Новости

27.08.2013 00:30
Рубрика: Экономика

Доход, которого не было

Налог на прибыль с прощенного долга начислять нельзя
Текст: Александр Долгобородов (директор департамента налогового и правового консалтинга компании "Объединенные консультанты ФДП")
Компания не исполнила обязательства по договору займа, заключенному с министерством финансов одного из регионов, что послужило основанием для обращения последнего в суд. Естественно, договором была предусмотрена ответственность за несвоевременный возврат займа и процентов в виде уплаты неустойки за каждый день просрочки. Однако в арбитражном суде стороны примирились и заключили мировое соглашение, согласно которому региональное ведомство отказывается от заявленных требований в части взыскания процентов за пользование займом и неустойки, начисленной за просрочку возврата займа и уплаты процентов, а компания обязуется вернуть сумму основного долга в четко определенные сроки.

Но настолько благополучно разрешенный для бизнеса спор, естественно, не мог не иметь неприятных последствий. И вот закончилась камеральная налоговая проверка по налогу на прибыль за период, в котором было заключено мировое соглашение. И по результатам этой проверки принято решение о доначислении компании 270 млн руб. налога на прибыль. Основанием для такого решения послужила норма п. 18 ст. 250 Налогового кодекса РФ, согласно которой суммы кредиторской задолженности, списанные в связи с истечением срока исковой давности или по другим основаниям, признаются внереализационным доходом. Мировое соглашение было расценено инспекцией как признание бизнесом обязанности по уплате процентов за пользование займом и неустойки, начисленной за просрочку возврата займа и уплаты процентов, и прощение кредитором долга в части этих требований. Эта оценка явилась основанием для вывода о получении обществом внереализационного дохода, который не был учтен при исчислении налога на прибыль.

Компания, посчитав такое решение абсурдным, обратилась в арбитражный суд. Решение инспекции признано недействительным. Суд первой инстанции исходил из того, что отказ кредитора от требований по взысканию процентов за пользование займом и неустойки, включенный в мировое соглашение в качестве условия, не может быть квалифицирован как прощение долга кредитором при отсутствии признания этого долга заемщиком, либо подтверждения соответствующей обязанности вступившим в законную силу решением суда. Более того, как установлено судом, компания при рассмотрении дела о взыскании задолженности исковые требования минфина не признавала, указывала как на необоснованность, так и на чрезмерность взыскиваемой неустойки (превышение ее размера над суммой основного долга более чем в 40 раз), ссылалась на пропуск срока исковой давности.

Однако суды апелляционной и кассационной инстанций такую позицию не поддержали - решение суда первой инстанции было отменено, компании отказано в удовлетворении заявленного требования. По мнению судов, заключив мировые соглашения с условием отказа кредитора от взыскания спорных сумм, компания тем самым согласилась с прощением долга в этой части и, как следствие, признало наличие указанной задолженности.

Но компания не отчаялась и обратилась в Высший арбитражный суд. И пока хотя бы предположительно, но получила поддержку в виде Определения о пересмотре указанных судебных актов. Определение содержит абсолютно логичные и потому неоспоримо обоснованные выводы о том, что нельзя рассматривать в качестве налогооблагаемого дохода не взысканные с должника суммы в случае заключения им мирового соглашения с кредитором. Вот в чем конкретная правоприменительная ценность данных выводов.

Во-первых, сам факт заключения мирового соглашения, в котором кредитор отказывается от изначально заявленных требований, не означает, что он простил долг, а должник его признал. Поскольку мировое соглашение является процессуальным способом урегулирования спора, направленным на примирение сторон на взаимоприемлемых условиях, достигаемым на основе взаимных уступок. Такой вывод действительно заслуживает особого уважения - очень профессионально через процессуальную норму всем "запутавшимся" напомнили, что диспозитивная воля сторон гражданско-правовых отношений первична, а налогообложение результатов таких взаимоотношений уже следствие, а не наоборот.

Во-вторых, заявление кредитором имущественного требования и отказ от него не является достаточным доказательством для вывода о наличии у компании внереализационного дохода в виде сумм обязательств перед кредиторами, списанных в связи с заключением мирового соглашения. Что абсолютно соответствует справедливости налогообложения. Ведь по логике судов, чьи акты направлены на пересмотр, получается, что можно заявить абсолютно абсурдные и необоснованные имущественные требования, но потом, уговорив якобы должника на мировое соглашение, подвести его под уплату налога с дохода, которого у него нет и никогда не было. И, в-третьих, пожалуй, самый значимый момент. В определении сказано: "Налогоплательщик, предпринявший меры к урегулированию взаимных требований путем достижения мирового соглашения при разбирательстве дела в суде, не может быть поставлен в худшее положение, нежели налогоплательщик, указанных мер не предпринимавший". Действительно, если бы стороны не пришли к мировому соглашению, то спор был бы рассмотрен по существу заявленных требований, и тогда требования были либо удовлетворены полностью, либо частично, либо вообще не удовлетворены. И соответственно, должник налог бы не платил вообще, так как ни в одном из этих случаев доход не возник.

Определением ВАС дело передано в Президиум ВАС для пересмотра в порядке надзора судебных актов, которыми поддержана позиция налогового органа о необходимости уплаты налога на прибыль с сумм прощенного долга при заключении мирового соглашения. Хочется надеяться, что оно будет поддержано и тем самым внесена ясность в процедуру налогообложения доходов.

Экономика Финансы Налоги
Добавьте RG.RU 
в избранные источники