Российской Федерации никогда не оставались безучастными при возникновении масштабных стихийных бедствий или чрезвычайных ситуаций и одними из первых приходили на помощь населению пострадавших регионов", рассказывают в управлении пресс-службы и информации Минобороны России.

Например, в ведомстве напомнили, что в 1972 году при борьбе с горевшими торфяниками в центральной части страны именно армейские силы в составе около 120 тысяч военнослужащих во многом сыграли решающую роль в локализации и ликвидации пожаров в тесном взаимодействии с местным населением и пожарными подразделениями, численность которых (около 8 тысяч) не позволяла им оперативно справиться с огненной стихией.

Правда некоторые эксперты, например, зампред комитета Госдумы по обороне Франц Клинцевич увидел определенную логику в возможном слиянии Минобороны и МЧС. Другие аналитики, в свою очередь, обратили внимание, что функции спасательного ведомства гораздо шире, чем борьба с масштабной стихии или организация гражданской обороны. В МЧС входит, например, пожарная охрана, включающая и государственный пожарный надзор. Есть смысл замыкать пожарных инспекторов на военное ведомство? Или что делать с государственной инспекцией по маломерным судам, ныне входящую в МЧС? Должно ли и ее курировать Минобороны при возможном слиянии?

ОПРОС "РГ"
Армия Власть Безопасность Армия Правительство Минобороны Правительство МЧС Наводнение на Дальнем Востоке