Новости

23.08.2013 13:03
Рубрика: Происшествия

Солодкин перешел на тюремный жаргон

Текст: Нина Рузанова (Новосибирск)
Бывший вице-мэр Новосибирска Александр Солодкин, обвиняемый в участии в "труновском" преступном сообществе, назвал камеру в СИЗО "пресс-хатой", помещение в которую вызывает тягу к самоубийствам. Резкую реакцию у экс-чиновника вызвал допрос свидетеля обвинения - бывшего оперативника СИЗО №1 Алексея Зелепукина, который вел "внутрикамерную разработку" одного из членов ОПС.

23 августа в Новосибирском областном суде после полуторамесячного перерыва возобновился процесс по делу предполагаемых участников "труновского" преступного сообщества - вице-мэра Новосибирска Александра Солодкина, его отца Александра Солодкина-старшего и бывшего замначальника областного УФСКН Андрея Андреева. Был допрошен дополнительный свидетель обвинения - Алексей Зелепукин. Его показания были направлены против экс-силовика Андрея Андреева, обвиняемого в превышении должностных полномочий.

Как сообщил свидетель, в 2002-2009 годах он служил оперуполномоченным в СИЗО №1 Новосибирска. В июне 2006 года в СИЗО был водворен подозреваемый в особо тяжких преступлениях Анатолий Радченко, и Алексею Зелепукину была поручена так называемая "внутрикамерная разработка" подозреваемого. Напомним, по данным следствия, Анатолий Радченко в "труновском" ОПС руководил бандой киллеров, в 2006-м он провел в СИЗО несколько месяцев и был выпущен на свободу, сейчас находится в международном розыске.

С Анатолием Радченко оперативнику Алексею Зелепукину тогда удалось поработать всего пару дней. На третий день его вызвал начальник СИЗО Игорь Доцяк и высказал претензии: впервые задержанный Анатолий Радченко был помещен в одну камеру с ранее судимыми, что не допускается. За это оперуполномоченный получил выговор. "Я действительно нарушил закон", - признал на допросе Алексей Зелепукин.

Почему оперативник пошел на нарушение, предположил бывший вице-мэр Новосибирска Александр Солодкин, назвав камеру с рецидивистами "пресс-хатой", попав в которую, Анатолий Радченко предпринял несколько попыток самоубийства. О "галлюцинациях", психической неуравновешенности Анатолия Радченко и попытках суицида рассказал суду и свидетель: по его словам, уже в другой камере СИЗО Радченко резал себе вены и пытался повеситься.

Однако смысл показаний свидетеля Зелепукина был не в этих кровавых подробностях. Главное, что претензии у начальства к оперативнику появились после того, как в кабинете Игоря Доцяка побывал Андрей Андреев - Зелепукин видел, как Андреев вышел из приемной. О чем они говорили, оперативник не знает, однако сразу после визита Андреева начальник устроил ему разнос, а вечером того же дня Анатолий Радченко был "поднят" из камеры в кабинет Игоря Доцяка и провел там, беседуя с начальником СИЗО, не менее трех часов. Любопытно, что Андрея Андреева как "человека, который приходил к начальству" оперативник опознал спустя четыре с лишним года, в ноябре 2010-го, когда по телевизору стали крутить сюжеты о задержании силовика и его возможной причастности к ОПС.

По данным следствия, в 2006 году Андрей Андреев передал Анатолию Радченко запрещенные в СИЗО предметы, в том числе сотовый телефон. Однако сам подсудимый это категорически отрицает: по его словам, он вообще не приходил в изолятор с этой целью, и в этом учреждении нет ни одного регистрационного документа, где его визит был бы зафиксирован.

Задав вопросы Алексею Зелепукину, Андрей Андреев обратился к суду - по его мнению, свидетель рассказал о многочисленных нарушениях закона ("это превышение должностных полномочий в чистом виде"), которые допускал и сам Зелепукин, и его начальство, и виновные должны быть привлечены к ответственности. "Прокуратура не реагирует, давайте мы будем реагировать!" - сказал Андрей Андреев судье, видимо, забыв сгоряча, что пока лишен возможности бороться с нарушителями закона.

Происшествия Правосудие Суд Филиалы РГ Сибирь СФО Новосибирская область Новосибирск Дело вице-мэра Новосибирска