Новости

29.08.2013 11:05
Рубрика: Экономика

Битва за боевые

Вдовы офицеров добиваются положенных выплат через суд
Жена погибшего "при исполнении" офицера МВД из Липецкой области доказала, что вместе с детьми имеет право на прибавку к пенсии по потере кормильца: муж был ветераном боевых действий. Для региона это судебное решение стало прецедентным.

Наша газета не раз рассказывала о том, как члены семей погибших военнослужащих отстаивают пенсионные права, не признаваемые некоторыми силовыми ведомствами. Проблема актуальна для всей страны. Позиция органов, от которых зависит исчисление выплат, тверда: если суд истолкует федеральный закон (N 4468-1 от 12 февраля 1993 года, в последующих редакциях) в вашу пользу - получайте деньги, но имейте в виду, что приговор мы будем обжаловать. Затевать заведомо долгую и изматывающую тяжбу люди без юридического образования обычно не решаются. Услуги адвокатов дороги, о возможности прибегнуть к помощи общественников знают не все (да соответствующие региональные организации и не везде имеются). Поэтому каждая победа родителей или вдов - событие.

При исполнении

Судебная история Ирины Князевой из липецкого райцентра Грязи началась также с публикации в "РГ". Речь шла о воронежских вдовах военнослужащих, которые подали целую серию исков о признании их права на выплаты по статье 45 упомянутого ФЗ N 4468-1 "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел... и их семей". Закон предусматривает для родителей, вдов и несовершеннолетних детей силовиков увеличение пенсии по случаю потери кормильца по ряду оснований. Если погибший был участником боевых действий, прибавка, согласно пункту "г" статьи 45, составляет 32 процента расчетного размера этой пенсии, что сегодня эквивалентно 1200 рублям.

- Я подумала, почему бы не последовать их примеру. Мой муж Игорь Князев был майором милиции, служил оперуполномоченным в Грязинском РОВД. Дважды ездил в чеченские командировки, а погиб рядом с домом - исполняя служебные обязанности. В принципе, почти все положенные меры поддержки нам сразу назначили. Дети даже в Болгарии отдохнули по путевкам от УВД. Но "ветеранские" (или, как еще их называют вдовы, "боевые". - "РГ") за мужа - ветерана боевых действий ни я, ни дети не получали, - вспоминает Ирина. - В Воронеже женщин поддерживала военная прокуратура (потому что мужчины погибли в действующей армии) и областная общественная организация вдов погибших военнослужащих во главе с Верой Уваровой. Мне в военную прокуратуру обращаться не имело смысла, потому что выплаты должны были идти по линии МВД. Я узнала в редакции телефон Веры Николаевны, приехала посоветоваться, взяла образец искового заявления и пошла в суд сама. Там вынесли решение в мою пользу, сказав, что для Липецкой области это прецедент. Юристы из УВД были в шоке...

Идти до конца

...И подали кассационную жалобу в облсуд. Так получилось, что заседание в Липецке закончилось без Ирины. Вердикт ее поразил: дескать, право вдовы производно от права ветерана боевых действий, но истица якобы не предоставила доказательств того, что ее муж этим самым ветераном являлся. Женщина написала надзорную жалобу - отказали в рассмотрении. И предупредили, что если идти по инстанциям выше, вплоть до Верховного суда, шансы отменить решение областного крайне малы. Уж так сложилось. Ирина решила не останавливаться на полпути:

- Пошла в приемную президента, хотя понимала, что мой вопрос вне их компетенции, - хоть скажут, куда стучаться. Направили в прокуратуру, та вступилась - и вот, спустя два с лишним года, нам с детьми выплатили "ветеранские" за три последних года. На троих вышло около 150 тысяч рублей. Кому как, а для нас это значительная сумма. Сейчас, пока мне нет 50, увеличенную пенсию ежемесячно получает только младшая дочка. В сумме со всеми надбавками выходит около 8500 рублей - увы, несмотря на рост денежного довольствия полицейским, пенсии по потере кормильца остались на прежнем уровне.

Ради детей

Таких вдов, как она, в Грязях 15. На приеме в областном управлении МВД в канун профессионального праздника вопрос о "ветеранских" встает неизменно, столь же неизменен и ответ: только через суд. Теперь кивают на Князеву, та дает свой номер телефона тем, кто проявляет интерес. Но пока по ее стопам, кажется, никто не пошел.

Затевать долгую тяжбу люди обычно не решаются

- Когда дети взрослые, наверное, и не стоит игра свеч, все-таки много нервов эти суды отнимают. А я это делаю ради детей, - добавляет Ирина, которая надеется отстоять их права на компенсацию ущерба в связи с гибелью кормильца (цена вопроса - около ста тысяч рублей). - Парадокс: за "гражданских" погибших эти деньги выплачивают, а за тех, кто в погонах, нет. Вернее, все зависит от региона и судьи, который рассматривает иск. Мне на очередном заседании так и сказали: практика неоднозначная. Закон один, а практика его применения разная? В голове не укладывается. В Воронеже вдовы военнослужащих добивались решения в свою пользу. Мне же отказывают, аргументируя тем, что механизм возмещения ущерба не отработан. Когда женщина из Волгодонска с таким же делом дошла до Конституционного суда и выиграла, в постановлении содержалось обращение к нижестоящим судам - не лишайте вдов военных этой компенсации, несмотря на пресловутый "механизм". Но в регионах призыв, видимо, не приняли к сведению. Что ж, я тоже пойду до конца.

Добились справедливости

Выигрывать дела о повышении пенсий по случаю потери кормильца по пункту "г" статьи 45 закона РФ от 12.02.1993 N 4468-1 удавалось вдовам и родителям военнослужащих в разных концах России - в частности, во Владимире, Екатеринбурге и Пензе.

В 2013 году право на "ветеранскую" прибавку (32 процента) доказали и родители погибших военнослужащих в Тамбове - по коллективному иску, поданному московским фондом "Право Матери" в интересах нескольких семей погибших ветеранов боевых действий. В итоге областной военкомат выплатил по решению суда свыше 600 тысяч рублей. Ленинский райсуд Тамбова (судья - Алексей Копырюлин) удовлетворил требования истцов в три этапа. Сначала победу над системой праздновали родители Героя РФ Петра Яценко (погиб в 1999 году в бою под Гудермесом). Затем - семьи Алексея Смирнова (был убит 1 января 1995 года при штурме Грозного), Александра Сысоева (стал жертвой теракта в Моздоке 5 июня 2003-го) и Святослава Хворостова (застреленного в Чечне в 2001 году). И, наконец, родители ветеранов боевых действий, погибших в Чечне в 1996-м (Георгий Иноземцев), 2000-м (Михаил Зяблов, Константин Суровцев) и 2002-м (Александр Щербаков).

Аналогичный коллективный иск фонда был удовлетворен в самом начале года в Ярославле. Задолженность по "ветеранским" - всего более 636 тысяч рублей - выплатили матерям погибших в Чечне Александра Суйдимова (2000-й) и Олега Кулгина (1996-й), вдове убитого там же Евгения Тарасова (1996-й), а также вдовам и детям ветерана-"афганца" Виктора Коноплева (умер в 1983-м во время службы в Венгрии) и вертолетчика Льва Смирнова (погиб в 1995-м "при отражении чеченских террористов в г. Буденновске Ставропольского края").

Фонд "Право Матери"

Оказывает бесплатную юридическую помощь семьям погибших военнослужащих по вопросам, связанным с защитой потерпевших в результате уголовных и должностных преступлений в армии, компенсацией морального вреда и социальным обеспечением. Сайт: http://mright.hro.org/

Телефон для индивидуальных обращений: 8 (495) 606-05-81 (тел./факс) с 10 до 18 часов с понедельника по четверг (приём юристами фонда осуществляется строго по предварительной записи!).
Телефон для организаций: 8 (495) 606-88-94 (тел./факс) с 11 до 18 часов.

Комментарий

Анна Мукасеева, юрист фонда "Право Матери":

- Повышение пенсии по случаю потери кормильца, недополученное Ириной  Князевой, взыскано только за три предшествующих года: то есть к данным отношениям применен срок исковой давности. Возможно, в контексте данного дела это и было обоснованно (трудно однозначно сказать, не видя материалы дела). Однако в соответствии со ст. 58 Закона № 4468-1" О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ": "Сумма пенсии, начисленная пенсионеру из числа лиц, указанных в статье 1 настоящего Закона, и членов их семей, но не востребованная им своевременно, выплачивается за прошлое время, но не более чем за три года перед обращением за ее получением. Сумма пенсии, не полученная пенсионером своевременно по вине органа, назначающего или выплачивающего пенсию, выплачивается за прошлое время без ограничения каким-либо сроком".

Невыплата повышения пенсии произошла именно по вине органа, осуществляющего пенсионное обеспечение. Когда члены семьи погибшего ветерана обращаются за назначением пенсии, в документах, на основании которых назначается пенсия по случаю потери кормильца, имеются информация об участии военнослужащего в боевых действиях, - и это обязательно должно быть учтено сотрудниками пенсионного органа при оценке пенсионных прав. Никакого "востребования пенсии" происходить не должно.

На практике суд выносит решение о праве на повышение на основании тех же документов, что уже имелись в пенсионном деле на момент назначения пенсии. И, коль скоро суд признает, что истцы имели право на повышение, значит, назначение пенсии не в соответствующем статусу кормильца размере, произошло по вине органа, назначившего пенсию, что влечет за собой взыскание недополученных сумм с момента назначения пенсии в соответствии с Законом № 4468-1.

Фонд "Право Матери" проводит много аналогичных процессов, в том числе и по коллективным (более 20 истцов) искам, и ни по одному из них срок исковой давности не применялся.

Необходимо обратить внимание и еще на один момент: при обращении в суд с аналогичными исками членам семей погибших ветеранов боевых действий следует в обязательном порядке подготовить документы, подтверждающие непосредственное участие погибшего в боевых действиях. Только факт непосредственного участия в боевых действиях (а не просто факт командирования военнослужащего в Чечню!) наделяет, в соответствии со ст. 3 Закона "О ветеранах", военнослужащего статусом "ветеран боевых действий".